Мы живём во времена «стремительно уходящей натуры». Эта фраза давно уже вышла за границы профессионального сленга работников кино и применить её можно практически к любой сфере жизни — в том числе к организации быта. Кажется, совсем недавно завершилась советская эпоха, а уже не всякий современный россиянин догадается, для чего был нужен его бабушкам и дедушкам тот или иной бытовой предмет, да мало кто и вспомнит его название…

Вещи эпохи СССР вышедшие из обихода

Исчезнувшие предметы советского быта

Что такое авоська

Авоська — компактная, вместительная и прочная хозяйственная сумка-сетка — пользовалась в СССР такой популярностью, что стала практически его неофициальным символом. Её наименование происходит от известного каждому русскому человеку слова «авось», обозначающего надежду на возможный удачный исход какого-либо дела, а в массы оно пошло после прочтения Аркадием Райкиным со сцены в 1935 году монолога сатирика Владимира Полякова, в котором присутствовал персонаж с сеткой в руках. Он предъявлял её зрителям со словами: «А это авоська. Авоська я что-нибудь в ней принесу…». Такова, во всяком случае, наиболее популярная версия происхождения этого слова.
И название, и сама сетка как нельзя лучше прижились в советской реальности. Во времена непрекращающегося дефицита целенаправленно искать в торговых точках конкретный продукт или вещь было просто бесполезно. Следовало быть всегда готовым к «выбросу» на прилавок чего-то редкого и нужного, а также к полному отсутствию в магазинах какой-либо тары, кроме обёрточной бумаги. Вот тут-то и наступал звёздный час авоськи. В свёрнутом виде она легко помещалась в кармане, зато её максимальная грузоподъёмность составляла целых 70 килограммов! Другое дело, что поднять и донести до дома такой вес было под силу только былинному русскому богатырю…

Ловушка для раков

Родиной авоськи, как ни удивительно, стала не Россия, а Чехия. В конце XIX века некто Вавржин Крчил задумал сколотить состояние на изготовлении и продаже модницам сеток для волос. Надежды не оправдались. Тогда Крчил приделал к непроданным сеткам ручки и назвал их сумками. Однако и в таком виде его товар не нашёл своего покупателя. Популярность настигла плетёные сумки в 30-х годах XX века. Кстати, умеренным спросом они пользовались и в странах Запада, но повсеместному их распространению там помешали бесплатные магазинные пакеты.
Зато жители Союза без любимой авоськи были как без рук. Её использовали не только по прямому назначению, но и для длительного хранения продуктов, стирки небольших вещей в стиральной машине и даже ловли раков. Чтобы сделать любимицу удобней, её выпускали с надетыми на ручки гибкими трубками (чтобы не резало руки), дополняли специальными крючками для подвешивания на поручень в общественном транспорте. Занимались этим в основном работники предприятий Всесоюзного общества слепых. Сегодня на постсоветском пространстве отыскать авоську (действующую, а не музейный экспонат) довольно непросто, её вытеснил пластик. Впрочем, в последнее время, на волне борьбы за экологию, авоськи снова стали входить в моду. Сетчатая многоразовая тара продаётся в хороших супермаркетах, и, несмотря на немалую цену, её покупают, а «пользователей» пластиковых пакетов для продуктов постепенно становится меньше.

Забытое искусство счёта

Если показать современному школьнику счёты и спросить, что это такое, велика вероятность услышать в ответ: «Это массажёр!». И убедить ребёнка, что перед ним прибор для вычислений, будет трудно. А ведь каких-то сорок лет назад большие деревянные счёты на высоких ножках стояли в каждом классе начальной школы, а маленькие пластмассовые счетики производители вставляли в детские пеналы. Счёты лежали на прилавках магазинов и на столах бухгалтеров. И пока детишки робко передвигали двухцветные костяшки, осваивая сложение и вычитание, взрослые щёлкали ими с пулемётной скоростью, проводя сложнейшие вычисления.
Это искусство, хорошо известное и в дореволюционной России, даже отмечено в рассказе Антона Павловича Чехова «Репетитор». По сюжету, гимназист, подрабатывающий частными уроками, задаёт своему ученику задачку, которую и сам решить не может. А вот отец ученика, отставной губернский секретарь Удодов, легко справляется с ней при помощи счётов, которые, по-видимому, в то время присутствовали в каждом приличном доме. И комментирует свой успех такими словами: «Вот-с… по-нашему, по-неучёному».

Деревянный дедушка

Русские счёты представляют собой (пояснение для тех, кто не знает) раму со спицами, на которые нанизано по 10 костяшек (на одну — всего 4). Спица с четырьмя костяшками осталась на память о тех временах, когда копейку можно было разделить на четверти — полушки. Сейчас она обычно служит для разделения целой и дробной частей набранного на счётах числа.
По одной версии, счёты произошли от Китайского устройства под названием «суаньпань», которое попало в нашу страну вместе с татаро-монголами, по другой — от исконного русского прибора «дощаный счёт». В нём было два счётных поля, соответственно другое количество и расположение костяшек, но в целом он очень напоминал счёты по внешнему виду и принципу действия. В пользу «домашней» версии происхождения счётов говорит используемая в них десятичная система счисления, она же указывает на наиболее вероятное время их появления — XVI век. Первое упоминание «счотов» можно найти в «Переписной книге домовой казны патриарха Никона», датируемой 1658 годом.
«Счёт на счётах» для современного человека непривычен и потому сложен, однако научиться ему можно, нужная для этого информация легко найдётся в Интернете. Деревянный дедушка калькулятора может свободно оперировать миллионными суммами. Правда, миллиард ему уже не по зубам.

«Молоко убежало!»

Эта фраза заставляла вздрагивать несколько поколений советских домохозяек, которым приходилось кипятить сырое молоко для его лучшей сохранности. Но были среди них счастливицы, имевшие в хозяйстве «молочного сторожа». И это был вовсе не член семьи, в обязанности которого вменялось следить за полезным, но таким свободолюбивым продуктом.
«Молочный сторож» — удивительное по своей простоте и эффективности изобретение. Он представляет собой металлический диск с несколькими круговыми углублениями и небольшим выступом-носиком с одного края. Положенный на дно кастрюли правильной стороной (так, чтобы выпуклости были направлены вверх), он не позволял молоку перекипать и выливаться за край кастрюли. Это происходило за счёт того, что лежащий на дне диск нагревался быстрее окружающей его жидкости, а та её часть, что оказалась под ним, — раньше закипала. Пузырьки начинали выходить из-под диска и мешали образованию плотной пены, которая как раз и норовила выплеснуться из кастрюли. Кроме того, под действием тех же пузырьков «сторож» начинал дребезжать, то есть играл роль современного таймера.

Чапельник всегда в строю

А вот без чапельника обойтись в обозримом будущем мы вряд ли сумеем. Несмотря на то, что слово это не просто забытое, а практически незнакомое большинству россиян. Если верить словарю Даля, оно образовалось от диалектного словечка «чапать», то есть «хватать». А устройство, с помощью которого очень удобно «чапать» металлическую посуду, наверняка у многих и сейчас валяется в укромном уголке кухонной тумбочки или даже до сих пор служит верой и правдой.
Чапельник состоит из рукояти (как правило, деревянной) и крюка с упором на конце. «Сковородник», «ухватка», «прихватка» — как только не обзывали это приспособление, являющееся по существу съёмной универсальной ручкой для сковороды. Эти устройства востребованы и сейчас — и на кухне, и на пикнике.
Правда, современные модификации чапельников крепятся к посуде не только крюками, а ещё и зажимами, рычагами, кнопочными механизмами — каждый может найти приемлемый для себя вариант. Но в целом «хватательный» принцип их действия остался неизменным.

Журнал: Тайны 20-го века №32, август 2020 года
Рубрика: Это было в СССР
Автор: Светлана Ёлкина

Метки: СССР, вещи, Тайны 20 века, дом, молоко, быт, видеомагнитофон, обиход, счёты, авоська, сковородник



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —