Искусственный язык — почему провалились попытки создания?

Язык, на котором говорят, думают и пишут люди, — не только средство общения. Он наделяет нас неповторимыми особенностями мышления и мировосприятия, определяет саму суть народа и цивилизации. А с исчезновением языка пропадают во тьме веков и цивилизация, и народ, на нём говорившие, думавшие, писавшие…

Искусственный язык — почему провалились попытки создания?
«На всей земле был один язык и одно наречие… И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес… И сказал Господь: …смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле…» (Быт 11:1-8).
Опустим историю горячих споров учёных вокруг Вавилонского столпотворения и начнём с того, что в результате Вавилонская башня была признана вполне реальным объектом, известным как зиккурат Этеменанки (зиккурат — ступенчатая пирамида). А в XX веке было даже установлено место, где она находилась.
Так что с башней все вроде бы ясно. Но утверждение, что во времена её строительства все люди говорили на одном языке, вызывает у исследователей сомнения. Тем не менее глубокая философская подоплёка самой идеи единого для всего мира языка заставляет вновь и вновь возвращаться к ней.

Мечты о единоязычии

Попытки создать искусственный язык предпринимались с давних времён. Начнём с Алексарха (родственника Александра Македонского), разработавшего некую утопическую систему и около 316 года до н.э. основавшего на вершине Афона город Уранополис (Небесный город).
Новому сообществу, говорящему на разных наречиях, требовался единый язык—и он был разработан. Увы, следов его не осталось — до нашего времени дошли лишь отрывочные сведения об этом древнем проекте.
Вообще, преодолеть «вавилонский кризис» (разноязычие) люди пытались по-всякому: от навязывания побеждённым народам языка победителей до создания искусственных языков…
В эпоху Средневековья средством международного общения стала на некоторое время латынь. Впрочем, она подошла только для науки и философии (интернациональных по своей сути), но в иных сферах этот язык так и не прижился.
В XVII веке одновременно с активизацией международного общения возросла и активность апологетов всемирного языка.
• В 1617 году был опубликован трактат Г. Гюго, в котором рассматривались проблемы создания всеобщего искусственного языка.
• 1629 годом датируется известное письмо Р. Декарта аббату Мерсенну, где излагались основы универсального языка.
• В 1650 году появился проект Lingua Universalis Ф. Лаббе.
• В 1653-1666 годах Юрий Крижанич создал проект единого языка для всех славян — Ruski jezik.
Всего XVII век предложил Европе более 40 проектов искусственных языков. Среди их создателей и теоретиков были Я.А. Коменский, Ш. Сорель, И. Ньютон, Г. Лейбниц и ряд других не менее известных людей.
Но рекордсменом по числу искусственных языков стал XIX век, подаривший миру около 250 проектов (!). Из них наиболее известен волапюк (от изменённых английских слов «world» и «speak»).

В конкурентной борьбе

В мае 1879 года литературная газета баварского городка Литцельштетгена вышла с приложением, озаглавленным «Проект всемирного языка и всемирной грамматики для образованных людей всех наций Земли». Его автором был священник с филологическим образованием Иоганн Мартин Шлейер. Спустя год он издал учебник «Волапюк, всемирный язык», затем газету, а в 1884 году уже прошёл первый международный конгресс волапюкистов. Ещё через 5 лет 210 тысяч человек изучали волапюк на курсах, издавалось 30 журналов и существовало 283 общества его приверженцев.
Этот язык обладал явными недостатками, поэтому даже самые ярые почитатели жаждали его усовершенствовать. Но господин Шлейер был консервативен и отметал все попытки модифицировать проект. Возникли разногласия, длившиеся до смерти Шлейера в 1912 году, после чего интерес к волапюку сам собой угас. Этому способствовало и появление эсперанто.
Созданный варшавским врачом-окулистом Людвигом Заменгофом, он оказался самым жизнестойким из искусственных языков. В 30-е годы XX века его популярность даже заставила заволноваться спецслужбы разных государств. В Германии, в завоёванных ею странах и странах-союзниках эсперанто запретили, а в СССР в 1937 году было репрессировано более 30 тысяч эсперантистов. Зато в настоящее время на этом языке ежегодно издаётся более 200 книг и около 300 периодических изданий, а эсперантистов по всему миру насчитывается, по разным оценкам, от 2 до 20 миллионов.
Но не следует думать, что у эсперанто не было конкурентов. Вот их весьма неполный список: интерлингва, новиаль, окциденталь, интерглосса, идо, эдо, котава, логлан, лож-бан, универсалглот, неутраль, романицо, адьюванто, латино-сине-флексионе, глоса, рома-нид, унитарно, ОМО, эльюнди, Романова, ченгли, севориан, токипона, словно, венедык…
Были даже языки для общения с внеземным разумом. Например, линкос, созданный Хансом Фройденталем, профессором математики Утрехтского университета (Нидерланды).

Англо-китайский вариант

Но в конце XX века энтузиасты прекратили множить искусственные языки. С чем это связано? Сегодня в мире насчитывается около 7 тысяч языков. И каждую неделю один из них умирает. А со смертью языка уходит в небытиё и цивилизация его носителей. Лингвисты прогнозируют, что через 25 лет от ныне существующих «живых» языков останется лишь их десятая часть. Значит ли это, что не за горами время, когда на планете останется одна цивилизация и один язык?
Считается, что для успешного развития какого-либо языка необходимо, чтобы на нём говорило не менее миллиона человек. Но этому условию удовлетворяют только 250 языков из существующих ныне 7 тысяч, а на большей их части говорят менее 100 тысяч человек…
В издаваемом ЮНЕСКО «Атласе мировых языков, находящихся под угрозой исчезновения» читаем, что сегодня на грани вымирания находится 50 только европейских языков. То же можно сказать о 2 тысячах языков Тихоокеанского региона. В Северной Америке удалось сохраниться лишь небольшому количеству местных диалектов, выдержавших давление со стороны английской, французской и испанской культур. В США из нескольких сотен индейских языков, на которых местное население говорило до переселения сюда европейцев, осталось менее 150. А в Африке из известных на сегодняшний день 1,4 тысячи языков около 600 находятся в упадке, а 250 скоро исчезнут.
Неблагополучна ситуация и на постсоветском пространстве. На Кавказе есть языки, на которых говорят всего три-четыре человека. В фазе угасания нахдятся языки малых народов Крыма — караимов и крымчаков. В ряду исчезающих язык закарпатских русинов, урумский (язык греков Приазовья) и язык гагаузов (Молдова)…
Но не всегда язык исчезает только потому, что пропадают его носители. Порой он просто вытесняется при поглощении культуры одного народа более агрессивной чужой культурой. При этом с уходом одних языков ширятся и крепнут другие. На сегодняшний день впереди всех английский — принятый Америкой, он победно шествует по планете, став языком общения во многих сферах человеческой деятельности.
Но, как говорится, ещё не вечер. Директор Института мировой культуры академик В. Иванов считает, что к середине XXI века нынешнего лидера без особого труда обойдёт китайский язык.
Значит ли это, что в обозримом будущем человечество ждёт новое Вавилонское столпотворение?

Без языка и колокол нем

Потеря языка — это потеря ключа к культурной сокровищнице его народа, это утрата накопленного веками достояния предков. И об этом не следует забывать, когда мы говорим о проблемах нашего родного языка.
Сегодня русский язык по своей распространённости в мире занимает почётное четвёртое место после английского, китайского и испанского. Он является родным для 164 миллионов человек, из которых 130 миллионов живут в России, 26 миллионов — в бывших советских республиках, а 7,5 миллиона — в эмиграции. Ещё для 114 миллионов человек русский — второй язык общения. На самом деле это не так много, как кажется на первый взгляд. Если верить статистике, с момента распада СССР количество носителей русского языка сократилось более чем на 9 миллионов. И продолжает сокращаться.
Подсчитано, что человек за четыре поколения утрачивает старую и обретает новую национальную идентичность. А ведь за пределами России начинается жизнь уже третьего поколения потомков русскоговорящих людей!
Носителей русского языка в мире с каждым годом всё меньше. И, как заявил недавно ректор МГУ В. Садовничий, при нынешних темпах через 10 лет русский язык окажется позади французского, хинди и арабского. Когда же число русскоговорящих уменьшится вдвое, наш язык потеряет статус мирового…
Эксперты убеждены, что сокращение носителей русского языка неизбежно нанесёт серьёзный удар по русской культуре в целом. Впрочем, это заметно уже сегодня: одновременно со снижением количества носителей русского языка ухудшается и качество его знания. Следовательно, и качество русской цивилизации. В словаре Даля 250 тысяч слов, собранных им в разных уголках нашей страны. Словарный запас А. С. Пушкина оценивается литературоведами в 30 тысяч слов. Современные журналисты электронных и печатных СМИ оперируют не более чем 2 тысячами слов…
Что же всему этому можно противопоставить? Новый волапюк? Безмятежное ожидание естественного конца «великого и могучего»?
Власти страны утверждают, что понимают важность проблемы и предпринимают «все необходимые меры по укреплению русского языка». Мы ещё не знаем, во что эти меры выльются на практике, но любому здравомыслящему человеку понятно, что переломить возникшую ситуацию можно только в том случае, если грамотность снова войдёт в моду и высокий уровень языковой культуры опять станет престижным. А это возможно лишь тогда, когда каждый из нас почувствует себя в ответе за язык, подаренный ему предками. А значит, в ответе и за Россию.

Журнал: Советы Оракула №4, апрель 2020 года
Рубрика: Важная тема
Автор: Ирина Царёва

Метки: культура, речь, язык, эсперанто, волапюк, Советы Оракула, грамотность



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —