В советские годы графин с водой и стакан, гордо возвышаясь на столе или на трибуне, были неотъемлемой чертой общественных собраний. В конце концов, графин даже уподобили бюрократу «с важным пузом и покорной узкой шеей». Хотя в старину графин имел куда более широкое применение, нежели помогать социалистическим ораторам в красноречии.

Как появился графин?

Графин - история появления сосуда

Историки так и не пришли к единому мнению, где впервые появился графин — на Ближнем Востоке или в Древней Греции. Удивительно лишь то, что итальянцы, повторно закрепившие этот сосуд в житейском быту, переняли его не у ближних греков, а у далёких арабов.

От крупы до вина

В античной Греции вино было в большом почёте. Хранили его, как правило, в больших глиняных амфорах, но разливать из них напиток по бокалам было сложно. Потому эллины придумали для этого небольшие сосуды — кратеры.
Их наполняли вином из амфор и разбавляли водой из других сосудов — гидрий. Считается, что кратеры и гидрий были прототипами современных графинов.
На Ближнем Востоке графины появились совсем для других целей. Изначально здесь их делали из натуральных материалов, например бамбука или волокон финиковой пальмы, и использовали для перевозки и хранения сыпучих продуктов: круп, муки, зерна. Арабы торговали со всем миром, потому их товары вместе с «упаковкой» были широко распространены в Европе. Арабский термин, Означающий «кувшин», быстро прижился в итальянском языке. Итальянцы, почти повторив арабское слово, стали писать его латиницей — caraffa, но у них это был уже не кувшин, а сосуд ёмкостью около 0,6 литра, весьма схожий с современным графином.
При этом между графином и кувшином есть существенная разница. Так, графин имеет тонкое горлышко, а кувшин — нет. Поэтому графин никогда не имеет ручки, его удобно брать прямо за горлышко. Также узкое горлышко помогает аккуратно налить жидкость в бокал, избежав пролития на стол или одежду. Другое отличие заключается в том, что у кувшина нет крышки, которая у графина имеется. Ещё можно отметить, что графин чаще всего изготавливают из стекла или хрусталя. А вот кувшины обычно делают из глины, фарфора, металла и реже из стекла. Из чего следует, что графин — сосуд прозрачный, а кувшин — совсем нет. Соответственно, графин в Италии используется для напитков, качество которых определяется цветом — алкоголь и оливковое масло. А кувшин хорош для хранения воды или молока.
В отличие от Италии, во многих европейских странах графин называют «декантер», от французского слова decanter — «сцеживать, сливать». В свою очередь эти сосуды также разделяют на несколько видов. Так, для молодых и ещё не раскрывшихся вин применяют объёмные графины с широкой нижней частью и горлышком в виде воронки, без крышки. Для выдержанных, старых вин, имеющих осадок, рекомендуют применять узкие графины с шаровидной нижней частью и пробкой. Графин для сухих вин обычно имеет вместимость 1,2 литра, а для десертных — 0,6-0,8 литра.

Заморские карафины

В Россию графин, как и многие другие новинки, привёз Пётр I. Заморская диковина у нас поначалу называлась почти так же, как и в Италии — карафин, а позднее пошли вариации — карафон и крафин. На ассамблеях, устраиваемых императором, где вино лилось рекой, карафины заняли почётное место на столе. Естественно, по примеру царского стали накрывать столы и придворные, а затем практически все русское дворянство. Карафины стали неотъемлемыми атрибутами трапезы в XVIII и XIX веках. В них подавали водку, настойки, наливки, вина.
Дворянские правила этикета, а также негласный обычай сервировки стола стали немыслимы без графинов с алкоголем.
Постепенно графины с обеденных столов перебрались и на деловые столы чиновников — сначала вельмож, а потом всё ниже и ниже. И даже коллежский регистратор часто имел на своём столе графинчик с водой.
Общественное питание в России довольно долго ограничивалось харчевнями, трактирами и кабаками, где уровень обслуживания был невысок. «Хлебное вино» (оно же «казенка», оно же водка) потреблялось здесь в штофах и четвертях, имеющих вид больших стеклянных бутылок. А ещё водку наливали по чарке или даже её половине. В 1873 году произошло знаменательное событие — в Москве был открыт первый в стране ресторан «Славянский базар». Здесь все было по-другому, нежели в трактире: изысканная публика, роскошный интерьер, необычное меню. Посетителей обслуживали не половые, а официанты во фраках и белых перчатках, именуемые «людьми». Разумеется, о том, чтобы принести водку в штофе, речи и быть не могло. Только в графине! Причём, как и сомелье, переливающий вино, обученный официант тщательно протирал полотенцем узкое горлышко бутылки, чтобы посетитель не почувствовал тонкого запаха машинного масла от конвейерной пробки. Считалось, что водка в графине не должна нагреваться, поэтому его замораживали отдельно.
И вот в центре стола, в окружении блюд со стерлядью и заячьими почками, уже возвышается матовый от заморозки графин с крепкой водкой. Обедающий может разливать из него напиток в несколько рюмок, тем самым символизируя русское гостеприимство и хлебосольность.

Экзаменаторский подход

Несмотря на то, что после революции большевики отринули многие дворянские и буржуйские замашки, отказываться от графинов они не стали. Особенно их полюбили советские чиновники и лекторы, которых в 1920-1930-е развелось достаточно. Стекольные заводы стали тысячами выпускать эти изделия, на которые спрос только возрос. Причём некоторые изделия имели весьма оригинальный дизайн. Например, Тулунский стекольный завод выпускал графин, на дне которого сидел чёртик с чаркой в руке. Для этого стекольщик сначала делал фигурку чёртика, а затем, прикрепив её ко дну будущего графина, начинал выдувать непосредственно само изделие. В других случаях чёртиков на дне могло быть несколько, и все они держали чарки. Когда графин наполняли водкой, полая фигурка также наполнялась огненной водой. Из-за преломления света в слоях жидкости и стекла чёртик становился почти не виден, а при опустошении он появлялся. Но и это ещё не все. После того как сам графин опорожнялся, водка медленно вытекала из тела чёртика, и к утру на дне графина могло оказаться 30-40 граммов водки. Не случайно такие графины прозвали «похмельными». Впрочем, даже наполненные водой графины были лучшим другом советских выпивох. Ибо после возлияний организм требовал восстановить водно-солевой баланс. Одним из таких выпивох оказался преподаватель сопромата, работавший в конце 1970-х в Воронежском университете. Несмотря на пагубную привычку, предмет он свой знал и студентам спуску не давал. Приходя на лекцию, препод за пару часов выпивал 2-3 полных литровых графина воды. На этом и решили сыграть студенты, опасавшиеся не сдать сложный экзамен. Накануне сдачи они скинулись и купили водки, а утром налили её в преподавательский графин. Уловка сработала, помятый препод, перед тем как разложить билеты на стол, налил и жадно выпил стакан не воды, но водки. После чего лицо его выразило недоумение, а затем задумчивость. Не говоря ни слова, мужчина встал и вышел в коридор, а студенты запаниковали. Воображение рисовало взбучку от декана или ректора, а потому коллективный разум решил избавиться от улики. Содержимое графина было тут же вылито в раковину, а внутрь налита обычная вода из-под крана. Через 5 минут дверь распахнулась, и вместе с преподавателем в аудиторию вошёл институтский завхоз с кульком пирожков. Препод, улыбнувшись, сказал: «Ребята, берите билеты и спокойно готовьтесь. Я ненадолго отлучусь». После чего взял графин и ушёл с завхозом в подсобку. Увы, халява разбилась вместо с первой выпитой из графина рюмкой. Вскоре преподаватель, красный как рак, вышел из подсобки и начал вызывать студентов. Экзамен в тот день не сдал никто.

Журнал: Загадки истории №12, март 2021 года
Рубрика: Люди и вещи
Автор: Лев Каплин

Метки: Загадки истории, стекло, кувшин, сосуд, графин





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —