Домашний очаг — история от костра до печи

Археологи установили, что предки современных людей начали использовать огонь для своих нужд почти миллион лет назад. Во всяком случае в Восточной Африке обнаружены стоянки homo erectus (человек прямоходящий) с древними кострищами, имеющими возраст до 790 тысяч лет. Вначале первобытный человек просто поджигал стволы деревьев, устраивая костёр. В течение сотен веков такие костры обогревали пещеры и гроты, где жили люди, но лишь 12-15 тысяч лет назад на Ближнем Востоке догадались сложить вокруг костра насыпь из прочных камней. Так появился первый очаг.

Фото: домашний очаг — история от костра до печи

Вокруг огня

В современном языке есть понятие «семейный очаг». И речь идёт не просто об источнике света и тепла. В Древнем Египте и в Иудее люди уже строили себе жилища из дерева, глины и даже из камня. В таком доме порой проживали большие семьи (более 10-15 человек), и все они объединялись вокруг семейного очага в прямом смысле этого слова.
На Ближнем Востоке с его жарким климатом очаг служил в первую очередь не для обогрева, а для приготовления пищи, поэтому над огнём подвешивали на крюки металлический казан, а иногда и несколько. Для меньшей посуды служили специальные каменные подставки, на которые непосредственно в огонь можно было поставить горшок или котелок. В зороастризме, религии огнепоклонников, очаг служил также алтарём и священным местом, которое представляло собой большой сосуд с огнём. А в Казахстане до сих пор существует племя ошакты, у которого тамга (родовой знак) представляет собой треугольник, смотрящий одним углом вверх. Это графическое изображение треноги, которую кочевники с древних времён ставили на очаг и готовили пищу в подвешенном на ней котле.
В более холодные края, в Скандинавию и на Русь, очаг пришёл в IX-X веках, когда здесь «по-чёрному» стали топить жилища, бани и сауны. Во многих русских деревнях вплоть до конца XIX века многие избы по-прежнему обогревались не печами, а сложенным из камней очагом с открытым верхом, дым от которого выходил через дверь, волоконные оконца и специальное отверстие в крыше.

Русская печь

Лишь около 4000 лет назад человек впервые догадался сделать над очагом крышу из камня или обожжённой глины и таким образом загнать огонь под прочный несгораемый свод. Так была изобретена печь, которую в справочниках называют «простейшим устройством для сжигания топлива и получения тепла».
При этом печи впервые появились вовсе не в холодной Руси, как можно было предположить, а в более тёплых странах — в Индии, Месопотамии и Северной Африке. Там ещё в XII веке до н.э. стали строить печи для выплавки железа из руды и изготовления из него оружия, инструментов и предметов культа, а также для стеклодувных мастерских. Лишь позже их стали использовать для приготовления пищи. При этом на Ближнем и Среднем Востоке, в Закавказье и Малой Азии такие печи (местное название «тандыр») по сей день размещают за пределами жилища, поскольку в тамошнем жарком климате в доме не нужен дополнительный источник тепла.
Славяне оценили все достоинства печи не сразу, так как ставить её в избе было гораздо сложнее и дороже, чем сложить простой и привычный очаг. Но уже в XVI-XVII веках в Москве все чаще стали возводить печи с кирпичными дымовыми трубами. Однако и тогда немалая часть сельского населения по-прежнему устраивала курные очаги, топящиеся «по-чёрному». Даже после выхода особого указа Петра I, запрещающего возведение «курных изб», крестьяне вплоть до 80-х годов XIX века продолжали пользоваться очагами или печами без трубы.
Тем не менее уже в XVIII веке стараниями многочисленных печников-самоучек в России получила распространение особая кирпичная конструкция, которую впоследствии стали называть русской печью. Располагалась она в центре крестьянской избы и равномерно обогревала все жилище. При этом в русской печи можно было готовить одновременно несколько кушаний в глиняной посуде и чугунах, печь пироги, жарить мясо или птицу, а на её верхней части сушить одежду и обувь.
Умело сложенная печь, протопленная днём, даже в сильный мороз хранила тепло вплоть до утра, не давая остыть приготовленной в ней еде. Недаром в русских народных сказках и дети, и старики любят спать или просто сидеть на печке — здесь всегда тепло, а если проголодаешься, то можно перекусить вкусным пирожком из её обширных недр.
На рубеже XIX-XX веков в России десятки тысяч крестьян в условиях новых капиталистических отношений лишились земли и были вынуждены уезжать из деревни в город, где пополняли ряды пролетариата. Но в заводских бараках никаких кухонь не было вовсе. Рабочие здесь жили в крайне стеснённых условиях, иногда по 15-20 человек в одной комнате, а питались либо в трактирах, либо вынуждены были в обеденный перерыв перебиваться сухомяткой. Столовые открывали далеко не на всех предприятиях, и рабочие покупали еду у уличных разносчиков, приносили её прямо к заводским проходным. Торговцы готовили её дома, все на той же дровяной печи.
Но как раз в начале XX века был изобретён простой и доступный агрегат, работающий на жидком топливе и позволяющий быстро приготовить еду в любом жилище, независимо от его размеров.

Починяю примус

Считается, что примус получил широкое распространение только в 1920-х годах, когда в городах появилось множество коммунальных квартир. Однако на самом деле в России он стал распространяться уже вскоре после Русско-японской войны 1904-1905 годов. Но в то время примус считался чуть ли не предметом роскоши из-за высокой стоимости керосина. Лишь после национализации советской властью всех активов братьев Нобелей, крупнейших в то время нефтеторговцев, керосин стал доступен для самых широких масс.
Примус («личный портативный очаг») как нельзя лучше подходил именно к социально-бытовым условиям советских коммуналок. Для него не нужно было много места, он помещался в небольшом шкафчике или в тумбочке. Порой в московских или ленинградских коммунальных квартирах, где жили по десять и более семей, на кухне шумело сразу семь-восемь примусов, которые было слышно ещё от входной двери.
Однако пользоваться примусом следовало умеючи. Чтобы его разжечь, надо было, во-первых, наполнить керосином не более 3/4 объёма его резервуара. Затем особым насосом следовало накачать в него воздух, чтобы создать необходимую величину и силу пламени. За агрегатом во время его работы нужно было постоянно следить, чтобы не падало давление в резервуаре и чтобы вода из кастрюли вдруг не залила огонь. При этом форсунка примуса часто забивалась сажей, и тогда её нужно было прочищать особой иголкой, входившей в комплект аппарата. Но при этом, несмотря на все сложности, при ёмкости резервуара в пределах одного литра за час непрерывного горения агрегат расходовал всего-навсего 70 граммов горючей жидкости. Таким образом, пол-литра керосина хозяйке было достаточно, чтобы в течение трёх-четырёх дней готовить обед, кипятить воду для чая и разогревать ужин.

На газе и электричестве

Эпоха примусов в СССР в основном закончилась в конце 60-х годов, когда в стране набирала силу электрификация и газификация жилья. Тогда на кухни советских людей на смену керосиновым горелкам, среди которых помимо примусов были ещё керосинки и керогазы, пришли электрические и газовые плиты. Многих это удивит, но впервые массовая газификация жилых домов и социальных объектов началась вовсе не в Москве или Ленинграде, а в городе Куйбышеве (ныне — Самара) в первые послевоенные годы. Уже в 1950 году здесь насчитывалось около 10 тысяч газифицированных квартир — и все потому, что во время войны для снабжения топливом оборонных предприятий города был построен первый в СССР газопровод Бугуруслан — Куйбышев протяжённостью 140 километров. И лишь в середине 1950-х годов, когда газовую магистраль от берегов Волги довели до столицы, началась широкая газификация и в Москве.
В течение последующих десятилетий «голубое топливо» стало доступным жителям почти всех крупных городов европейской части СССР. А в сельской местности, куда тянуть газопроводы всегда было весьма накладно, в 70-е — 80-е годы получил распространение сжижённый природный газ в баллонах, которые легко подключались к обычной газовой плите.
Но при этом на восток России «голубое топливо» в советское время проникало лишь в малой степени. В Сибири большинство жителей в то время вообще никогда в жизни не видели газовых плит и колонок. Здесь в городах и на селе квартиры с самого начала оборудовали электрическими плитами, благо в это время уже были построены крупнейшие ГЭС на великих сибирских реках, а также мощные тепловые электростанции, работающие на местном каменном угле и нефтепродуктах. Широкая газификация Сибири становится возможной лишь в наше время, когда после открытия крупнейших месторождений на Ямале и в соседних с ним регионах «Газпром» начал реализацию своих социальных проектов.

Журнал: Тайны 20-го века №1/2, январь 2020 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Валерий Ерофеев

Метки: еда, Тайны 20 века, дом, костёр, пещера, кухня, очаг, печь, обогрев, примус



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —