Газовое освещение — история

О «голубом топливе» сегодня говорят много, причём не только специалисты газовой отрасли, но и учёные, дипломаты, политики. Редко кто не слышал о «газовых войнах» или Газпроме как «орудии кремлёвского великодержавия». Журналисты рассуждают о газотранспортных системах, сжиженном газе или сланцах как альтернативе природному газу.

Фото: газовое освещение — интересные факты
Но что мы, собственно, знаем об истории российской газовой отрасли, отметившей в нынешнем году весьма круглую дату — своё 200-летие?

Приручение газа

Явление свечения выделяющихся из земли газов было известно ещё во времена античности.
В I веке н.э. в Саруханах (Апшеронский полуостров) на месте естественного выхода газа на поверхность был построен храм огнепоклонников. Сохранились свидетельства, что на противоположных концах Азии — в Китае и Месопотамии — существовали храмы, к которым природный газ подавался по тростниковым трубам и зажигался при исполнении религиозных обрядов.
В конце XVIII века англичанин Уильям Мердок проводил опыты, результатом которых стало получение очищенного газа из каменного угля. Первый сконструированный им газовый фонарь состоял из реторты с углями, четырёхфутовой гнутой стальной трубки и старого мушкета. В 1792 году Мердок устроил газовое освещение в масштабах одного отдельно взятого предприятия — машиностроительной фабрики Бультона и Уат-та в Бирмингеме. А в 1806 году газовые фонари зажглись на лондонской улице Пэлл-Мэлл, причём стараниями британцев именно этот год и считается годом рождения мировой газовой отрасли.
На самом деле, с Мердоком о приоритете мог бы поспорить французский инженер Филипп Лебон, запатентовавший в 1799 году установку для получения светильного газа путём сухой перегонки дерева. Лебон на практике продемонстрировал достоинства агрегата, осветив свой дом и сад газовыми фонарями. Однако новое изобретение грозило разорением многим коммерсантам, занимавшимся уличным освещением. Они развернули травлю учёного, закончившуюся только после его таинственной смерти в 1804 году.
Между тем к подобному виду освещения уже проявляли интерес за океаном. В Соединённых Штатах в 1806 году появились первые экспериментальные газовые установки. А в 1811 году дошла очередь и до России.

Термоламп Соболевского

Название своего аппарата — «термоламп», что в переводе означает «теплосвет» — инженер Пётр Григорьевич Соболевский (1782-1841) позаимствовал у Лёбона. Во всём остальном конструкция была вполне оригинальной и представляла собой две печи с двумя цилиндрами, вырабатывавшими светильный газ путём сухой перегонки дерева.
Схему аппарата опубликовали в 1811 году в декабрьском номере журнала «Санкт-Петербургский вестник», издававшегося Обществом любителей словесности, наук и художеств. Каким-то образом Соболевскому удалось представить свой проект Александру I, наградившему изобретателя орденом Святого Владимира IV степени.
За пять тысяч рублей Соболевский изготовил термоламп, производивший газ, который подавался по трубам к 50 фонарям, установленным вдоль одной из сторон огибавшего Адмиралтейство бульвара. По другой его стороне горели 50 масляных фонарей, что, по логике, должно было давать наглядное представление о том, какой именно из способов освещения более прогрессивен. Однако особой наглядности не получилось.
За период с 23 мая 1813 года по 20 февраля 1814 года было проведено 14 опытов, по ходу которых газовые фонари зажигались на время от полутора до двух часов. И ни один из этих опытов не был признан — чистым», поскольку никогда все 50 газовых фонарей не горели без единого перерыва.
В результате правительственная комиссия вынесла заключение о том, что изобретение, говоря простым языком, сыровато» и в плане расхода топлива вряд ли может составить конкуренцию масляному освещению.
Почти одновременно Соболевский построил по заказу Монетного двора первую в нашей стране газовую печь, но и здесь его ждала неудача. За сутки из дров удалось получить гораздо меньшее количество кокса и дёгтя, чем было обещано заказчику.
Руководство Монетного двора потребовало вернуть деньги, на что Соболевский ответил отказом — мол, я обещал построить печь и построил. А насчёт параметров точного договора не было.
Затем Соболевский ушёл с государственной службы и стал работать на князя В.А. Всеволожского. В принадлежавшем этому аристократу и предпринимателю имении Рябово Петербургской губернии Соболевский устроил газовое освещение, после чего отбыл в Пермь на металлургические заводы, хозяином которых был все тот же Всеволожский. Там Пётр Григорьевич построил ещё один термоламп, использовавшийся для внутрицехового освещения.
В 1817 году пути предпринимателя и изобретателя разошлись. По заказу Всеволожского Соболевский спроектировал два парохода и руководил их постройкой. Князь торопил с окончанием работ, но когда более крупный корабль спустили на воду, он сломался. Пётр Григорьевич объяснил аварию нервной обстановкой, созданной заказчиком, что, разумеется, не способствовало урегулированию конфликта. В результате ликвидация поломок осуществлялась при участии самого Всеволожского. Что же касается Соболевского, то, по его собственным словам, — господин Всеволожский поступил со мною так неблагодарно, что я, получив отказ даже в одной паре лошадей, принуждён был с семейством своим выйти из завода его пешком и без копейки денег…».
Поработав на уральских казённых заводах. Соболевский вернулся в Санкт-Петербург и устроился в Горный институт. Газовыми проектами он больше не занимался.

Знаете ли вы что…

Недавно на одной из улиц Праги появились газовые фонари. Освещение стало более романтичным и комфортным. Нынешняя технология фонарей отличается от той, что применялась сто и более лет назад.

Первая газовая авария

Удивительно, но такой инновационный для своего времени проект, как создание уличного освещения, реализо-вывался в России в 1813-1814 годах, то есть прямо после войны с Наполеоном. Будь проект успешно доведён до конца, Россия оказалась бы одним из лидеров в деле «приручения» газа, опередив (ер-манию, Австрию, Италию и Нидерланды, Впрочем, хотя от идеи освещать Адмиралтейский бульвар газом отказались, дело Соболевского продолжил другой русский инженер, шотландец по происхождению, Матвей Евграфович Кларк (1776-1846). Создав собственный аппарат, Кларк устроил газовое освещение на двух столичных казённых заводах, а затем вступил в пай с двумя британскими предпринимателями — Уильямом Гриффитом и Джоном Роттоном, основавшими в Петербурге «Российскую компанию газового освещения». Для начала шустрые британцы провели газ в особняк петербургского генерал-губернатора графа М.А. Милорадовича, после чего газовое освещение вошло в моду, и перед компаньонами замаячила перспектива казённых подрядов. Рядом с Казанским собором в сарае коммерсанты организовали «газовое заведение», где производимый газ сначала скапливался в цистерне, а затем при помощи колокола выдавливался в отводную трубу. Однако затем все испортилось. Кларка фактически вытеснили из дела. Гриффит и Роттон поссорились друг с другом. И в довершение влиятельное семейство Ростовцевых, проживавших неподалёку от «газового заведения», засыпало власти жалобами с требованиями убрать его подальше от их дома или хотя бы возвести между ними каменную стену.
Во Франции, а особенно в Англии к тому времени уже произошло несколько газовых аварий с человеческими жертвами. Но Гриффит и Роттон твёрдо настаивали, что в их заведении не рванёт, потому что не рванёт никогда. Рвануло…
Непосредственной причиной взрыва стало наводнение 1824 года, описанное Пушкиным в «Медном всаднике». Залившая помещение вода отклонила колокол, что привело к утечке газа.
Щель была очень узкой, но газ, просачиваясь в микроскопических дозах в течение месяца, накапливался в закрытом пространстве и взорвался при появлении смотрителя со свечкой.
Сарай сгорел только наполовину, жертв не было, но Александр I отдал категоричный приказ впредь «освещение газом не дозволять без моего особого разрешения» (февраль 1825 года).
Только спустя 10 лет император Николай I дозволил учредить Общество для освещения Санкт-Петербурга газом. С этого момента, собственно, и началось формирование российской газовой отрасли. Ещё 23 года понадобилось для того, чтобы в стране появилась вторая газовая компания. И лишь в 1880-е годы Российская империя стала покрываться сетью таких предприятий. Впрочем, даже на рубеже XIX-XX веков в энциклопедии Брокгауза и Ефрона отмечалось, что «газовая промышленность России по масштабам меньше газовой промышленности одного Берлина». О том, что грядёт новая эпоха и на смену искусственному газу придёт газ природный, никто не догадывался…

Журнал: Тайны 20-го века №48, декабрь 2011 года
Рубрика: История изобретении
Автор: Дмитрий Митюрин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —