Пасхальная открытка — история и традиции

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Всем нам с детства знакомы разноцветные почтовые карточки, которые мы привычно называем открытками. Мы отсылали их друзьям, родным и близким, поздравляя с Новым годом и Рождеством, с 8 Марта, 23 февраля и Днём Победы… Но одна из разновидностей этих красочных «поздравлялок» имеет особую, весьма интересную судьбу, о которой нам и хотелось бы сегодня рассказать. Итак, знакомьтесь: пасхальная открытка!

Пасхальная открытка — история и традиции

Как на открыткины именины…

По слухам, первая открытка появилась на свет в 1794 году благодаря английскому художнику Добсону, нарисовавшему очаровательную рождественскую картинку на обратной стороне письма с поздравлениями своему другу. Однако официальной датой её рождения считается 1874-й, когда на почтовый конгресс в Берн съехались представители 22 государств: они учредили Всемирный почтовый союз и подписали Всемирную почтовую конвенцию.
В этом историческом документе и был установлен международный стандарт «открытого письма размером 9 на 14 сантиметров», благодаря которому иллюстрированная почтовая карточка быстро завоевала весь мир. Её популярность среди самых бедных слоёв европейского и американского общества возрастала год от году. Тому способствовали низкая цена, привлекательная внешность и повсеместная доступность поздравительной открытки, а также коллекционная ценность, ведь в то время подобные печатные издания выходили малыми тиражами и быстро становились раритетом.
Основными сюжетами, на которые художники создавали рисунки для почтовых карточек, были Рождество и Пасха, причём рождественские открытки являлись приятным дополнением к основному презенту, а пасхальные сами по себе служили прелестным подарком.

Длбро пожаловать в Россию

Во второй половине XIX века число пасхальных открыток, изданных в европейских типографиях, исчисляется уже миллионами. Они без боя завоёвывают сердца селян и горожан, богатеев и бедняков по всему миру. И у нас в России сливки общества выписывают себе из Германии карточки с «ихними» цыплятами и зайчиками (символами католической Пасхи), стараясь не отстать от европейской моды. Отечественные же издатели, как водится, долго раскачиваются, с недоверием относясь к иноземным новшествам. Благодаря их нерасторопности первые российские пасхальные открытки появились на свет почти на четверть века позже, чем в других странах.
Произошло это так: в самом конце XIX столетия, в 1896 году, по заказу Общины Святой Евгении был выпущен художественный конверт с пасхальным рисунком. А вслед за ним — художественные открытые письма, выполненные в технике хромолитографии: целая серия из четырёх пасхальных открыток. Они представляли собой акварели на весенние сюжеты известного писателя и художника Николая Каразина — таков был первый и весьма успешный проект издания пасхальных карточек в России. Кстати, весь доход, полученный от продажи открыток, поступил в фонд помощи бедствующим сёстрам милосердия, работавшим в госпиталях Красного Креста на полях сражений. С тех самых пор издательство Общины неизменно держало первенство в открыточном деле, ежегодно выпуская к Светлому Христову Воскресению самые лучшие, по оценкам специалистов, пасхальные карточки в России.
В 1898 году увидела свет новая пасхальная серия — уже из 10 открыток: рисунки для них руководству Общины предоставили бесплатно лучшие художники того времени: Е. Бем, И. Репин, К. Маковский, М. Виллие, Е. Самокиш-Судковская. Тираж каждой открытки составлял 10 тысяч экземпляров. Это были настоящие произведения искусства, ажиотаж вокруг них поднялся такой, что 100 тысяч экземпляров расхватали буквально в течение недели, и издателям пришлось повторить тираж!
Вот так и шло развитие открыточного дела в России — весело, с песнями, лучшими художниками и издателями! К началу XX века многие российские и зарубежные издательства (в том числе Р. Голике, Р. Лютермана «Ришар», О. Кирхнера, А. Вильборга, рижское «Ленц и Рудольф», шведское «Гранберг», французское И. Лапина и немецкое О. Дьяковой) начали выпускать пасхальные открытки для российского рынка. Западные типографии располагали самым передовым полиграфическим оборудованием и предлагали недорогие открытки широчайшего ассортимента. Более того, некоторые западные издатели продавали российским издателям готовые клише — рисунок со свободным местом для русского текста: точно такие же открытки одновременно выходили в других странах на английском, немецком, французском и шведском языках…
Правда, большой популярности в наших краях эти карточки-космополиты не снискали: хотя на них и изображались традиционные крашеные яйца и куличи, и текст был выдержан вполне в славянском духе, но было в них нечто чужеродное, противное русскому сердцу! Вместо золотых куполов православных храмов — островерхие башни католических костелов и кирх, взрослые и дети в западной одёжке, и даже у зайчиков, птиц и зверушек типично иностранный вид… Зато как горячие пирожки расхватывались открытки отечественного производства, изображающие пасхальные сценки с крашеными яйцами, ангелочками и ангелоподобными детишками: до наших дней, благодаря коллекционерам-филокартистам, дошла тысяча пасхальных сюжетов! Например, на открытках художника Б. В. Зворыкина крашеные яйца, обрамлённые орнаментами, стилизованными под древнерусскую роспись, превращались в настоящие произведения искусства.

Зеркало эпохи

Продолжалась такая русская открыточно-пасхальная лепота вплоть до 1914 года: именно с этого времени у пасхальных открыток появилась новая сюжетная канва. Сначала на них стали печатать изображения участников Первой мировой войны: солдат, возвратившихся с фронта, раненых бойцов на больничных койках, сестёр милосердия и детишек, собирающих пасхальные гостинцы в действующую армию… Пользовались популярностью карточки, на которых Николай II дарил пасхальное яйцо рядовому пехотинцу, — они стали символом единства государя с народом.
Затем на картинках появились приметы революционных перемен: на одной из пасхальных открыток 1917 года неизвестный художник изобразил рабочего, разбивающего красное яйцо, — вот вам и прообраз Октябрьской революции…
Символично, что создатели пасхальных сюжетов радостно откликнулись на идею обновления мира. Тем не менее сразу после прихода к власти большевиков производство пасхальных открыток в России было запрещено, и любимым народом открытым почтовым карточкам с куличами и пасхами пришлось отправляться в эмиграцию вместе с большинством носителей старых традиций…
В 1920-е годы в Европе в белоэмигрантской среде печаталось много почтовых карточек с репродукциями картин русских художников. Наглядный тому пример — дошедшие до нас 300 сюжетов берлинской типографии О. Дьяковой. Но, что характерно, поздравительных открыток среди них было очень мало, а пасхальных — всего-то четыре штуки, причём изданы они были без традиционной надписи: «Христос Воскресе!». Горе и отчаяние изгнанников русского народа наложили свой отпечаток и на эти незатейливые «поздравлялочки»…

Открытка в эмиграции

Тем не менее 70-лет подряд православные пасхальные открытки неизменно издавались малыми тиражами в частных типографиях в Париже, Нью-Йорке и в издательстве Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США). Как вы думаете, почему люди тратили порой последние деньги на то, чтобы напечатать такую «ерунду, чепуховину и пустяковину», как трогательно-пасторальная пасхальная открыточка? Наверное, потому, что для эмигрантов, их детей и внуков эти милые картинки стали частью традиций, связывающих с утраченной родиной…
Столь мизерное количество издаваемых пасхальных открыток и скудный ассортимент не могли удовлетворить имеющийся спрос, поэтому за кисть взялись непрофессиональные художники, самоучки.
Одним из наиболее известных жанровых мастеров стал Константин Николаевич Подуш-кин, служивший в своё вдемя ротмистром 18-го гусарского Нежинского полка: перебравшись в Америку, он освоил открыточное дело и создал множество прелестных пасхальных сюжетов.
Другим известным мастером, написавшим 78 иллюстраций для пасхальных открыток, был архимандрит Киприан (известный в миру как Кирилл Дмитриевич Пыжов), уроженец Петербурга, прошедший нелёгкий эмигрантский путь от России через Константинополь, Болгарию, Париж и Словакию до Соединённых Штатов. Унаследовав от матери-художницы талант живописца, он всю свою жизнь занимался росписью храмов, писал картины на православные темы, а в 1954 году издательство Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле выпустило первые три пасхальные открытки этого удивительного человека, правда, тогда они были «безымянными», без подписи автора. Только после возведения игумена Киприана в сан архимандрита на пасхальных рисунках появились его инициалы…
Кстати, на одной из его открыток (изданной в 1963 году) можно видеть пасхальный крёстный ход, каким он бывал на самом деле, в отличие от хрестоматийной картины, написанной в своё время художником В. Перовым.

Триумфальное возвращение

Минули долгие десятилетия безверия. И вот в 1990 году православные россияне решили возродить дореволюционную традицию пасхального послания от одного христианского сердца к другому. Обратились к филокартистам, и с их помощью издали первые современные пасхальные открытки по эскизам, явно или скрытно копирующим лучшие из сохранившихся образцов начала прошлого века. С тех пор минуло уже 30 лет, созданием рисунков занялись многие молодые российские художники, и нам с вами остаётся надеяться, что с их помощью быстро расширится довольно ограниченный набор сюжетов современной пасхальной открытки и каждую Пасху в наш дом будут слетаться разноцветные прямоугольнички с золотой надписью: «Христос Воскресе!», вселяя в наши сердца радость и надежду.

Журнал: Советы Оракула №4, апрель 2020 года
Рубрика: Занятная история
Автор: Леонид Голицын, историк, философ

Метки: рисунок, пасха, открытка, почта, Советы Оракула, сюжет, поздравление



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.