Почтовый рожок — история появления

Помните знаменитый «Венский вальс» Штрауса? Цокот копыт, пение птах, шелест листвы. И в это время коляску обгоняет почтовый экипаж, на облучке которого почтальон играет на рожке. Так звуки почтового рожка вплетаются в ткань мелодии вальса. Многие композиторы использовали почтовый рожок в своих произведениях. Услышим мы его и в сольной партии Третьей симфонии Густава Малера.

Почтовый рожок — история появления
Считается, что в рождении рожка виноваты гуртовщики. Когда они прибывали в селение для закупки очередной партии скота, начинали трубить в рог. Но появился почтовый рожок в начале XVI столетия в Германии вместе с имперской почтой Турн-и-Таксис. Первоначально использовать этот рожок имели право только конные почтальоны, сообщавшие о своём прибытии и отбытии.

Прусский стандарт

Затем эти привилегии были даны и кондукторам почтовых дилижансов. В Германии были введены строгие законы. В случае подачи сигнала почтовым рожком все должны были уступать дорогу. Никаких заторов не должно быть! За непослушание бюргеров-горожан беспощадно штрафовали, а крестьян наказывали палками. Кроме того, на заставах с почтальона не имели права взимать подорожную плату. И в первую очередь перевозчики были обязаны перевозить почтальона, не беря за это деньги. Строго предписывалось, чтобы охраняемые городские ворота немедленно открывались даже ночью при сигнале рожка, а другие экипажи в это время не имели права въезжать в город, дожидаясь утра следующего дня. Своим рожком почтальон предупреждал о прибытии и о начале сбора писем и другой корреспонденции. Сигналом рожка он также уведомлял и о своём отбытии. Интересно и то, что если почтарь сбивался с пути ночью или в непогоду, он трубил в свой рожок. На эти сигналы могли отозваться собаки. С их помощью он мог добраться до ближайшего населённого пункта и уже там узнать, где ему добраться до места назначения.
В 1712 году в Пруссии был введён строжайший запрет на использование почтового рожка. Им могли пользоваться только почтальоны. Шло время, и требования к кондуктору почтового дилижанса менялись. Вводились новшества. В начале XIX века почтальонам уже предписывалось, что они должны были трубить на рожке служебные сигналы, записанные… нотами. Теперь для отправки курьерской, простой, срочной и верховой почты, эстафеты подавались определённые сигналы. Были свои сигналы об отправлении, о количестве лошадей и экипажей. По-разному звучали сигналы об оказании помощи, опасности или остановке. Даже о своём движении рысью или шагом почтальон должен был предупреждать. Опытный почтмейстер уже по мелодии заранее определял, какая почта прибыла на его почтовую станцию. Но в некоторых странах были и отклонения. В швейцарском кантоне Граубюндене за хорошее исполнение на почтовом рожке почтальон поощрялся. К его жалованию была солидная надбавка. В другом швейцарском кантоне Санкт-Галлен по инструкции от почтальона требовалось кроме подачи служебных сигналов ещё и ублажать слух жителей, играя на рожке различные музыкальные пьесы.

В России — свистеть!

А в нашей стране сигналом о прибытии был молодецкий свист. В XVI-XVII веках, чтобы не было задержки при смене лошадей на подставах, ямщики, подъезжая к яму — почтовой станции, громко свистели. На такой свист моментально выводили свежих лошадей. Немец Олеарий, трижды посетивший Россию в тридцатых годах XVII столетия, упоминает о рожке из бычьего рога. Он должен был иметься у каждого ямщика. Но те продолжали по-прежнему свистеть, уверяя начальство, что при этом и кони резво бегут, и сам свист слышен дальше, чем сигнал рожка. В конце XVII века состоявший на русской службе полковник Вебер из Ганновера писал, что при помощи свиста ямщик погонял лошадей и подавал сигнал о том, чтобы ему уступили дорогу.
Царь-реформатор Пётр I решил раз и навсегда покончить со свистом и начал внедрять европейский почтовой рожок. В 1714 году при открытии тракта между Петербургом и Нарвой будущий император повелел при отъезде почтальонам трубить в рог. Для этого из Митавы даже был вызван опытный почтальон. Авконце уходящего 1714года Пётр I повелел, чтобы на тракте Петербург-Нарва «для ординарной почты и штафетов (эстафеты)… купить рожки, а для учения взять одного из рижских почталионов». Всё тот же Вебер в 1718 году пишет, что все попытки преобразования российской почты по немецкому образцу окончились полным фиаско. Ямщики не только не умели играть на рожках, они даже не могли усвоить необходимость отправляться и прибывать по точному расписанию. Ненависть к почтовому рожку была такая, что Вебер приводит казусную историю. Один из ямщиков, отказываясь играть на рожке, «уморил себя из злости крепкой водкой, предпочитая скорее умереть, чем приставить к губам немецкий инструмент». И по российским ухабам по-прежнему мчались ямщики с почтой и ямщики-курьеры с лихим посвистом и криками: «Эй, родимые, грабят!» или «Залетные, выручайте!» Доброе слово и уговоры не помогали. Тогда пришлось прибегать к наказанию. За свист и за непользование рожком в 1721 году беспощадно был бит батогами выдропужский ямщик Николай Логинов. Но наука не пошла впрок. Он и в дальнейшем продолжал свистом предупреждать о своём прибытии. Вероятно, забыл русское присловье, мол, не надо свистеть, ибо не будет денег, а вот беду накличешь.

Колокольчик победил

Первый император России так и не сумел привить любовь к рожку. Но его преемники не сдавались. В 1770 году почтальонам Петербургско-Нарвского тракта были выданы новые рожки. В 1772 году рожки получили почтовики Могилёвской и Псковской губерний.
В 1799 году в царствование Павла I произошло преобразование почтового ведомства, верховым почтальонам выдали полагающиеся в дорогу рожки. Были они медные. В 1807 году в царствование уже Александра I была издана инструкция губернским почтмейстерам, где предписывалось, чтобы «в городах и селениях, пред мостами, плотинами и в тесных местах трубили в почтовые рожки, дабы всяк давал им свободный проезд».
Эта инструкция «опиралась» на инструкции 1765 и 1772 годов, в первой из них указывалось следующее: «почталионы в езде должны… наблюдать часы, носить мундиры и употреблять почтовые рожки в городах, местечках, сёлах и деревнях, а равно и — перед ущелинами, плотинами и мостами трубить, чтобы всякий, слыша это, не мешал почте, но давал бы ей свободный проезд».
Власти продолжали борьбу. В 1839 году Николай I повелел для почтовых карет и бричек для перевозки почты «учредить почтовые рожки для сигнальных знаков, по которым все встречающиеся экипажи обязаны сворачивать в сторону и давать почте свободный проезд, а шоссейные заставы поднимать шлагбаумы. Другие сигнальные знаки будут для извещения о прибытии почты на станцию, дабы ямщики могли немедленно выводить лошадей в хомутах, станционные же смотрители встретить почту». На смену рожку пришёл колокольчик. И как первоначально с ним не пытались бороться, он всё-таки победил.
А рожок в российской почте сохранился исключительно как эмблема. Его стали изображать на вывесках, почтовых флагах, мундирах, должностных знаках и печатях. Правда, из обихода он совсем не исчез. Было предписано держать его только на почтовых дилижансах. Рожок прославили в своих произведениях Гейне, Гёте, Сервантес, Шекспир. Его звуки можно услышать в музыке не только Штрауса и Малера, но и в произведениях Шуберта, Баха, Бетховена. Так был увековечен этот инструмент. Можно его увидеть и на марках разных стран.

Журнал: Загадки истории №51, декабрь 2019 года
Рубрика: Люди и вещи
Автор: Виктор Елисеев

Метки: Александр I, Николай I, Павел I, эпоха Романовых, Загадки истории, Германия, эмблема, сигнал, почта, рожок, ямщик



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —