Александр Дюма: Скандал века с литературными неграми

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

На вопрос о том, кто написал знаменитый роман «Три мушкетёра», любой школьник ответит: Александр Дюма-отец. Действительно, на титуле книги стоит имя именно этого французского писателя. Тем не менее при жизни ему пришлось доказывать своё авторство в суде — после того как права на книгу заявил его негласный соавтор.

Александр Дюма: Скандал века с литературными неграми
Литературные негры

Литературная фабрика

История существования литературных негров стара как мир. В Европе их, правда, именуют более тактично — писатели-призраки. Впрочем, от разницы в названии суть этого порицаемого обществом явления не меняется. Со времён Древней Греции известные и богатые литераторы нанимали своих менее успешных собратьев по перу для написания за них литературных произведений. При этом авторство, разумеется, приписывалось заказчику, платившему «призраку» звонкой монетой. По мнению историков мировой литературы, в разное время в использовании подставных авторов, или литературных негров,, подозревали Чарлза Диккенса, Жюля Верна и Вильяма Шекспира. Данные авторы вошли в анналы человеческой истории, тогда как их безвестные помощники по перу канули в Лету.
Во времена дореволюционной России, по словам писателя Владимира Гиляровского, подпольное написание театральных пьес по заказу популярных драматургов и вовсе было поставлено на поток.
Однако самым известным литературным рабовладельцем считается Александр Дюма-отец. Официально из-под его пера вышли легендарные романы «Три мушкетёра», «Граф Монте-Кристо», «Графиня де Монсоро» и многие другие не менее известные произведения. Неофициально, о чём почти открыто говорили во Франции XIX века, Александр Дюма-отец содержал целую фабрику литературных негров, разделенную «по цехам». Одни его подчинённые придумывали сюжет произведения, другие писали диалоги, третьи наращивали «массу», а четвёртые сводили все это вместе. Неудивительно, что за свою творческую жизнь Александр Дюма написал более 100 тысяч страниц произведений различных жанров, а это примерно две тысячи страниц в год. Сделать подобную работу в одиночку практически невозможно.
Впрочем, тёмные литературные дела Дюма-отца вполне могли остаться на уровне слухов, если бы не «бунт на корабле», когда один из его негласных соавторов обратился в суд, чтобы доказать своё авторство «Трёх мушкетёров».

Болтливые газетчики

Главным общественным обвинителем Александра Дюма при его жизни считался популярный французский журналист Шарль Жан-Батист Жако, пламенный борец с литературным рабством. По сообщениям современников, тот размах, с которым действовал во главе гвардии своих литературных негров популярный романист, буквально не давало журналисту спокойно спать по ночам. В своих статьях Шарль Жан-Батист Жако доказывал, что на Александра Дюма-отца одновременно работают 63 литературных нефа, вкалывающих по двенадцать часов в сутки. По словам журналиста, Дюма-отец специально искал по всему Парижу гениальных писателей без гроша в кармане, заставляя за копейки работать на себя. Сам же классик в основном лишь читал написанное, кое-что редактировал, ставил свою фамилию и относил рукопись в издательство. Доходило до того, что в модных клубах Парижа открыто судачили — мол, подчинённые Дюма сами нанимают себе литературных негров. При этом писатель прекрасно знал, что о нём сообщают парижские газеты. В ответ он называл Шарля Жан-Батиста Жако «мастером художественной клеветы и виртуозом очернительства».
Однако настоящий гром грянул, когда один из самых плодовитых литературных негров, Опост Маке, которому в отличие от других Александр Дюма очень прилично платил, официально заявил о своих авторских правах на трилогию романов о мушкетёрах и графе Монте-Кристо.

Судебный поединок

Странно, что никому из «рабов» Дюма не пришла в голову идея восстать против своего босса. Первым на подобный шаг решился Опост Маке. Из речи, произнесённой им на суде, следовало, что этот человек проработал на Александра Дюма-отца более десяти лет и в большей степени больше, чем тот, имеет право считаться автором произведений о мушкетёрах и графе Монте-Кристо. Подав на прежнего работодателя в суд, Огюст Маке потребовал, чтобы на обложках наиболее известных произведений Александра Дюма-отца стояла и его фамилия. Кроме того, бывший литературный негр потребовал выплатить ему часть гонорара, полученного Дюма за романы.
Самое интересное, что суд, приняв к рассмотрению это громкое дело, долго и кропотливо пытался докопаться до истины, невзирая на известность и богатство Дюма. Неудивительно, что окончательный вердикт больно ударил по репутации знаменитого писателя. Хотя суд официально и отказал Огюсту Маке в признании его авторства на названные произведения, но обязал знаменитого писателя выплатить своему негласному соавтору приличную денежную компенсацию. Своим решением суд фактически подтвердил, что названные произведения были написаны не Дюма-старшим, а как минимум с участием в Огюста Маке. Впрочем, если разобраться в отношениях двух писателей, то окажется, что Огюст Маке во многом сам виноват, что его фамилии нет на титульном листе лучших произведений Дюма. Который, между прочим, на деле оказался вовсе не таким уж монстром, каким его изображали газеты.

Творческий тандем

Познакомились два писателя в 1838 году, когда Огюст Маке лишь пробовал свои силы на литературном поприще, в то время как Александр Дюма уже считался популярным писателем. При этом главным источником дохода для будущего классика было исправление чужих литературных произведений, говоря современным языком, адаптация их под запросы читателей. В это время Огюст Маке написал не очень удачную пьесу «Карнавальный вечер», предложив её для постановки в театр «Ренессанс». Получив отказ, он по совету друзей обратился к Александру Дюма, который не только исправил произведение, но и добился его постановки в театре.
После удачного дебюта писатели решили работать вместе. Обоюдная польза была налицо: Огюст Маке великолепно придумывал сюжетные ходы и сочинял диалоги, тогда как Александр Дюма умел адаптировать литературные произведения под требования издателей. Первым их совместным проектом стал роман «Шевалье д'Арманталь». Сначала соавторы планировали разместить на титульной странице романа две фамилии, но издатель заявил, что произведение, изданное под именем одного Александра Дюма, принесёт больше денег. Решили, что официально автором произведения будет значиться Дюма, а Маке получит крупную денежную компенсацию.
С тех пор так и повелось: романы сочиняли вдвоём, а в качестве автора на титульном листе красовалось имя одного Дюма. По такому сценарию были созданы «Д'Артаньян и три мушкетёра», «Граф Монте-Кристо» и другие популярные произведения тандема. При этом в 1845 году Александр Дюма, справедливо опасаясь демарша со стороны своего соавтора, потребовал, чтобы Огюст Маке подписал бумагу об отказе на претензии на авторство «Трёх мушкетёров». Возможно, если бы Маке отказался выполнять требование, сегодня на трилогии романов о мушкетёрах стояли бы фамилии обоих писателей. Впрочем, доказательств соавторства Огюста Маке в наиболее знаменитых романах Александра Дюма-отца и так существует немало. Главным из них является переписка двух авторов во время их совместной работы над романами «Графиня де Монсоро», «Сорок пять» и «Виконт де Бражелон». Причём в письмах Александр Дюма требовал, чтобы Огюст Маке писал быстрее, так как тот или иной отрывок нужно показать издателю.
Интересно отметить, что после ссоры и суда каждый из писателей продолжил свой творческий путь в одиночку, но не преуспел. Огюсту Маке не хватало известности и предпринимательской жилки, а Александр Дюма в одиночку уже не мог создавать столь яркие и интересные произведения, как в соавторстве с Маке, даже при наличии большой команды литературных негров…

Журнал: Тайны 20-го века №44 октябрь 2019 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: писатель, литература, книга, Тайны 20 века, роман, скандал, Дюма, Дмитрий Соколов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.