Микроволновка — история создания

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Почти ни одна современная городская квартира не обходится без микроволновой печи. Хорошие хозяйки, конечно, плюются: мол, всё в такой чудо-печке получается ненастоящим и невкусным. Но на холостяцкой кухне это предмет первой необходимости. Так что любители сэкономить время на готовке воздают хвалу Перси Лебарону Спенсеру, признанному отцу микроволновки. Попробуем разобраться, за что он заслужил такое уважение и славу в среде кухонных лентяев.

Микроволновка — история создания

А шоколадка-то растаяла!

Спенсер родился в 1894 году в небольшом городке штата Мэн на восточном побережье США. Его отец рано умер, а мать, оставив малыша на попечение тётки, скрылась в неизвестном направлении. О мало-мальски приличном образовании для будущего изобретателя не могло быть и речи — семья перебивалась случайными заработками.
В 1912 году Спенсер завербовался в ВМФ США, где его распределили в радиошколу. Это и определило ход всей дальнейшей жизни будущего талантливого инженера.
Во время службы во флоте Спенсер проявил себя с самой лучшей стороны, и ему предлагали учиться на офицера. Однако он выбрал гражданскую профессию радиоинженера и, отслужив положенное, устроился работать в электрическую компанию. Там даже предположить не могли, что толковый молодой человек, буквально на ходу выдававший одно новаторское предложение за другим, кроме радиошколы ВМФ, никакого профильного образования за плечами не имеет. Постепенно Спенсер все больше интересовался теорией радиоволн, отодвигая на второй план производство уже запатентованных приборов. Эта дорожка привела его в компанию Raytheon, специализировавшуюся на фундаментальных изысканиях для военного ведомства.
В 1920-е годы Спенсер стал заметным человеком в своей фирме, а к 1946 году уже был вице-президентом и старшим членом совета директоров. Именно тогда он и сделал одно из своих открытий, поначалу казавшееся малозначительным и совершенно бесполезным. Ещё в 1924 году был создан прибор, который генерировал электромагнитные колебания в дециметровом диапазоне (сверхвысокие частоты, или СВЧ, — прим. ред.). Прибор назвали магнетроном. Именно с таким агрегатом экспериментировали в Raytheon с начала 1930-х годов, пытаясь создать эффективный радар для армии.
Работал с магнетроном и Спенсер. И вот однажды он заметил, что шоколадка у него в кармане без всякой причины растаяла. Единственным объяснением был работавший в тот момент магнетрон. Вы спросите, почему же такого эффекта никто не заметил раньше. Очень просто: персоналу таскать в экспериментальную лабораторию еду строжайше запрещалось, а вот вице-президент мог себе позволить закусить шоколадкой без отрыва от производства.
Спенсер повторил эксперимент: соорудил с помощью магнетрона горячий бутерброд, приготовил попкорн и разогрел чашку воды. Опыты признали занимательными и вроде бы забыли о них. Минута работы магнетрона стоила дороже любого бутерброда. Но Спенсер рассудил иначе — он поместил магнетрон в металлическую коробку, не позволяя микроволновой энергии рассеиваться и, таким образом, создал для эксперимента более высокую плотность электромагнитного поля.
Получился гигантский металлический шкаф весом 400 килограммов, который мог разогреть пищу без огня или быстро разморозить целую свиную тушу. Установка имела скорее промышленное, нежели бытовое значение. Можно было разогреть пару сотен гамбургеров, а гонять такой прибор ради одного человека оказалось невыгодным. Да и стоил шкаф почти 4500 долларов.
Тем не менее, прибор запатентовали и запустили в производство. Но за десять лет его заказали едва ли два десятка крупных отелей и пара колледжей. Кстати, за своё изобретение Спенсер получил всего два доллара — ведь это было не авторское открытие, а побочный результат работы над другим проектом фирмы.

Неуважение к армии США

Между тем Спенсер был далеко не первым, кому пришло в голову разогреть продукты с помощью волн СВЧ. Ещё в 1932 году произошёл курьёзный случай. Представители армии США находились на одном из опытных заводов компании Westinghouse Electric, которая занималась разработкой радара. И там, естественно, тоже был свой магнетрон.
Военные люди привыкли на службе есть и спать урывками, но штатских инженеров приходилось отпускать на ланч в положенное время. Один из старших офицеров, вернувшись в лабораторию чуть раньше окончания обеденного перерыва, застал картину, буквально вогнавшую его в ступор. Магнетрон работал, а над ним на самодельной решётке истекали жиром свиные колбаски. За всем этим внимательно следили два сержанта. В довершение всего у каждого из них в руках была бутылочка пива.
Колбаски немедленно полетели в мусорное ведро, а на крики взбесившегося служаки сбежалась чуть ли не вся лаборатория. Возможно, всё ограничилось бы выволочкой, но блюститель армейской дисциплины обжёгся, когда выкидывал сержантскую закуску. Дальнейшее расследование установило, что эти два «изобретателя» используют магнетрон не по назначению уже вторую неделю. И если Спенсер хотя бы получил за свою находчивость два доллара, то обоих сержантов выкинули со службы за неуважение к армии США.
Но если американские военные не оценили изобретательность своих подчинённых, то в Германии подобные исследования нашли горячий отклик. Дело в том, что вермахт в период своего расцвета был не просто набором воинских частей, а, скорее, целым миром. При каждой дивизии полагалось иметь прачечную, пекарню, колбасный цех и так далее.
Бытовым мелочам немецкие военные придавали огромное значение. Но в походе или под огнём противника комфортных условий достичь трудно, не говоря уже о грамотном приготовлении пищи. Говяжья туша только размораживается несколько часов, а ведь из неё ещё нужно соорудить бифштексы. Между тем норма потребления немецким солдатом продуктов питания рассчитывалась исходя из того, что в год он должен съесть 82 килограмма мяса. В одной пехотной дивизии вермахта по штату служили 16 589 человек.
Нехитрые арифметические подсчёты показывают: на такую толпу не только приготовить обед, но и сделать хотя бы недельные запасы очень сложно. Мясо, естественно, приходилось замораживать. Производство консервов тоже обходилось недёшево. Поэтому немецкие штабисты напряжённо искали пути снабжения и обслуживания гигантской армии.
В результате родился проект, получивший название «Гамма-7». Идея, воплощённая Спенсером в 1946 году, пришла 8 голову безвестному немецкому инженеру так же случайно и примерно при тех же обстоятельствах, которые описывались выше. Разрабатывали радар, а придумали промышленную микроволновку.
Впрочем, многие склонны считать «Гамму-7» плодом фантазий апологетов Третьего рейха, коль скоро самих установок в виде трофеев никто не видел. Но, наверное, дело все же в другом: немцам стало не до комфорта уже под Москвой. А к лету 1943 года на каждой полевой кухне вермахта появилась табличка: «Все куски и волокна мяса, обнаруженные в супе, немедленно сдавать на кухню. За неисполнение — расстрел». Тут уж, понятное дело, не до размораживания говяжьих туш.

СССР против

В Советском Союзе проект СВЧ-печи тоже был готов в конце 1940 года. На эту тему даже появилась статья в газете «Труд». «В лаборатории Всесоюзного научно-исследовательского института мясной промышленности разработана специальная установка, которая даст возможность использовать токи ультравысокой частоты для обработки мясных продуктов. В этом агрегате можно перетапливать жиры, варить колбасные продукты, размораживать мясо», — гласила заметка за 13 июня 1941 года.
Дальше следовали впечатляющие сравнения. Свиной окорок в новом агрегате варится 15-20 минут вместо 7 часов, перетапливание жиров занимает 2-3 минуты вместо 4 часов, а размораживание мяса — полчаса вместо 18-20 часов.
Понятно, что внедрение этого изобретения в СССР остановила война. Но что помешало вернуться к нему позже? Точно не лицензия, полученная в США Спенсером, — у нас вообще не уважали чужие патенты. Вероятно, просто не разглядели большое будущее такого прибора.
Но есть и другое предположение. В 1945 году в советской зоне оккупации оказался малозначительный институт немцев, который как раз и занимался исследованиями воздействия ультракоротких волн на биологические объекты, в том числе на еду. Самое время остановиться на принципе работы СВЧ-печей. Микроволны обстреливают молекулы воды в пище, заставляя их вращаться с огромной частотой и создавая молекулярное трение, которое и нагревает еду.
Оказывается, это трение наносит значительный ущерб молекулам пищи, разрывая или деформируя их. Например, швейцарские учёные утверждают, что СВЧ-воздействие на биологические объекты создаёт соединения, неизвестные в природе и называемые радиолитиче-скими. Те, в свою очередь, создают так называемую радиоактивную гниль, исключительно вредную для организма. Подтверждаются эти выводы и учёными из других стран, но такие результаты были получены только в 1990-х годах, когда ми-кроволновки прочно завоевали весь мир.
Однако в СССР о вреде таких печей говорили сразу после войны. Когда японцы купили лицензию на производство микроволновок в бытовом исполнении, советские официальные органы объявили через Всемирную организацию здравоохранения о вреде таких приборов. Но сначала они не пользовались особым спросом из-за дороговизны, потом долго оставались диковинкой, а к концу 1970-х годов предупреждения позабылись.
В итоге американцы убедили весь мир в безопасности изобретения Спенсера. СССР и страны советского блока же до самого конца относились к микроволновкам с большим подозрением, и даже немногие образцы, запущенные в серию на опытных заводах, подвергались постоянному строгому тестированию.
А с американскими военными эксперименты с магнетронами ещё сыграли злую шутку. Сербская армия использовала микроволновки во время натовских бомбёжек. Привычный бытовой прибор, включённый в сеть и с открытой крышкой, фиксировался военными США как работающий радар. Это заставило американских лётчиков угробить тучу дорогих боеприпасов, охотясь за обычными микроволновками.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июль 2013 года
Рубрика: История изобретений
Автор: Борис Шаров

Метки: пища, еда, Тайны 20 века, США, микроволновка, печь, магнетрон




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.