Самовар — история появления

Как бы вы ответили на вопрос, что такое самовар? Скорее всего, пожали бы плечами: что тут отвечать, самовар — он и есть самовар, кто же о нём не знает? Но всё-таки?

Самовар — история появления

Sputnik и perestroyka

Довелось мне как-то познакомиться с англичанином, интеллигентнейшим человеком, в совершенстве владеющим русским языком и влюблённым в нашу культуру. Однажды в беседе я его попросил перевести слово «самовар» на английский язык. Он надолго задумался, а потом неуверенно произнёс с вопросительной интонацией: «Self-boiler?» Я рассмеялся — в обратном переводе это означало бы что-то вроде «котёл, который сам себя кипятит». Рассмеялся и мой знакомый. Оказывается, он меня просто разыграл, а на английский слово «самовар» вообще не переводится. Те англичане, кто понимает, о чём речь, им и пользуются — samovar. Это слово вошло в английский язык так же, как русские sputnik и perestroyka.

А что говорят словари?

Обратимся к русским источникам — для начала к словарю Брокгауза и Ефрона. О самоварах там сказано весьма коротко: «Самовар — см. Чай». Что же, смотрим статью «Чай». О самоварах в ней — ни слова, ни одного упоминания. Сразу вспомнился юмористический рассказ Станислава Лема, где персонаж пытался найти в энциклопедии инопланетное слово «сепульки». Та статья тоже была лаконичной: «Сепульки — см. Сепуление», далее «Сепуление — см. Сепулькарий», и наконец: «Сепулькарий — см. Сепульки». Так бедный герой рассказа и не узнал, что это такое. Вполне возможно, Лем обыграл тут опыт Брокгауза… Ну да ладно, самовар — вещь не столь загадочная, может быть, удастся что-то о нём выяснить.
Открываем Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Наконец-то! «Самовар — водогрейный, для чаю, сосуд, большей частью медный, с трубою и жаровнею внутри». Немного иную трактовку даёт словарь Ушакова: «Металлический прибор для кипячения воды с топкой внутри, наполняемой угольями».

Дитя разных народов

Назвать русский самовар атрибутом старины, пожалуй, нельзя — не в глубинах столетий он появился, а примерно во второй половине XVIII века, что по историческим меркам совсем недавно. Но в разных странах и в разные эпохи существовали у него предшественники. Ещё у древних греков и римлян были «самовары». Назывались они «аутепса» и представляли собой пустотелый металлический куб с двойными стенками, между которыми заливали воду. В центре куба разводили огонь, а сверху можно было ещё и сосуд какой-нибудь кулинарный пристроить. Было нечто похожее и у китайцев — хо-го с трубой и поддувалом. А вот у японцев никаких самоваров не было, да и быть не могло. Они готовят чай не так, как принято в других странах — заварку отдельно, кипяток отдельно, — а всё сразу, приблизительно так, как мы готовим кофе. Так что самовар им без надобности.
В Западной Европе изобрели так называемые фонтаны — это тоже своего рода прототип самовара. В них охлаждали вино, внутри была ёмкость для льда. Вы скажете, какой же это самовар, скорее наоборот! Но принцип тот же, а охлаждать или нагревать — не столь существенно. Да и не только охлаждали. В России, куда фонтаны завезли в начале XVII века, их использовали и для подогрева воды. Были ещё бульотки, придуманные во Франции. В них заливали кипяток и не давали ему остыть при помощи горящей внизу спиртовки. Кранов у бульоток обычно было несколько — так удобнее (для лентяев — вставать не нужно!).
А вот кухни-самовары были уже чисто русским изобретением. По форме они напоминали русский сосуд братину. Внутри у них были перегородки, и в каждом отсеке варилось отдельное блюдо. Потом добавили ещё один отсек с краном для кипятка. Готовые блюда доставали черпаками сверху.
Ближе всего к известному нам самовару был сбитенник, предназначенный для приготовления традиционного русского напитка — сбитня. Он уже имел и трубу, и поддувало, впоследствии перекочевавшие в собственно самовары.
Но всё же своей популярностью русские самовары обязаны новому напитку — чаю. Новому? Это не оговорка? Нет. Сейчас увидим, как это было.

Подарок Алтын-хана

Кажется, чай на Руси пили всегда. Но не тут-то было! Чайная история началась в 1638 году, когда к правителю Монголии Алтын-хану прибыла русская делегация, возглавляемая боярским сыном Василием Старковым. Они привезли с собой роскошные подарки — соболиные шкуры. Русских послов принимали радушно, угощали их почитаемым в Монголии «китайским зельем» — чаем. А когда собрались послы возвращаться на родину. Алтын-хан подарил им около шести килограммов экзотической сушёной травы. Послы, которым чай не очень-то пришёлся по вкусу, намекнули, что неплохо бы заменить дары на парчовые ткани, но хан сделал вид, что намёка не понял. Так и отправился чай в Россию. При дворе царя Михаила Фёдоровича о нём говорили так: «Питие доброе, и когда привыкнешь, гораздо укусное».
Со временем о монгольском подарке начали забывать, да и царь на престоле был уже другой — Алексей Михайлович. При нем русский посол Иван Перфильев привёз из Китая тцай-йе — тот же чай. Не сразу решились бояре напоить самодержца китайским настоем. Тщётно рылись в «Травниках» и «Лечебниках» в поисках хоть каких-то сведений о таинственном растении. Тогда царский лекарь самоотверженно провёл опыт на себе. Только после этого горячий напиток был подан к царскому столу. Царю он понравился и даже излечил от недомогания, после чего вошёл во всеобщее употребление.
В конце XVIII века чай свободно продавался на городских базарах и в лавках, а вот в деревне оставался неизвестным ещё долго. В русской народной песне тех времён рассказывается, как слуга в деревне готовил барину чай.

Раз прислал мне барин чаю
И велел его сварить,
А я отролу не знаю,
Как проклятый чай варить.
Взял тогда, налил водички,
Всыпал чай в пустой горшок
И прибавил перцу, луку
Да петрушки корешок.
Словом, от барина слуге влетело, и он сделал вывод:
Долго думал, удивлялся,
Чем же мог не угодить,
А потом-то догадался,
Что забыл я посолить…


Вот вам и русский национальный напиток! Но, так или иначе, чай прочно завоёвывал позиции, и потребность в самоваре становилась насущной.

Какими они были?

Настоящий русский самовар изобрели, по-видимому, где-то в Средней полосе России, хотя точную дату, место и имя автора изобретения теперь уж не установить. Сначала в ёмкость внутри самовара засыпали угли, потом для аромата добавляли сосновые или еловые шишки. Надевали трубу, раздували (чаще всего сапогом), а когда вода закипала, накрывали крышкой. Угли без доступа воздуха хотя и гасли, но тепло хранили долго, что и требовалось. Сверху надевали конфорку для заварочного чайника.
Покупка самовара становилась для многих небогатых семей событием, порой он был единственной «роскошью» в доме. О самоварах заботились, их начищали до блеска. Возникали ритуалы чаевничанья, коим строго следовали. Известный историк XIX века А.В. Терещенко писал: «Существует обыкновение, кто бы ни пришёл в гости и в котором бы часу, хотя бы сами хозяева недавно пили чай, но для гостя настаивают и сами с ним пьют. Случается, что по нескольку раз в день ставят самовар, и у зажиточных, особенно в праздники, он со стола не сходит». Отдал дань самовару и Пушкин. Вспомните «Евгения Онегина»!

Смеркалось, на столе блистая
Шипел вечерний самовар,
Китайский чайник нагревая;
Под ним клубился лёгкий пар.
Разлитый Ольгиной рукою,
По чашкам тёмною струею
Уже душистый чай бежал…


Самоварных дел мастера, число коих росло в геометрической прогрессии, жёстко конкурировали между собой. Если первые самовары напоминали грубоватые горшки, то потом они стали похожи на произведения искусства. Самовары-вазы, самовары-кубки, самовары-рюмки… Всего не перечесть. Были шестиведерный самовар с несколькими кранами и дорожные с откидными ножками и отделениями для хранения чая и сахара — их делали в виде сундучков с ручкой. Знаменитый русский художник Виктор Васнецов не остался в стороне от «самоварной горячки»: он создал самовар в виде петуха с кудрявым гребешком, получивший золотую медаль на Всемирной промышленной выставке в Вене в 1873 году. Делали мастера и «поющие» самовары — в них был вмонтирован музыкальный механизм, услаждавший слух чаевничающих приятными мелодиями.

Ностальгия по самовару

В наши дни, конечно, в городе настоящий самовар не поставить. Их заменили самовары электрические, которые, если вспомнить определения Даля и Ушакова, вообще не самовары. Современные архитекторы И. Лучкова и А. Сикачев из московского ЦНИИЭП жилища классифицируют самовары, в частности, так: «Род «самовар жаровой» и род «самовар электрический» войдут в подсемейство устройств для приготовления кипятка. Соответственно каждый род состоит из видов. Например, среди видов, составляющих род «самовар жаровой», будут вид «самовар жаровой стационарный» и «самовар жаровой дорожный». Что ж, если придерживаться этой точки зрения, не всё ли равно, чем нагревать воду — электричеством или горячими углями. Архитекторов можно понять — их самовар интересует лишь как украшение интерьера.
Нынешние электросамовары красивы, удобны, чисты, безопасны — все преимущества на их стороне, спору нет. Недаром видный архитектор XX столетия Вальтер Гропиус спроектировал в жилом интерьере специальный «чайный угол» — конечно же, самовар там предусматривался электрический. И все же как хочется порой чайку с ароматом еловых шишек из заслуженного старого самовара…

Журнал: Тайны 20-го века №46, ноябрь 2013 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Андрей Быстров

Метки: Россия, Тайны 20 века, чай, вода, самовар, чайник, кипяток



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —