Дарья Донцова — книги

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

— Агриппина Аркадьевна, давайте поговорим про мистику в вашей жизни…
— Слушайте, лучше зовите меня просто Груня! Я вам верю.
Никто не станет отрицать того, что Дарья Донцова — всенародно любимая писательница. Так во всяком случае написано на её официальном сайте. Но звёздная болезнь обошла Донцову стороной, общаться со знаменитым автором женского иронического детектива легко и приятно. А мистически-таинственного в жизни Донцовой действительно хватит на десяток романов.

Фото: Дарья Донцова — интересные факты

Призрак коммуниста бродит по даче

Началось всё в детстве. Отец Донцовой, советский писатель Аркадий Васильев, секретарь парторганизации Союза писателей СССР был в своё время обласкан властями: ордена, звания, медали, депутатство в Верховном Совете. Он искренне верил в коммунистические идеалы, издавая соответствующие книжки: «Есть такая партия». «Учебник партии для детей в игровой форме»… Фильм «Товарищ Арсений», в основе которого лежит роман отца Донцовой, в советские времена крутили по телевидению два-три раза в год. Кроме того, по роману Васильева сняли фильм «Понедельник — день тяжёлый».
У семьи был прекрасный дом в писательском посёлке Переделкино. По соседству стояла дача Фадеева, где бывший генеральный секретарь Союза советских писателей СССР застрелился.
И вот однажды к Васильеву в два часа ночи прибегает известный прозаик, который после смерти Александра Александровича жил в этом доме. И кричит:
— Там, на даче — Фадеев!
Прозаик был человеком сильно пьющим, а отец Донцовой вообще не пил. Говорит:
— Ну, пойдём, посмотрим.
Пришли. Прозаик трясущимися руками указывает в угол и бормочет:
— Ты его видишь?
Советский писатель
— Не вижу, — отвечает Аркадий Николаевич.
Через год на бывшую дачу Фадеева въехал другой человек. И вскоре, тоже ночью, врывается к соседям, весь дрожит:
— Аркадий, я видел Фадеева! Донцова вспоминает, что отец сильно разозлился — он ведь был парторгом Союза писателей и воинствующим атеистом.
— Нет там никакого привидения! — кричит. — Ну, хочешь, я один там переночую?
Переночевал. А под утро он пришёл несколько странный. Вышел на веранду и произнёс:
— Вы же мне не поверите, если я скажу, что видел Фадеева?
Груня (будущая Дарья Донцова) с мамой в один голос:
— Нет, папа, не поверим.
— Вот и правильно…

Красивым жить не запретишь

Впрочем, это так, мелочи. Главные чудеса начались тогда, когда дочка Аркадия Васильева, журналистка «Вечерней Москвы», заболев раком, осталась жива — и стала Дарьей Донцовой. Онкологическая реанимация, четыре операции, шансы на выживание — мизерные. И тут муж принёс ручку и бумагу и говорит:
— Ты всю жизнь объясняла, что у тебя нет времени писать романы. Но отсюда
Мастер иронического детектива с любимыми мопсами ты полгода точно не выйдешь. Так что сиди и ваяй!
Свою первую книжку Донцова писала ровно пять дней — сутки напролёт.
В больнице за полгода Донцова написала пять книг. Причём доктора говорили честно: вам осталось жить три месяца.
— Я думаю: фиг вам! Чего это я должна умирать? У меня трое детей, внук, муж, две бабушки. Три собаки и кошка. И как, думаю, они все без меня останутся?
И выжила — случилось «обыкновенное чудо». А прямо из больницы Груня побежала в издательство «Эксмо». Причём тогда она сидела на химиотерапии.
— Вы видели, как после химиотерапии выглядят? Это лысенькое такое существо серо-буро-зелёного цвета, которое все время трясётся, потому что у него нарушена терморегуляция.
И вот: жаркий сентябрь, Донцову трясёт, а она с рукописью под мышкой пришла в издательство. Охранник оказался сердобольный — пропустил.
Донцова из последних сил потопала туда, где занимались женскими детективами. И увидела там тонны рукописей! Когда вышла на улицу — расплакалась прямо на автобусной остановке. Люди спрашивали, чем помочь, предлагали сигареты… А через полтора месяца из издательства позвонили:
— Рукопись берём, но она маленькая. Нет ли ещё одной?
Донцова отвечает:
— Есть ещё одна, вторая, третья и шестая!
— Всё несите!
И вот за полтора года выпустили три миллиона экземпляров её книг. Правда, автору сразу жёстко сказали:
— Никакой Агриппины, неудачный псевдоним!
Донцова робко говорит.
— Это моё настоящее имя, — и протягивает паспорт.
Не помогло — пришлось превратиться в Дарью. А с юности Даша — её самое любимое имя!
Не влезай в душу — убьёт!
Была такая известная английская писательница — Айрис Мердок, которая написала безумное количество книг
— то ли 600, то ли 700. Когда у Мердок спрашивали, сколько времени у неё проходит между окончанием работы над одной книжкой и началом работы над другой, Мердок отвечала: десять минут.
Так вот. У Донцовой проходит ровно одна минута.
Зато часто Донцова до последнего момента не знает, чем в её детективе кончится дело, и кто виноват. У неё был случай — она ехала в метро, напротив села женщина в голубой шляпе и голубом кожаном сюртучке. И вдруг Донцова вскочила да как закричит:
— А! Я знаю, кто убил! Она была в голубом пальто!
Пассажиры решили, что с ними едет сумасшедшая, стали пятиться…
А иногда в метро Груня начинает очень громко спорить со своими персонажами, и тут уж народ вообще стрекача задаёт. Думает, от пьяных лучше подальше держаться!
И вообще отношения с героями у Донцовой — реально паранормальные. Было как-то, что уже к середине книги автору стало ясно, что убийство совершил один из героев. И Дарья заскучала — не очень как-то ей это понравилось. А на последних страницах случилось вот что: мужик-убийца к автору вроде как напрямую обратился. Говорит:
— Я понимаю, ты меня не любишь, я тебе неприятен. Но убила-то бабушка!
У Донцовой все из рук посыпалось: как это — бабушка убила? А мужик:
— Нуты и дура! Ты рукопись-то перечитай — и все поймёшь!
Донцова послушалась — и видит, что везде на эту бабушку расставлены крючки!
…Когда Донцовой было лет 15, она с подругой Тиной, внучкой писателя Валентина Катаева, спросила знаменитого остросюжетчика Юлиана Семёнова:
— Дядя Юля, как это ты так быстро пишешь?
Семёнов говорит:
— Мне показывают кино. Груня шепнула подруге:
— Наверняка придуривается! А Тина отвечает:
— Дяде Юле кино показывают, а дед утверждает, что ему, когда он пишет, шепчут в уши. По-моему, оба врут, такого не бывает!
Уже потом Донцова поняла, что ни тот, ни другой не обманывали. Она сама видит сюжет, как ленту, перед ней бежит видеоряд. А Груня все усердно записывает. Понятно, ей тоже никто не верит, кроме мужа, который объясняет: это трансовое состояние сознания, в которое вгоняют себя очень религиозные люди, когда видят Богородицу и святых.

Выдумка должна быть правдоподобнее правды

Однажды Донцовой позвонили два знакомых сотрудника из «Бутырки»: мы же тебя предупреждали, не пиши в книге о таком способе побега! Оказывается, заключённый удрал из «Бутырки», замаскировавшись под адвоката и предъявив якобы его документы, — о подобном он, очевидно, прочитал в романе Донцовой. Это она придумала: «покупается» человек, который очень похож на того, кто сидит. «Покупается» неправомерное свидание — когда узника приводят в комнату, где можно остаться с ним наедине, как во время встречи с адвокатом. В комнату входят двое, и выходят из комнаты двое, только в камеру уводят не того: поменялись местами. Арестант в парике под видом адвоката, с удостоверением, спокойно выходит на волю. И все дела!
По поводу этого эпизода подруга-консультант Донцовой, Валя, сотрудница Главного управления исполнения наказаний, просила:
— Напиши лучше, что он залез в бачок с отбросами.
— Но бачок-то протыкают железным прутом, — отвечает Донцова, — а герой не дурак, он понимает, что его проткнут. Валя — так жалобно:
— Ну, напиши, что там все напились и забыли проткнуть бачок, это бывает.
— А почему тебе не нравится мой способ? — удивилась Донцова.
— Да потому, что он стоит десять копеек и очень легко осуществляется!
Вот и осуществилось… Прямо мистика какая-то!
…Агриппина Аркадьевна, она же Груня, она же Дарья Донцова абсолютно серьёзно заверила меня: её автограф приносит удачу. И если она подписала человеку книгу, значит, у того все будет хорошо. Вот свежая история. В книжном магазине она дала одной даме автограф. Разговорились. Та пожаловалась: не могу, мол, никак замуж выйти! Донцова утешила новую знакомую:
— Через шесть месяцев все получится! Только ходи по улицам аккуратно. Если он, к примеру, тебя локтём толкнёт, ты в ответ улыбнись.
А ровно через полгода эта дама прибежала уже в другой магазин, где Дарья подписывала свои книги, и закричала:
— Люди, Донцова — не писатель, а гениальный экстрасенс! Я вышла замуж за миллионера!

Журнал: Тайны 20-го века №48, декабрь 2010 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Михаил Болотовский

Метки: биография, писатель, книга, Тайны 20 века, псевдоним, детектив, Донцова, ирония




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.