Рыцари не стреляли из лука!

История человеческой цивилизации полна тайн. На протяжении веков над тем, чтобы раскрыть эти тайны, бьются лучшие умы. Но обычно учёных интересуют глобальные проблемы — это тайны древних славян, хеттов, египтян, тамплиеров, русских царей и цариц. Однако есть в истории человечества, казалось бы, незначительные детали, которые, вроде бы не стоят того, чтобы исследователи тратили на них своё время. А ведь именно из таких деталей и складывается подчас мозаика минувших эпох.

Фото: рыцари не стреляли из лука, интересные факты
Доводилось ли вам, уважаемые читатели, слышать о том, что рыцари Западной Европы никогда не стреляли в бою из лука? Почему? Неясно… Впрочем, эта загадка из тьмы веков совсем без ответа не осталась. Найти ответ на этот вопрос решил английский историк Тимоти Ньюарк.

Истинное благородство

В Средние века самым эффективным оружием были лук и стрелы, особенно композитный лук, из которого стреляли прямо из седла. Величайшими конными лучниками Средневековья были, конечно, гунны, монголы и турки. Их имена воскрешают в памяти страшные образы наездников, ускользающих от атаки, имитирующих отступление только для того, чтобы обернуться в седлах и спустить с тетивы смертельный град стрел. Но, несмотря на бесконечные боевые победы этих восточных орд, военная элита Западной Европы не спешила перенять их опыт. Рыцари никогда не стреляли из лука. Почему?
Причина — социальный снобизм. Т. Ньюарк полагает, что рыцари считали: убивать противника стрелой из лука подло, и такая победа не делает чести уважающему себя воину. Истинное рыцарское благородство проявляет лишь тот, кто победит врага с копьём, мечом или булавой в руках. Лук и стрелы были оставлены для людей, стоящих ниже по своему социальному статусу, которые не могли сражаться так же храбро, как их господа. Именно поэтому в отряды стрелков набирали крестьян, не способных купить себе лошадь. Вот почему европейские лучники в основном были пешими. Таково было последствие тогдашнего социального и культурного снобизма.

Стремительная атака в ближнем бою

Германский фанатизм, с которым отрицался лук, был присущ всей Европе. В римской и византийской армиях имелось множество лучников. И у наёмников, и у солдат из императорских отрядов имелись мощные композитные луки.
На Востоке профессиональные воины мастерски стреляли из лука не спешиваясь. Им и в голову не приходило, что такая манера ведения боя где-то может считаться недостойной. Луки с тетивами, инкрустированными золотом и самоцветами, дарили отличившимся воинам. Позолоченные луки восточных владык считались символом власти. На Западе к лукам было другое отношение. Рыцарь касался этого оружия только на охоте или же во время спортивных состязаний.
И вот тут возникает вопрос: как при таком отношении к столь эффективному оружию германцы вообще отвоевали себе место под Солнцем? Оказывается, стремительная атака в ближнем бою сводила на нет любые преимущества конных лучников по сравнению с германскими всадниками. Тем не менее, необъяснимое отвращение западных всадников к луку очень дорого обошлось им и в Испании, и на Святой Земле.

А граф-то — ненастоящий!

Конечно, рыцари осознавали силу лука и арбалета. Существовали проекты запретить использование этого оружия на поле битвы. В 1215 году арбалетчики вместе с воинами-наёмниками и хирургами, делавшими операции воинам после боя, были признаны самыми «кровавыми воинами». Эти запреты не помешали тому, чтобы в войсках, наравне с другими воинами, бились и лучники. Но в умах профессиональной военной элиты родился предрассудок — лук неподходящее оружие для защиты чести.
Стреляешь из лука или даже просто носишь его, значит, ты парвеню (человек незнатного происхождения, добившийся доступа в аристократическую среду, — прим. ред.). Лишь несколько исключений из этого правила усиливало мнение, что для профессионального конного воина, особенно принадлежащего к рыцарскому званию, неблагородно носить лук. В VI веке летописец франков Григорий Турский упоминает графа Людаста, который носил колчан поверх кольчуги. По всем остальным признакам граф являлся членом воинской элиты франков: он носил шлем, доспехи и, без сомнения, ездил на лошади. Но у него был лук. Возможно, эту деталь летописец добавил, чтобы все понимали — граф был парвеню. Он быстро поднялся от повара и конюшего до рыцаря и поэтому не обладал врождённым благородством настоящего дворянина. К тому же историк обвиняет Людаста в том, что тот распускал слухи об интриге королевы с епископом.

На грани приличия

В предубеждении к луку заметно и греческое влияние. В пьесе, написанной Еврипидом в V веке до н.э., один из героев порочил Геракла: — Он никогда не носил щит или копьё. Он пользовался луком, оружием труса, — чтобы ударить и убежать. Луки не делают героев. Настоящий мужчина только тот, кто твёрд духом и осмелится стать против копья». Отец Геракла говорит в его защиту: «Человек, искусный в стрельбе из лука, может послать град стрел и ещё что-то сохранить в запасе. Он может сохранять дистанцию так, что враг никогда не увидит его, а заметит только его стрелы. Он никогда не подставляется врагу. Это первое правило войны — нанести урон противнику, причём как можно больший, и при этом самому остаться невредимым». Подобный «цинизм» сегодня был бы абсолютно оправдан, но в те времена подобные высказывания звучали на грани приличия.

Социальное жеманство

Когда были изобретены и другие виды стрелкового оружия, предубеждение против лука как — самого жестокого оружия трусов» продолжало сохраняться. Вот почему благородные воины отказывались его использовать. Таково было влияние этого аристократического предрассудка, рождённого германскими воинами ещё в незапамятные времена. Он и определил характер ведения боя на целую тысячу лет — самый примечательный случай социального жеманства, перевешивающего всякую военную логику.
Кстати, влияние этого предрассудка сказалось и на распространении в армиях Европы штыковых атак, когда штык, по сути дела, заменял воинам копья. На Востоке, в отличие от Запада, штыки не были распространены. Из ружей там было принято только стрелять!

«Лукофилы» и «лукофобы»

Так что именно в области применения ударного и метательного видов оружия лежит тот «водораздел», который, по мнению Т. Ньюарка и его коллег, определяет характер развития защитного вооружения на всей территории Евразии. Хорошо бы прояснить — когда и на какой территории он всё-таки произошёл, и почему одни древние народы стали «лукофилами», а другие «лукофобами».
Но, видимо, скорее всего эта тайна относится ко временам настолько от нас отдалённым, что, видя её следствие, мы вряд ли обнаружим причину. Единственно, что для нас сегодня очевидно: готы, перекочевавшие в Западную Европу с берегов Дона, уже были предубеждены против лука. А вот народы, обитавшие восточнее, напротив, восхваляли и обожествляли лук и стрелы. Японские самураи, в отличие от европейцев, и вовсе считали именно лук, а не меч, главным оружием войны: на японском языке «воевать» и «стрелять из лука» — это синонимы!
В каких древних легендах, преданиях и истории каких народов остались следы этого драматичного события древней истории, сегодня мы не знаем, но то, что оно когда-то случилось — несомненно!

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2009 года
Рубрика: Кодекс чести
Автор: Вячеслав Шпаковский

Метки: Тайны 20 века, средневековье, рыцарство, арбалет, лук, стрела, бой, Европа, стрельба





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —