Синявский Андрей Донатович: Абрам Терц и его биография

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Среди плеяды талантливых и свободолюбивых деятелей культуры, разбуженных хрущёвской оттепелью, видное место занимал писатель Андрей Синявский. Он был настоящим интеллигентом, мирным, аполитичным человеком. Писатель утверждал, что с властью у него всего лишь «стилистические расхождения», хотя за свои убеждения он был готов пожертвовать жизнью…

Синявский Андрей Донатович: Абрам Терц и его биография
Среди громких политических процессов, которые стоили советской власти непомерно дорого, было и «дело Синявского и Даниэля». Мало того что оно яйца выеденного не стоило, власть ещё и расписалась в собственной беспомощности. Хотя писатели получили длительные сроки, впоследствии Синявский перебрался за границу, где и стал в некотором роде знаменем политической оппозиции.
Так кем же был этот человек, осмелившийся бросить вызов тоталитарной власти?

«Абрашка Терц, карманник всем известный»

Андрей Синявский родился в 1925 году в Москве, в семье бывшего дворянина, левого эсера. В 1941 году семью эвакуировали в Сызрань, где Андрей успешно окончил среднюю школу. Через два года его призвали в армию, Синявский служил радиотехником на военном аэродроме. После окончания войны поступил на заочное отделение филологического факультета МГУ, занимался научной работой.
После защиты кандидатской Синявский работал в Институте мировой литературы, одно время преподавал в МГУ на факультете журналистики и в школе-студии МХАТ. С 1955 года начал писать прозаические произведения, в своих литературоведческих работах он занимался анализом творчества Горького, Пастернака, Ахматовой.
Жизнь советских писателей всегда была закрытой для общества. С одной стороны, многие из них пользовались дополнительными благами, но с другой, каждый из писателей находился под неусыпным наблюдением цензоров, которые не допускали политических и идеологических отклонений. Неудивительно, что многие лучшие произведения писались просто в «стол». Такие труды не имели ни единого шанса быть изданными в СССР, поскольку резко выделялись на фоне тысяч романов и повестей. Но некоторые писатели пытались всё-таки пробить стену молчания и осмеливались передать свои произведения для печатания на тот самый «загнивающий Запад», который поливали грязью на радио и в телепрограммах Советского Союза.
Андрей Синявский и его коллега, писатель и переводчик Юлий Даниэль с конца 1950-х годов передавали на Запад через работавших в Москве дипломатов свои произведения. Для публикаций они использовали псевдонимы: Синявский подписывался как Абрам Терц, а Даниэль — Николай Аржак.
Произведения обоих писателей были довольно саркастичными, едкими, хотя никакой особой крамолы там не было и в помине. Чисто литературная игра, лёгкое «поглаживание против шерсти». Во всяком случае, никаких оснований для юридического преследования Синявского и Даниэля не существовало. Но вдруг в сентябре 1965 года писателей арестовали. КГБ начал своё расследование и принялся активно «отрабатывать» всех родственников и знакомых опальных писателей.
Расследование подтвердило, что в период с 1956-го по 1963 год Синявский и Даниэль написали и передали за границу целый ряд произведений, которые обвинители признали антисоветскими. Это давало основание для обвинения их по статье 70 Уголовного кодекса — за антисоветскую агитацию и пропаганду, распространение антисоветской литературы. Началась кампания по подготовке общественного мнения.

Перевёртыши и клеветники

Газеты «Известия», «Советская Россия», «Литературная газета» ещё до вынесения приговора начали печатать статьи: «Перевёртыши», «Изобличение», «Факты обличают», «Клеветники». В них писателей называли «врагами и предателями». Невзирая на то, что на сторону писателей встали диссиденты, заявившие: «Требуем правдивого суда над Синявским и Даниэлем, уважайте Советскую Конституцию», а письма в их защиту подписали Каверин, Чуковский, Илья Эренбург, скандал набирал обороты.
На XXIII съезде КПСС писатель Михаил Шолохов заявил, что если бы эти «молодчики с чёрной совестью» попали в 1920-е годы, то «не ту меру наказания получили бы эти оборотни».
Судебные заседания проходили в Москве с 10 по 14 февраля 1966 года. Процесс вызвал огромный резонанс не только в СССР, но и в Европе. Несмотря на протесты общественного мнения, Синявский получил семь лет лишения свободы, Даниэль — пять.
Дело Синявского и Даниэля стало одним из самых позорных судебных процессов в истории СССР. Оно подчеркнуло не только порочность судебной системы, но и страшную суть идеологии, которая позволила судить литературу с точки зрения Уголовного кодекса. Она показала, что любой инакомыслящий обречён на столкновение с системой.
Андрей Донатович смог это выразить несколькими фразами: «Я не отношу себя к врагам, я советский человек, и мои произведения вовсе не вражеские. В здешней наэлектризованной… атмосфере врагом может считаться любой «другой» человек».
Эти годы дорого обошлись писателям. Андрей Синявский отбывал наказание в колонии (Дубровлаг), работал грузчиком. В мордовском лагере легко сходился с зэками, его уважали. Уже позднее он писал своей жене, что «время, проведённое в лагере, было лучшее время в моей жизни». В заключении он начал писать «Прогулки с Пушкиным» и «В тени Гоголя».
В 1971 году Андрея Донатовича по инициативе председателя КГБ Юрия Андропова помиловали, в колонии он отбыл шесть лет из семи.
Но, выйдя на свободу, в своём родном городе он работы не нашёл, писатель перебивался случайными заработками. Через два года по приглашению французского профессора Клода Фрию Андрей Синявский вместе с женой Марией Розановой эмигрировал во Францию.

На берегах Сены

С конца 1973 года Андрей Синявский преподавал в Сорбонне. Он много работал, написал «Опавшие листья В.В. Розанова», автобиографический роман «Спокойной ночи», «Иван-дурак», «Путешествие на Чёрную речку». Тем не менее первые годы эмиграции оказались сложными для писателя и его жены. Всё дело в том, что издавать его книги на русском языке за рубежом не стремились, хотя предложения поступали. В этот период Мария Розанова приняла решение организовать самостоятельное издание. Первоначально она задумала целый журнал для публикаций произведений мужа. Розанова понимала, что произведения её мужа востребованы в кругу других литераторов, живущих в эмиграции и не имеющих возможности печататься. Так и возник «Синтаксис», популярный в литературных кругах Европы журнал, который постоянно вёл полемику с другими изданиями русской эмиграции, такими как журнал «Русская мысль», «Посев», «Континент».
Средств не хватало, и Мария Васильевна выполняла в журнале всю основную работу: была редактором, корректором, типографом, администратором. Сама выполняла функции наборщика, сама стояла у печатного станка.
В октябре 1991 года в «Известиях» появилось сообщение о пересмотре дел и реабилитации Синявского и Даниэля за отсутствием в их действиях состава преступления.
Казалось бы, пришло время почивать на лаврах. Но в 1996 году писателю поставили диагноз — инфаркт. Врачи запретили ему курить, а вскоре обнаружился и рак лёгких.
Андрей Синявский умер 25 февраля 1997 года. Его похоронили в Фонтене-о-Роз под Парижем.

Журнал: Загадки истории №19, май 2020 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Виктор Волынский

Метки: Загадки истории, СССР, биография, Франция, писатель, книга, суд, эмиграция, диссидентство, Синявский




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.