Черубина де Габриак: Царица призрачного трона

В 1909 году на поэтическом небосклоне Санкт-Петербурга вспыхнула новая яркая звёздочка с экзотическим именем — Черубина де Габриак. Её стихами, опубликованными в гламурном журнале «Аполлон», зачитывались романтичные юноши и девушки. Её несомненный талант признали такие корифеи, как Иннокентий Анненский и Вячеслав Иванов. Светские львы мечтали о свидании с загадочной испанской аристократкой. Вот только наяву эту красавицу никто не видел.

Фото: Черубина де Габриак — биография, интересные факты

Телефонный роман

В один прекрасный день Сергей Маковский, редактор журнала «Аполлон», получил письмо, благоухающее изысканными французскими духами. Вскрыв конверт, он обнаружил листки со стихотворениями, каждое из которых было обведено чёрной траурной рамкой, что вполне соответствовало их содержанию, например:

Давно, как маска восковая,
Мне на лицо легла печаль…
Среди живых я не живая,
И, мёртвой, мира мне не жаль.


Мрачноватый колорит содержания подчёркивался кроваво-красными лепестками роз, рассыпанными между страницами.
Папаша Мако, как звали Маковского за глаза друзья-товарищи, был заинтригован. Этот известный петербургский ловелас, щёголь и сноб, не пропускавший ни одной поэтической юбки, воспылал жгучей страстью к таинственной незнакомке. Но как её отыскать? Обратного адреса на конверте не было, а стихи подписаны только заглавной буквой «Ч».
Загадочная особа объявилась через неделю. В кабинете редактора раздался телефонный звонок. Сняв трубку, Маковский услышал нежный женский голос. Чаровница интересовалась судьбой своих творений. Папаша Мако рассыпался в комплиментах, пригласил поэтессу посетить редакцию «Аполлона» и во что бы то ни стало хотел выяснить имя собеседницы. Она вначале отнекивалась, ссылаясь на таинственные обстоятельства, но после долгих уговоров назвала себя. Её имя оказалось столь же чарующим и изысканным — Черубина де Габриак.
Маковский попытался выяснить адрес пленившей его незнакомки, пользуясь своими обширными связями, в том числе среди высоких полицейских чинов. Но все розыски оказались тщётными — лицо с таким именем в Петербурге не зарегистрировано.
Весь столичный бомонд знал, что путь поэтесс на страницы «Аполлона» пролегает через постель редактора. Но на сей раз охваченный страстью издатель изменил своим принципам, поместив в очередном номере подборку стихов Черубины де Габриак.
После этого прелестница позвонила вновь. Папаша Мако попытался разговорить её, узнать о ней побольше, но девушка не спешила открывать свою тайну. Она играла с влюблённым мужчиной, как кошка с мышью, выдавая информацию скудными дозами. После трёх-четырёх телефонных разговоров и из очередной порции стихов он узнал лишь, что внешность у его собеседницы пленительна, а судьба загадочна и печальна:

Царицей призрачного трона
Меня поставила судьба…
Венчает гордый выгиб лба
Червонных кос моих корона.
Но спят в угаснувших веках
Все те, что были бы любимы,
Как я, печалию томимы,
Как я, одни в своих мечтах.


Маковский настаивал на встрече. Черубина отказывалась: «Как жаль, что нам не суждено встретиться. Я испанка, ревностная католичка, мне всего лишь восемнадцать лет. В монастыре я получила строгое воспитание, а сейчас с меня не спускают глаз отец-деспот и монах-иезуит, мой исповедник. Они следят за каждым моим шагом!».
Стихи Черубины появлялись в каждом номере «Аполлона», о них заговорил весь литературный Петербург.
Бурный телефонный роман закончился внезапно. Черубина огорошила своего воздыхателя, признавшись в любви, но при этом сообщила, что отец, заподозрив что-то, срочно увозит её в Париж, и искать её бесполезно.

Знаете ли вы что…

В середине XVII века шотландский поэт Джеймс Макферсон опубликовал переводы на английский язык нескольких поэм, якобы принадлежавших бардг III века Оссиану. Это самая знаменитая литературная мистификация.

Роковая хромоножка

Если бы знал доведённый бурной страстью до невменяемого состояния Маковский, что за образом роковой испанской красотки Черубины де Габриак скрывается некрасивая хромая толстушка — школьная учительница Елизавета Дмитриева! Да, внешность поэтессы действительно была весьма непритязательной. Тем не менее она обладала невероятной сексуальностью, которая сводила мужчин с ума. В неё были влюблены светила Серебряного века — Максимилиан Волошин и Николай Гумилёв. Их соперничество привело даже к дуэли, о которой речь пойдёт ниже.
А Черубину придумал Максимилиан Волошин, когда Лиля (так звали её домашние) после размолвки с Гумилёвым поселилась у него в Коктебеле. Однажды поэт нашёл на берегу виноградный корень, отшлифованный' морскими волнами. Эта коряга была похожа на однорукого и одноногого чертёнка с добродушной мордочкой. Поэт поставил этого чертёнка на книжную полку, а потом и имя ему нашлось в какой-то книге по демонологии — Габриах. Как сказано в той же книге, Габриах — это бес, который якобы защищает от злых духов. Впрочем, Макс и Лиля звали его вполне по-русски — Гаврюшка. Этот чертёнок из дома Волошина потом переехал к Лиле в Петербург.
В 1909 году Волошин принимал деятельное участие в подготовке к изданию журнала «Аполлон». Ему хотелось, чтобы в нём издавалась и его возлюбленная. Но все упиралось в личность издателя Сергея Маковского. Этот щёголь, аристократ и сноб желал, чтоб в его редакции было все на высшем уровне, вплоть до того, чтобы мужчины приходили на работу в смокингах, а дамы были воздушны, как балерины. Стихи Елизаветы Дмитриевой вполне подходили для этого журнала, но сама она никак не вписывалась в круг авторов аристократического журнала. И тогда Волошин решил проучить заносчивого Папашу Мако, создав образ поэтессы, которую тот принял бы сразу и безоговорочно. За основу псевдонима взяли имя того самого чертёнка Габри-аха, изменив окончание на французский манер и добавив к нему частицу «де». Долго искали подходящее имя, пока Елизавета не вспомнила, что у Брета Гарта была героиня по имени Черубина, жившая на корабле. На том и остановились. Так родился мифический образ утончённой аристократки Черубины де Габриак, в реальность которой поверил весь петербургский бомонд.

Конец мистификации

Но долго эта мистификация продолжаться не могла, и вскоре она закончилась — весьма неприятно для всех её участников.
Влюблённый Маковский искал Черубину в каждой петербургской красавице, с нетерпением ждал звонков, печатал её стихи в журнале на первых полосах. Он говорил, что, если бы у него было несколько тысяч дохода, он тут же предложил бы ей руку и сердце. Папаша Мако и предположить не мог, что его «испанская графиня» Лиля жила на скромное учительское жалованье.
Автор розыгрыша Максимилиан Волошин и сам влюбился в выдуманную им таинственную красавицу. А ещё, наверное, он хотел, чтобы его возлюбленная, некрасивая, но обладавшая литературным талантом, острым умом и доброй душой, полюбила себя. И это Лиле удалось. Вот только обернулось это для неё трагедией. Произошло раздвоение личности, девушка перестала понимать, где она, а где Черубина. Не выдержав нервного напряжения, Лиля призналась в мистификации немецкому поэту-переводчику Иоганнесу фон Понтеру. Тот не стал держать язык за зубами, рассказал об этом Михаилу Кузмину, а тот — Сергею Маковскому. Николай Гумилёв, узнав о розыгрыше, был взбешён. Незадолго до этого он сделал Елизавете Ивановне предложение, но получил отказ. Поняв, что она предпочла ему Волошина, он при посторонних бросил ей прямо в лицо: «Ты была моей любовницей, на таких не женятся». После этого Максимилиану не осталось ничего иного, как дать Гумилёву пощёчину и вызвать на дуэль.
Впрочем, поединок обернулся ничем. Оба поэта промахнулись — и стали посмешищем всего Петербурга. Гумилёв, как виновник дуэли, был наказан неделей домашнего ареста, Волошин — одним днём. А для Елизаветы Дмитриевой эта история чуть не закончилась сумасшедшим домом.
Маковский всё же пригласил к себе Елизавету Ивановну, не теряя надежды, что увидит ту красавицу, о которой грезил. Но в кабинет вошла полная, некрасивая, прихрамывающая особа, и иллюзии окончательно рассеялись. Больше он её стихи не печатал.
Елизавета Дмитриева вышла замуж за своего давнего приятеля Васильева, взяла его фамилию и уехала с ним в другой город. Черубина де Габриак канула в Лету.

Журнал: Тайны 20-го века №21, май 2019 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Николай Валентинов

Метки: биография, литература, Тайны 20 века, мистификация, Черубина де Габриак, Волошин, стихи, поэзия, Дмитриева, дуэль, Гумилёв, Дмитрий Соколов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —