Шопоголики и общество потребления

В Чебоксарах молодожёны развелись на следующее утро после свадьбы: не поделили деньги из конвертов и имущество — сервиз, утюг, настенные часы и покрывало. Поругались, подрались. И наутро пошли разводиться. Эта история прекрасно иллюстрирует чудовищную болезнь современной цивилизации — неуемное потребление. Ею страдают и богатые, и бедные.

Фото: шопоголики потребления — интересные факты

Если деньги не радуют, значит, они не ваши

Модный психотерапевт доктор Курпатов как-то рассказал мне про свою девятнадцатилетнюю пациентку. Красавица модель познакомилась с респектабельным бизнесменом, и вскоре было всё: эксклюзивные бриллианты, коттедж на Рублёвке, яхта на Лазурном берегу и ящики шампанского «Кристель» по 25 тысяч долларов за бутылку.
Девушка забеременела и родила очаровательную дочку — но бизнесмен хотел сына. Кроме того, талия модели увеличилась на целых три сантиметра. Итог: мгновенный развод, «разводка» на всё имущество, двухкомнатная хрущёвка в качестве отступных, плюс букет из тяжёлых неврозов… Просто на Рублёвке принято менять жён раз в три года, и с точки зрения общества потребления это абсолютно нормально. Когда объект после эксплуатации лишается ряда своих физических и технических характеристик — вполне разумно заменить устаревший объект на новый, приобретённый из самого навороченного магазина.
Европейские и американские врачи бьют тревогу: избыточное потребление — тяжёлый медицинский диагноз. В той же Испании каждый десятый житель страны страдает патологической тягой к ненужным покупкам, что со временем способно развиться в психическое заболевание. «Страсть делать покупки вполне сопоставима с пристрастием к алкоголю и наркотикам и может иметь крайне негативные последствия для психического здоровья человека», — полагает профессор Гранадского университета, психиатр Франсиска Лопес.
Английские социологи подсчитали, что обычная жительница Британии отдаёт шопингу треть жизни. На одни сумки англичанки тратят за свою жизнь около 27000 фунтов. У каждой в среднем 17 сумок, а некоторые имеют и по 25, и по 50. На обувь у них уходит 55 тысяч фунтов, и девять из десяти покупают новую пару туфель каждый месяц.
Американские исследователи утверждают, что около 90 процентов женщин их страны в возрасте 30-40 лет страдают шопоголией — неумеренной страстью к покупкам.
Средний американец отводит на шопинг 60 часов в неделю (при этом на игры с детьми — четыре часа). Америка тратит на обувь, часы и драгоценности больше, чем на высшее образование! А 65 процентов студентов на вопрос о своём любимом занятии ответили однозначно: шопинг! в итоге уже создано более тысячи «финансовых психдиспансеров»: у шопоголиков изымают кредитки, а потом начинают усиленно лечить антидепрессантами и психотерапией…
Современный супермаркет — не менее дьявольское изобретение, чем рулетка. Вас приглашают посмотреть кино, пожевать с детьми попкорн, сделать маникюр в салоне красоты.
Разумеется, вы пойдёте что-то покупать. И здесь станете объектом изощрённых психологических манипуляций — об этом позаботились рекламщики, маркетологи, психологи. Как писал французский философ Жан Бодрийяр, покупателя ставят в ситуацию мнимого выбора, когда выбирать нужно между одинаковыми продуктами — например, пепси-колой и кока-колой.
Итог: превращение экс-человека в монстра, который жадно потребляет то, что ему навязано, и хочет ещё и ещё.

Бедность и порок

Вопрос, сколько добра человеку надо — с большой бородой. Ещё в раннем Средневековье на эту тему проводились тысячи диспутов и писались тысячи трактатов.
Средневековые мыслители относились к богатству очень осторожно, ведь у Матфея ясно сказано: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие». Первые люди, будучи безгрешными и непосредственно общаясь с Богом, никакой собственности не знали. И появилась она только в результате грехопадения.
То есть частная собственность — результат несовершенства людей, следствие первородного греха. По Божьим установлениям все вещи — общие. Христос не имел никакого имущества и жил в полной бедности, этому примеру следовали и его ученики. Он призывал не заботиться о пище и одежде и жить, как «птицы небесные, которые не сеют, не жнут, не собирают в житницы».
Средневековый праведник мыслился бедным, поскольку имущество отвлекает от забот по спасению души. «Презирай земные богатства, дабы ты мог приобрести небесные», — говорил Бернард Клервосский. «Первое, основное условие для достижения совершенной любви — добровольная нищета», — учил Фома Аквинский.
Нести ношу добровольной бедности доверялось монахам, которые своим поведением должны были спасать и всех остальных. Бенедектинцы, например, не только не имели права владеть каким-то имуществом, им даже запрещалось употреблять слова «мой» и «твой» — а только «наш». Множество копий ломалось в спорах, может ли монах смотреть на члены своего тела как на свою личную собственность, или он должен говорить «наш язык», — наша рука», «наша голова»… В орденах францисканцев и доминиканцев запрещена была не только личная, но и общая собственность. Монахи существовали только за счёт милостыни.
А обычный человек должен владеть только тем, что ему действительно необходимо для удовлетворения своих нужд. Блаженный Августин учил: «Обладающий излишним владеет чужим имуществом». Сам Христос обращался к богатому юноше: «Если хочешь быть совершенным, пойди продай имение твое и раздай нищим». Однако Церковь не требовала от мирян буквального соответствия идеалу евангельской бедности. Климент Александрийский, рассуждая на тему, какой богач может спастись, говорил по поводу слов Христа: смысл не в том, чтобы бросить имущество и освободиться от богатства, главное — устранить из души неверные мнения относительно богатства, жадность и стремление к нему. А бросать имущество не следует, поскольку оно полезно ближнему и с его помощью можно совершить благие дела.

На правах антирекламы

Средневековым гражданам было гораздо проще. В отсутствие телевидения, радио и газет они шли в церковь.
Современные проповеди — это рекламные ролики. Переключаю каналы и слушаю через каждые пятнадцать минут: «Каждая женщина мечтает модно одеваться и хорошо готовить. Каждый мужчина мечтает посмотреть хороший фильм и вкусно поесть».
Неужели вам не приходит в голову, что мужчина, мечтающий только о таких вещах — это дебил, место которого в психиатрической клинике? А подобная женщина — это просто бессмысленное существо женского пола, которое нужно принудительно оградить от деторождения?
А вот девушка, которой необходим объём волос двадцать четыре часа в сутки. Рука Бога протягивает ей бутылочку с шампунем. Девица в меру кокетничает, но шампунь принимает. Есть объём! Да уж. Иисус страдал на кресте, принимая людские грехи на себя, именно ради того, чтобы эта красавица круглые сутки сохраняла объём волос.
А вот огромный плакат уважаемой ювелирной фирмы. Строгая девица грозит кому-то пальчиком, показывая на бриллиантовое колье. И гениальный призыв: «Любишь — докажи!». Но это ведь полный бред: как можно доказывать величайшее чувство горсткой блестящих побрякушек?
Реклама прекрасно отражает неизлечимую болезнь современного общества — неуемное потребление и потерю веры.
В самых благополучных странах чудовищными темпами растёт число самоубийств. Уходят все — люмпены и миллионеры, длинноногие и коротышки, старики и девственницы, — потому что не понимают, зачем жить. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, уже очень скоро депрессия выйдет на первое место среди заболеваний, обогнав и рак, и СПИД, и сердечные болезни.
А что такое депрессия? Жизнь теряет смысл. Бога нет. А ещё один остров, джип, ещё дюжина костюмов, ящик пива — и что дальше?
Современная желудочно-кишечная цивилизация — это безмозглый, вечно голодный удав, который пожирает всё, что попадается ему на дороге. И, пережрав, неизбежно лопается. Так ему, этому удаву, и надо.

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2010 года
Рубрика: Мир, в котором мы живём
Автор: Михаил Болотовский

Метки: вещи, Тайны 20 века, болезнь, психика, общество, патология, покупка, потребление, шопоголик



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —