Александр Пушкин был любовником императрицы?

Любвеобильность Пушкина давно стала легендой в среде литературоведов и поклонников поэзии. Исследователи до сих пор спорят, кому именно посвятил поэт самое известное любовное стихотворение «Я помню чудное мгновенье…», рассматривают рисунки Пушкина, в надежде узнать ту или иную красавицу и сравнивают факты из его биографии с фактами из биографии дам высшего света. И самые удачливые из них действительно умудряются найти среди пожелтевших листков пушкинского архива факты, на основании которых выдвигают новые версии и гипотезы, называя имена дам, в которых мог быть влюблён поэт.

Фото: Александр Пушкин был любовником императрицы?
Исследователь творчества Пушкина Ольга Зуева в работе «История Пушкина» высказала версию о том, что «Чудное мгновенье» было адресовано ни больше ни меньше как самой российской императрице Елизавете Алексеевне — супруге императора Александра I.

Необычная незнакомка

В 1818 году поэт по просьбе фрейлины Натальи Яковлевны Плюсковой, которая просила его «воспеть» Елизавету Алексеевну, написал стихотворение «К Н.Я. Плюсковой», в котором были такие строки:

Но, признаюсь, под Геликоном,
Где Кастилийский ток шумел,
Я, вдохновенный Аполлоном,
Елисавету втайне пел.


Разумеется, этих строк мало, чтобы подозревать Пушкина в чувствах к императрице. Однако Зуева настаивает на версии, указывая, что в 1816-1817 годах в творчестве поэта слишком много любовных стихов, адресат которых неизвестен. Это «Одну тебя в неверном вижу сне…» и «Везде со мною образ твой…». И это притом что лето 1816 года Елизавета Алексеевна провела в Царском селе, где Пушкин не раз видел её и писал о встречах в дневнике, где годом позже появились таинственные строчки:

Я знал любовь, но я не знал
надежды,
Страдал один, в безмолвии
любил…


Опираясь на воспоминания Анны Керн, Зуева идёт дальше и предполагает, что стихотворение «Я помню чудное мгновенье…» посвящено императрице. Оказывается, Пушкин в качестве подарков подготовил две рукописи с главами «Евгения Онегина», в одну из которых он и вложил листок с «Чудным мгновеньем». Рукописи предназначались Анне Керн и Елизавете Алексеевне. Стихотворение нашла среди глав «Онегина» Анна Керн, которая гостила у Пушкина. Она прочитала его и насмешливо поинтересовалась у поэта, не по ней ли он вздыхает. Пушкин, по её воспоминаниям, вырвал стихотворение из её рук и вернул лишь после настойчивой просьбы. Возможно, произведение предназначалось не ей, а императрице, которая гостила в Михайловском.
Предположение Зуевой поддерживает литературовед Любовь Краваль, которая считает, что в 1815-1816 годах Пушкин часто рисует вензель «ЕА», вписывая его в слово «она», а в 1818-1819 годах на полях поэмы «Руслан и Людмила» он рисует «профиль императрицы».
Более того, возможно, именно императрица заступилась за поэта, когда перед ним в 1820 году замаячила ссылка на Соловки — за эпиграммы в адрес императора, который не решался отменить крепостничество.

Обворожительная «старуха»

Елизавета Алексеевна вышла замуж за Александра I по любви, но муж быстро остыл к ней и завёл фавориток. Завистники вменяли Елизавете два романа, один из которых был в 1797 году с князем Адамом Чарторыйским, а в 1803 году возник роман с кавалергардом Алексеем Охотниковым, от которого императрица родила дочь Елизавету, которая умерла во младенчестве.
В 1816 году Пушкину было 17 лет, а Елизавете — 37. Выглядела она для своих лет хорошо, но мог ли юноша влюбиться в женщину на 20 лет его старше, пусть и императрицу? И это в XIX веке, когда девица в 24 считалась «старой девой»? Маловероятно, но все же возможно. В 1825 году, когда было написано «Чудное мгновенье», поэту было уже 26 лет.
Интересная деталь: Алексей Охотников, любивший Елизавету, когда Пушкину было четыре года, испытывал романтические чувства к фрейлине Наталье Загряжской, которая позже вышла замуж за камер-юнкера Николая Гончарова и родила будущую жену поэта — Наталью Гончарову. А то, что поэта не сослали на Соловки, было заслугой и Николая Карамзина, который являлся другом Елизаветы Алексеевны и убедительно просил государыню пощадить поэта. Соловки заменили Бессарабией.
Настоящего романа между императрицей и поэтом, конечно, быть не могло, но знакомы они были. Могла быть и юношеская влюблённость со стороны Пушкина, когда на предмет обожания смотрят издалека.

Журнал: Загадки истории №1/2, январь 2020 года
Рубрика: Версия
Автор: Майя Новик

Метки: Александр I, эпоха Романовых, Загадки истории, императрица, стихи, поэзия, творчество, любовь, Пушкин, поэт, Елизавета Алексеевна, Карамзин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.