Блатной жаргон

Языки, понятные лишь кругу избранных, как правило, создавались для общения определённой группы людей. Таковы профессиональный сленг, падонкаффский, или олбанский, йезыг и, конечно же, блатной жаргон — феня. Некоторые слова из них уже давно перестали быть секретом для всех и перекочевали в лексикон современного человека. Во всяком случае, заслышав фразу «За базар нужно отвечать», сегодня никто уже не удивляется. Понятно, что многим такой язык претит, но надо признать: блатной сленг довольно эмоционален и образен. При этом его происхождение до сих пор вызывает много вопросов.

Фото: блатной жаргон, интересные факты

Из тюрем — в народ

Есть мнение, что блатной жаргон появился одновременно с первыми тюрьмами, то есть в XVI веке. Различным криминальным элементам необходимо было общаться так, чтобы их не понимали окружающие. Например, обсуждать детали преступления при посторонних или предупреждать друг друга о чем-то в присутствии тюремщиков.
Некоторые исследователи считают, что сам блатной сленг и его название «феня» произошли от языка офеней — бродячих торговцев, музыкантов и нищих, среди которых было немало уголовных элементов. Не исключено также, что феня позаимствована у некоего офенского этноса, ныне полностью исчезнувшего. Правда, никаких подтверждений этому нет.
Очень долго феней пользовались исключительно уголовники. Но начиная с прошлого века ею стали перемежать свою речь люди, далёкие от криминала. Оно и понятно, ведь, для того чтобы попасть в тюрьму в советские годы, совсем необязательно было быть вором или убийцей: тогда сажали и за здорово живёшь. Во время пребывания в тюрьме лексикон зэка заметно обогащался. И на свободу он выходил с новыми знаниями. К тому же сведения о тюремной субкультуре можно было почерпнуть из фильмов и книг. Например, такие известные писатели, как Александр Солженицын и Варлам Шаламов, в своих произведениях описывали тюремный быт и, конечно же, блатной жаргон. Но этого недостаточно, чтобы свободно ботать по фене.

Высоким штилем

Отдельные попытки разузнать о фене немного больше предпринимались с тех пор, как она стала явлением. Например, ещё в 1859 году вышел в свет «Сборник выражений и фраз, употребляемых петербургскими мошенниками». А Владимир Даль, тоже интересовавшийся тюремным сленгом, писал: «Столичные, особенно питерские, мошенники, карманники и воры различного промысла, известные под именем мазуриков, изобрели свой язык, впрочем, весьма ограниченный, относящийся исключительно до воровства. Есть слова общие с офенским языком… Этим языком, который называется у них байковым, или попросту музыкой, говорят также все торговцы Апраксина двора — как надо полагать, по связям своим и по роду промысла. «Знать музыку» — знать язык этот; «ходить по музыке» — заниматься воровским промыслом»..
Самый полный словарь блатного жаргона, составленный Василием Трахтенбергом, был издан в 1908 году. Этот известный аферист прославился ещё и тем, что продал Франции марокканские рудники, которых в природе не существовало. За эту махинацию он отбывал срок в Таганской тюрьме. Там, видимо, и пополнил свой словарный запас,
В советское время даже изучать феню как лингвистическое явление не рекомендовалось. Конечно, существовали какие-то справочники для служебного пользования, но доступны они были далеко не всем.
А наш современник Фима Жиганец (Александр Сидоров) перевёл многие классические произведения на блатной язык. Например, стихотворение Лермонтова «На смерть поэта»: «Урыли честного жигана. И форшманули пацана, маслина в пузо из нагана, макитра набок — и хана!». Кстати, в своё время и Франсуа Вийон писал свои баллады на языке кокийяров — французских воров.

Способный заработать

Сергей Потапов, автор «Словаря жаргона преступников», изданного в 1927 году для НКВД, отмечал, что у блатного жаргона нет чёткой письменной формы, ведь уголовники чаще всего писали так, как слышали. Поэтому точно установить, откуда произошло то или иное слово, невозможно.
Один из исследователей блатного жаргона, Дан Михаэль, считает, что феня зародилась вовсе не на Руси, а в средневековой Европе. Например, в Германии воры и другие криминальные элементы, среди которых было довольно много евреев, говорили на языке хохумлошен. Так он называется в Талмуде, а состоит в основном из древнееврейских слов. Филолог Йозеф фон Трайн полагает, что этот язык представляет собой смесь диалектов немецких евреев. Отсюда можно сделать вывод, что в Россию феня проникла через преступные сообщества, в которых состояло много евреев. А последних, в свою очередь, в преступный мир привёл «режим осёдлости» и, соответственно, невозможность сделать легальную карьеру. Жаргон оставался тайным для полиции, так как евреев на службу не брали.
Эту версию подтверждает и тот факт, что в блатном жаргоне есть много слов на идише и иврите. Например, «феня» — это «офен», то есть способ выражения. Квалифицированный вор «марвихер» переводится с идиша как «способный заработать». Слово «блатной» на идише пишется как Die Blatte и означает «бумажка, записка»: документ, способствующий получению должности или вещи по знакомству или протекции. «Фраер» происходит от слова «Frej», имеющего значение «свобода»: на фене так называют человека, не принадлежащего к блатному миру. И так далее и тому подобное: «малина» — «малой» — «приют»; «халява» — «халав» — «даром»…

Взять за жабры

Людей гонимых, вынужденно становившихся на путь преступления, в России всегда было много, а потому в фене есть слова, «одолженные» у разных народов. Например, у цыган, чей воровской промысел вошёл в поговорки, блатной жаргон позаимствовал более 200 слов.
Исследователь Алексей Баранников считает, что выражение «взять за жабры», означающее «оказать давление», произошло от цыганского «взять за жагу», где «жага» — определённая часть тела. Из цыганского же языка в феню вошли слова «даберить», то есть «играть в карты», «пыхвара» — «базар» и «хавка» — «еда». От «хавки» же пошли «хавать» — «есть» и «хавальник» — «рот».
Очень любопытно происхождение слова «хандырить», то есть «ходить». В переводе с цыганского «хандири» означает «церковь». А профессиональные нищие по старой памяти и сегодня называют милостыню «хандыркой»: возле храмов всегда подавали (и подают) и больше, и чаще. Так что, скорее всего, изначально под словом «хандырить» подразумевалось как раз хождение по церквям с целью получения подаяния. Но потом истинный смысл этих шествий забылся…
Ещё одно блатное слово «шкары», означающее «штаны», произошло от цыганского «прекрасно» — «шукар». Карманники считали, что украсть кошелёк из кармана брюк проще, чем из нагрудного кармана. Просто прекрасно!

Кинуть понты

В лихие 1990-е, когда криминал вышел из подполья, интерес к блатному жаргону усилился настолько, что на нём заговорило едва ли не полстраны. Мы и сегодня и «косячим», и «гоним», и даже «кидаем понты». Но, к счастью, всё же не владеем феней в совершенстве. В 2016 году Минюст РФ официально запретил подследственным, находящимся в СИЗО, использовать тюремный жаргон. Тем не менее уголовники по-прежнему не только говорят на фене, но и думают на ней. А так называемые фраера, или «пассажиры», по воле случая оказавшиеся в криминальной среде, применяют жаргон лишь по необходимости, зачастую не понимая значения слов. Поэтому их вычисляют сразу.

Остановка в пути

По мнению некоторых исследователей, даже название «Таганка» произошло от еврейского слова «тахана», означающего «остановка в пути». Ведь именно Таганская тюрьма служила такой временной остановкой для заключённых перед пересылкой.

Уголок зоологии

Есть в разделе фени и свой «уголок зоологии», но отведи господь там оказаться. Судите сами: «петухом» называют человека бесправного, опущенного: «козлом» — того, кто имеет дело с администрацией; «наседкой» — того, кто стучит, и «крысой» — того, кто ворует у своих.

Уникальный сленг

Блатной сленг постоянно меняется, в нём появляются новые слова. При этом в каждой тюрьме и у каждой преступной специализации есть свои уникальные выражения.

Журнал: Все загадки мира №11, 27 мая 2019 года
Рубрика: Русский феномен
Автор: Галина Белышева





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —