Прощай немытая Россия, страна рабов страна господ кто написал?

Современные исследователи не только доказали, что Лермонтов никогда не писал «Прощай, немытая Россия…», но и назвали настоящего автора данного творения. Это малоизвестный сегодня, но весьма популярный в XIX веке писатель-пародист Дмитрий Минаев, который не только создал фальшивку, но и успешно её опубликовал под именем нашего поэта-гения…

Фото: Прощай немытая Россия — интересные факты

Кто является автором стихотворения «Прощай, немытая Россия…»?

Дмитрий Минаев среди современников слыл «королём рифмы» и разил своим острым пером всех и вся вокруг. Он развлекал читателей и держал в страхе авторов, не умевших ответить на его едкие пародии. Михаил Лермонтов, конечно бы, мастерски поквитался с острословом, но поэта к тому времени уже не было в живых. В этом, собственно, и состояла вся тогдашняя интрига…

Модный жанр или подлог?

«И даже к финским скалам бурым / Он обращался с каламбуром», — писал о себе Дмитрий Минаев и действительно пародировал всех и вся подряд: «Евгения Онегина», «Мёртвые души», «Горе от ума», «Отцов и детей», «Войну и мир», произведения Некрасова, Островского, Фета, Майкова… Но почему-то в Лермонтова сатирик «вцепился» прямо-таки мёртвой хваткой. Михаил Юрьевич стал его самой лакомой мишенью. Минаев «переписал» и «Бородино», и «Демона», и «Мцыри», не пощадил» он даже трагический «Сон»…
Перед очередной ссылкой Лермонтова на Кавказ князь Владимир Одоевский дарит ему записную книжку «с тем, чтобы он возвратил её… всю исписанную». Князь, конечно, не знал в тот момент, что видит поэта в последний раз, но по каким-то, по сей день необъяснимым мистическим причинам об этом знал сам Лермонтов. Своё обещание он выполнил: исписал стихами «старую и любимую книгу» князя почти полностью. Но тот её получил уже от чиновников, которые опечатывали бумаги убитого на дуэли поэта. Среди прочих стихотворений в той самой книжке и был «Сон» с детальным предсказанием Лермонтовым собственной смерти:

В полдневный жар, в долине Дагестана,
С свинцом в груди лежал недвижим я.
Глубокая ещё дымилась рана,
По капле кровь точилася моя…


Но у Минаева и эти строки стали поводом для иронии:

В полдневный жар на даче Безбородко
С «Беседой Русскою» лежал недвижно я.
Был полдень жгуч, струился воздух кротко,
Баюкая меня…


Странно как-то. И не смешно совсем.
Конечно, свои эпиграммы, летучие куплеты и рифмованные фельетоны пародист подписывал не собственным именем. Псевдонимов у него было больше 30! И вот как-то в провинции один любитель столичной «шутки юмора» принялся задавать петербургской знаменитости вопросы: кто, мол, скрывается под псевдонимом «Обличительный поэт»? Минаев признался: «Это я». — «А «Отставной майор Михаил Бурбонов»?» — «Это тоже я». — «Ну вот недавно появился ещё и «Общий друг», у него тоже пребойкий стих». Минаев: «И это я». Незадачливый читатель повеселился от души.
На самом деле, поклонники сатирика-юмориста, коли желали, могли смеяться хоть до упаду, но главное — они знали, что это не классик писал, а главный российский «шутник» и «весельчак» Минаев. Но с «немытой Россией» все было иначе — ведь она вышла в печать под именем Лермонтова, а это уже, извините, подделка или даже подлог. Дело в том, что ко второй половине XIX века вошли в моду литературные мистификации, они считались весёлой салонной игрой сродни изысканному розыгрышу.

Как чёрт из табакерки

С «Немытой Россией» было странно все. Явилось творение через 32 (!) года после кончины поэта, причём из ниоткуда. В 1873-м издатель Пётр Бартенев вдруг пишет коллеге Петру Ефремову: «Вот ещё стихи Лермонтова, списанные с подлинника». Кем списано, когда, где — об этом ни слова. Лишь невнятное бормотанье о «феноменальной памяти» современника поэта, позволившей воспроизвести «неведомый шедевр». Имя этого виртуального современника неизвестно по сей день. Нет даже намёка, где рукопись хранилась все эти годы и как обнаружилась. А дальше вообще молчок, хотя вроде как такая находка в литературном мире — настоящая сенсация! Но только ещё через 14 лет (в 1887 году) её публикуют в журнале «Русская старина», а ещё через три года и сам «первооткрыватель» данного «сокровища», Пётр Бартенев решается — печатает «Немытую Россию» у себя в «Русском архиве» с примечанием, что, мол, «записано со слов поэта современником».
Неужели боялся все эти годы? Да нет, просто право на собственность сочинений Лермонтова принадлежало не ему, а книготорговцу Глазунову, который вполне мог возражать против подобной мистификации, да ещё с таким крикливо-разночинским подтекстом.

Гений иди озлобленный разночинец?

Подлог был написан на потребу дня, когда в конце XIX века «все изящное, аристократическое… казалось несовместимым с чувством гражданина. Эмансипированный «мужик» стал излюбленным культом, которому поклонялись и подражали. Тогда вошли в моду и пресловутые красные рубахи, и смазные сапоги…» (писала газета «День»). Вот «остряк» Минаев и переделал поэта-гения в рьяного разночинца. На злобу дня.
Интересный момент! Поначалу сатирик, похоже, «замахнулся» было на другого русского гения, автора строк

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые…



То есть, в «Прощай, немытая Россия…» Минаев, видно, писал всё-таки пародию на Пушкина, а «попал» в Лермонтова, скорей всего, по сговору с изобретательным издателем Бартеневым. Оно и понятно, с Александром Сергеевичем совершить подлог было сложнее. Ведь уже через час после его кончины 29 января (по старому стилю) 1937 года по указанию Николая I кабинет поэта опечатали. Спецкомиссия девять дней разбирала его бумаги и лишь 7 февраля вывезла два сундука с «принадлежавшими покойному… письмами и книгами в рукописях». Тут, получается, был и учёт, и контроль. Другое дело Лермонтов, погибший в дали дальней на Кавказе, куда на лошади скакать с каким-либо донесением только в один конец не меньше недели. Какой уж тут контроль-учёт! И рыбку в мутной воде ловить, то есть фабриковать фальшивки, выходит, проще.
И все ж опытный «переписчик» Минаев совершил промах. Литературоведы утверждают, что строка

И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ


определённо не лермонтовская. Эти «мундиры голубые» никогда у поэта не встречаются, зато у сатирика они — фирменная метка! Они уже были у Минаева в его пародии на лермонтовского «Демона»:

Бес мчится. Никаких помех…
На голубом его мундире
Сверкают звёзды рангов всех…


Талантливый художник Лермонтов цвета просто не мог перепутать: жандармы носили тёмно-синие мундиры. Те же аналитики сомневаются, что Михаил Юрьевич мог употребить просторечие «немытая» в гражданственной поэзии, не дворянская это речь и не его лингвистический словарь. Для пародиста в самый раз, но для поэта, каким был Лермонтов, едва ли это слово подходит. Странности множатся в переизданиях.
В строке «Быть может, за стеной Кавказа / Сокроюсь от твоих пашей» — «стена Кавказа» становится «хребтом Кавказа», а «паши» превращаются то в «царей», то в «вождей». Это что же? Не иначе Бартенев «нашёл» сразу несколько текстов в виртуальном «тайнике» и их как хочет, так и публикует. Но так бесцеремонно с наследием гениев опытные издатели обычно не обращаются.
Но главное противоречие сей истории — это вся система взглядов Лермонтова, которого в зрелые годы все чаще называли русофилом. Во времена Николая I среди разночинной интеллигенции пошла мода ругать не только правительство, но и Россию. Дошло до того, что некоторые россияне желали скорейшего падения Севастополя, а своей стране проигрыша в Крымской войне. Но гусар Лермонтов, отважно сражавшийся за интересы империи на Кавказе, у либералов-пораженцев «за своего» никак не сошёл бы. И его строка «Люблю отчизну я, но странною любовью!» едва ли могла серьёзно обнадёжить либералов. Ведь далее у него идёт:

Люблю дымок спалённой жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь жёлтой нивы
Чету белеющих берёз…


Кстати, в той самой «старой и любимой книге» князя Одоевского, которая вернулась к нему «вся исписанная» последними стихами» Лермонтова уже после его гибели, есть одна интересная запись, мало кому известная. Вот она: «…Сказывается сказка: Еруслан Лазаревич сидел сиднем 20 лет и спал крепко, но на 21-м году проснулся от тяжкого сна — встал и пошёл… и встретил он 37 королей и 70 богатырей и побил их и сел над ними царствовать… Такова Россия…». Похоже, это и есть Россия Лермонтова…

Журнал: Загадки истории №36,сентябрь 2019 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Людмила Макарова





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —