Летом 1889 года изысканная парижская публика валом валила в один из русских павильонов на Всемирной выставке, где стремительно раскупала ярко-красные ситцевые платки и шали фабриканта Асафа Ивановича Баранова с уникальным рисунком. Такой ажиотаж был неслучаен — его кумачовая ткань получила Гран-при, оставив далеко позади своих зарубежных конкурентов. Хотя ещё несколько десятилетий назад на родине, в Российской империи, вокруг барановских ситцев кипели нешуточные страсти.

Кумачовые ситцы Барановской манафактуры

Барановские ситцы - история кумачовой ткани

«Собачьей кровью крашены!»

С тех пор как бабы начали Рядиться в ситцы красные, — Леса не подымаются, А хлеба хоть не сей! «А ситцы те французские — Собачьей кровью крашеные — такое обвинение в адрес продукции купца Баранова бросает бойкая старушка в знаменитой поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо», укоряя её во всех бедах земли русской и выражая точку зрения определённой части общества. Хотя, увы, сталкиваться с непониманием во все времена приходилось многим новаторам, а таковым и стал Фёдор Баранов, предприимчивый владелец красильни в городе Александрове Владимирской губернии. Испокон веков на Руси кумачовый цвет был одним из самых любимых в народе, ведь недаром же слово «красный» всегда было синонимом слова «красивый». Вот только ткани и наряды столь желанной расцветки долгое время были прерогативой исключительно людей состоятельных. Ведь для окрашивания материи в нужные потребителю оттенки использовался французский крапп — экстракт корней растения марены красильной, что растёт исключительно в тёплых странах. А секрет технологии его изготовления ещё в XVII веке освоили соотечественники бравых мушкетёров и не спешили делиться им с зарубежными коллегами. Потому сей краситель стоил в России баснословных денег, да и доставлять его к месту использования следовало с «особым бережением» — охраняя от света и влаги.
Разумеется, русские мануфактурщики неохотно связывались со столь дорогим и капризным заморским красителем. А вот практически разорившийся после войны 1812 года Фёдор Баранов решил рискнуть и пустить в производство кумачовые ситцы с ярким рисунком. И эти ткани выгодно отличались от продукции конкурентов! Дело в том, что ранее мануфактура, покрашенная с помощью драгоценного зарубежного экстракта, боялась стирки. А барановским ситцам вода и мыло были не страшны, так как Фёдор Николаевич нашёл оригинальный способ закрепления цвета. И использовалась для этого бычья (а вовсе не собачья) кровь! Её доставляли на мануфактуру Баранова прямо с бойни, где смешивали с навозом, и в этой субстанции некоторое время «закалялись» свежеокрашенные ткани.
Конечно же, производство Баранова распространяло по округе «благоухание», а доставляемый ему особый органический ингредиент вызывал в обществе бурные толки. Так, обыватели обвиняли мануфактурщика чуть ли не в сатанинских ритуалах и даже пытались привлечь его к церковному суду.

Прогресс — дело прибыльное

Тем не менее производство Баранова интенсивно развивалось. И хотя первые кумачовые ситцы стоили недёшево, они пользовались огромным спросом у потребителя. А со временем цена на барановскую продукцию стала гораздо доступнее.
После смерти Фёдора Ивановича мануфактуру возглавил его сын Иван, который расширил и модернизировал производство. Так, в Дербенте он арендовал плантации, где стал выращивать отечественную марену, что избавило его от необходимости закупать дорогущее сырьё за рубежом. Кроме того, Ивана Фёдоровича весьма тревожила мрачная репутация его ситцев из-за использования на красильне бычьей крови, но и здесь он нашёл выход из положения.
Вскоре на производстве Баранова «нехороший» ингредиент был заменён отваром из пшеничных отрубей, что никак не сказалось на качестве выпускаемой продукции.
А в 1846 году Иван Фёдорович купил участок земли у села Карабанова (Владимирская губерния), где открыл ещё одну — Троицко-Александровскую мануфактуру. Все эти нововведения положительно сказались на цене товара, что сделало алые ситцы ещё популярнее и значительно обогатило их производителя. Ведь во многих российских городах молодые мастеровые и приказчики стали щеголять в ярких красных рубахах, а юные красавицы складывали кумачовые шали в заветные сундуки с приданым.
Вскоре в некоторых деревнях даже появилась своеобразная традиция: возвращаясь домой с ежегодной ярмарки, крестьянин непременно одаривал дочерей и жену платками барановского производства.
Благодаря своей доступности и высокому качеству продукция Баранова пользовалась всеобщей любовью. А вскоре она была отмечена и на высшем уровне. Так, в 1848'году, незадолго до смерти, Иван Фёдорович получил право ставить на свои ситцы государственный герб, а этой чести удостаивались только лучшие товары империи.

Триумф Асафа Баранова

После кончины Ивана Фёдоровича три его сына поделили имущество отца следующим образом: старший брат Николай получил фабрику в Александрове, а младшие, Асаф и Александр, — мануфактуру в Карабанове.
Но спустя несколько лет предприимчивый Асаф Иванович решил открыть своё производство и в 1874 году стал владельцем крупной текстильной фабрики, построенной им у деревни Струнино (Владимирская губерния). Это предприятие Баранов оснастил новейшим оборудованием, а также здесь им были введены и новые инновации. Так, экстракт марены теперь вытеснили химические красители, а деревянные манеры (дощечки для набивки рисунка на ткань) — плоскопечатные машины. На производстве Баранова трудились и художники, разрабатывавшие новые узоры для кумачовых тканей. Вскоре наряду с классическими и известными всем восточными «огурцами» и «бобами» на ситцах Асафа Ивановича стал красоваться «смородиновый лист» — визитная карточка его мануфактуры. В те же годы Баранов начал осваивать и зарубежные рынки, продавая свои алые ткани в Европу и страны Азии. За границей русские кумачовые ситцы, платки и шали произвели настоящий фурор! В течение нескольких лет они были отмечены высшими наградами на всемирных выставках в Вене, Лондоне, Москве и Бостоне, а в 1883 году персидский шах пожаловал ситцам Баранова редчайший и почётный орден Льва и Солнца. Но главным триумфом Асафа Ивановича стало получение Гран-при на парижской выставке в 1889 году. Таким образом, продукция всех предприятий Барановых стала всемирным модным брендом!
В конце XIX столетия Асаф Иванович был известен ещё и как благотворитель. Для сотрудников своей фабрики он строил удобное жильё, открывал в рабочих посёлках школы, больницы, аптеки и даже построил приют для увечных. Заработная плата на его мануфактуре была в разы выше, чем на предприятиях конкурентов, поэтому долгое время получить место у Баранова считалось огромной удачей.
Несмотря на то, что Асаф Иванович являлся «миллионщиком» и известной во всём мире фигурой, обратиться к нему с просьбой мог любой человек, не опасаясь грубого отказа и насмешек. Так, однажды Баранов оплатил проезд на поезде первым классом незнакомому бедному студенту, чтобы тот навестил в другом городе внезапно заболевшую мать.

Конец эпохи

Революционный 1917 год положил конец всемирному бренду Барановых. После октябрьского переворота фабрики купцов были национализированы, а их потомки эмигрировали за границу. Вот только производство столь любимых большевиками кумачей потихоньку стало хиреть, и их качество уже не дотягивало до мирового уровня. Правда, в СССР народ по-прежнему охотно раскупал яркие рубахи и наряды из тканей, изготовленных на бывших барановских фабриках. Также пользовались спросом и платки этих предприятий, украшенные новой большевистской символикой.
Пережив десятилетия советской власти, текстильные производства в посёлках Струнино и Карабаново (Александровская фабрика прекратила своё существование ещё в 20-е годы прошлого века) не устояли перед натиском лихих девяностых и были закрыты вскоре после возрождения капитализма в России. Вот так и закончилась эпоха знаменитых барановских ситцев, что когда-то прославили страну на весь мир.

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2020 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Елена Танина

Метки: Россия, Тайны 20 века, рисунок, цвет, ткань, купечество, фабрика, мануфактура, ситец, Баранов, кумач, платок, шаль



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —