Кукла реборн: Почти живые

В одной самой обыкновенной семье появляется ребёнок. Отличный здоровый мальчик, рост 59 сантиметров, вес 3,5 килограмма. Мама не чает в нём души, она наряжает его в красивые костюмчики, баюкает, катает в коляске. Её сынок — просто чудо, он не плачет, не пачкает подгузники, не поднимает родителей по ночам, потому что он — кукла. Самая натуралистичная из всех возможных — кукла реборн. От живого младенца её отличает только неподвижный стеклянный взгляд и отсутствие дыхания. Волосы реборна — тонкий мохер, тельце из винила, глазки из стекла. Он — часть огромной коллекции кукол ручной работы, сделан на заказ и отправлен своей «мамочке» в деревянном ящике по почте. «Он неживой» — с удивлением восклицают непосвящённые после первого впечатления, и на смену умилению приходит ужас. Казалось бы, невинная игрушка, но почему же она реализует первобытный, самый жуткий страх любой матери — увидеть ребёнка, который не двигается, не дышит, не моргает?

Фото: кукла реборн — интересные факты

Игры, в которые играют люди

Изготовители кукол-младенцев рассказывают о благоприятном действии их «подопечных» на психическое состояние женщин. Беря на руки тяжеленькую и так похожую на живого ребёнка куклу, женщина испытывает те же чувства, что и при виде настоящего малыша. Бездетные дамы реализуют свой материнский инстинкт, матери взрослых детей вспоминают свою молодость. На московской выставке в октябре 2011 года вокруг демонстрационной палатки собирались «девушки за 30». Несмотря на то, что стоимость куклы реборн начинается от 20 тысяч рублей, интересующихся было много. Одна «покупала братика» для уже имеющегося реборна, другая выбирала себе «дочку». У коллекционера Инны Богдановой, мамы взрослого сына, уже 70 кукольных детей. Они живут в гостиной обыкновенной московской квартиры, она расчёсывает им волосы, наряжает, но, конечно, гулять не водит. «Это моё хобби, — говорит Инна. — мне всегда хотелось много детей, но возможности не было».
Однако всё больше и больше девушек и женщин «заводят» реборнов не в дополнение к живым детям, а вместо! Кукле покупают кроватку, коляску, одежду по сезону, реборна купают ежедневно, смазывают кремом, фотографируют, а фото выкладывают в Сеть. Форумы наполнены постами о том, «как мы погуляли», предложениями «Оцените наш костюмчик» и даже вопросами «Как вы спите?». Обычный разговор молодых мам, не правда ли? Настораживает только, что речь идёт о неживых.
49-летняя Линда Якобсон — коллекционер из Америки, родины реборнов. — признаётся, что компенсирует потребность в маленьких детях, покупая себе натуралистичных кукол. «Мы ходим в парк, я беру их с собой, выгуливая собаку, вожу их в коляске или ношу в слинге, или баюкаю в одеяльце, и многим кажется, что мои малыши настоящие». Линда очень радуется, когда люди на прогулке принимают куклу за живого ребёнка и интересуются его возрастом и именем. Но когда женщине задают вопрос о реальном усыновлении, она отвечает, что этот вариант не для неё, это очень сложно и слишком много расходов.
Куклы-младенцы стали очень популярны во всём мире, самый известный случай, связанный с ними, произошёл в прошлом году: австралийский полицейский увидел в автомобиле бездыханного ребёнка, бросился к машине, разбил стекло, и каково же было удивление полисмена, когда в его руках оказалась кукла!

Откуда они взялись?

Версий о происхождении кукол реборн несколько. По одним данным, эти «детки» принялись «рождаться» в США в конце 1980-х годов. По другим выясняется, что реборнинг стал развиваться после появления на рынке кукол испанской компании Dolls by Berengeur. Эти «ребятишки» позиционировались как игровые куклы, а потом стали использоваться в качестве манекенов для демонстрации детской одежды. Сейчас они — предмет поиска коллекционеров. Самая известная кукла фирмы Dolls by Berengeur — кукла-младенец La Infanta Leonor, точная копия дочери принца Филиппа Астурийского и его жены принцессы Петиции. Эта куколка имела грандиозный успех и была раскуплена моментально.
Потом стали появляться мастера-кукольники, придававшие и без того похожим на живых младенцев куклам поистине человеческую правдоподобность. Реборн в переводе с английского означает «возрождённый» или «рождённый заново».
Сначала художники трудились над обыкновенными игровыми куклами, потом появились наборы — основы для создания игрушечных младенцев. Теперь можно заказать куклу любой расы, спящую, улыбающуюся, причём разного «возраста» — от недоношенных малюток до первоклассников, Кроме того, существуют ароматизаторы, придающие кукле «запах ребёнка». А в последнее время — вот чудеса! — мастера научились осуществлять имитацию дыхания и биения сердца.
В Россию реборны пришли в 2007-2008 годах и уже завоевали бешеную популярность. Сначала их приобретали за границей, теперь же появились «свои» мастера — Дарья Панова, Галина Гайсина, Любовь Фирсова.

Ножки, ручки, краски, волосы…

Каждая кукла реборн уникальна, поэтому у неё есть имя, дата рождения и паспорт. Всё начинается с заготовки — молда, они бывают нескольких типов. Молдом называется набор из головы, рук и ног. Иногда туда входит ещё и текстильное тело, набитое наполнителем и утяжелителями, чтобы придать кукле вес. Поверхность заготовки обезжиривается, делаются прорези для носа и глаз, и начинается самая сложная работа — роспись. Расписывают кукол акриловыми или масляными красками. Сначала «младенцу» придаётся естественный оттенок, а затем мастер наносит неповторимый рисунок кожи живого ребёнка: вены, капилляры, мра-морность, пятнышки и так далее. Чтобы закрепить результат, заготовку покрывают специальным лаком, который ещё и придаёт коже некоторую шершавость и добавляет реалистичности.
Следующий этап — «вживление» мохеровых волос. Это очень кропотливая работа; каждый волосок по одному приклеивают к кукольной голове. На заключительном этапе вставляют стеклянные глаза, набивают тело синтепухом с пластиковым или стеклянным утяжелителем.

Психотерапия или невротическая привязанность?

В Америке, в штате Иллинойс, есть школа для будущих мам, там беременные проходят «курс молодого бойца» — учатся обращаться с детьми. Многие здешние мамочки никогда не видели новорождённого младенца вблизи, и на примере кукол сотрудники школы вполне доходчиво рассказывают «курсисткам» о детях, объясняют принципы ухода, учат держать, пеленать, надевать подгузники. Женщины подтверждают, что после таких уроков они чувствуют себя гораздо увереннее, ведь реборн очень похож на живого ребёнка. «Однодневный малыш выглядит как инопланетянин, — говорит одна из мам, — если бы я без подготовки увидела своего Зака в первый раз, я бы испугалась, он такой хрупкий и несуразный! Но на курсах нам показывали кукол-новорождённых, и я знала, что первая отёчность пройдёт, ножки и ручки не будут так сжаты, и мой малыш станет красавцем!». Беременные признаются, что им очень нравилось «играть в куклы», они представляли, что это их уже рождённый ребёнок, и материнский инстинкт начинал «работать» заранее.
Но многие психологи настаивают на том, что подобные игры — не что иное, как сублимация и эскапизм, уход от реальности. В самих куклах и их коллекционировании нет ничего предосудительного, они действительно могут благотворно влиять на психику, но погружение в их жизнь, замена живого человека игрушкой, невротическая привязанность приводят к тому, что любительницы младенцев-кукол становятся пациентами психологов, а иногда и психиатров.
В семье москвички Анны произошла страшная трагедия: в автокатастрофе погиб её ребёнок, маленький сынок. Она не могла простить себе этого, никак не могла пережить горе в одиночку, да и целый год лечения в клинике ничего не дал. Врачи советовали родить ещё одного ребёнка, но их пациентка не была способна справиться со своим страхом и болью потери. Тогда кто-то из специалистов посоветовал купить реборна. Девушка последовала совету, и мастера сделали куклу — точную копию погибшего малыша. Игрушка должна была стать лекарством, смягчением переходного этапа между осознанием трагедии и дальнейшей жизнью. Анна начала понемногу приходить в себя, занимаясь «уходом» за реборном. Депрессия закончилась, и пришло время для нового этапа — для подготовки к рождению настоящего ребёнка. Однако время шло, а Анна и не думала оставлять куклу, девушка перенесла на неё всю любовь к своему сыну. «Я уже не смогу родить ребёнка, — говорит она, — я постоянно буду бояться потерять его, с куклой же это не страшно, мне нравится ухаживать за ней, гулять с малышом, мне кажется, что на улице его щёчки розовеют».

Журнал: Тайны 20-го века №7, февраль 2012 год
Рубрика: Мир, в котором мы живём
Автор: Ирина Стёпкина





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —