Варлам Шаламов: Колымский Вергилий

У него была непростая и трагическая судьба. Сын священника, рабочий, журналист, поэт, писатель, узник колымских лагерей, пациент пансионата для психохроников. Книги писателя публиковались в Лондоне, Париже, Нью-Йорке. Но в СССР и России они появились только после его смерти…

Фото: Варлам Шаламов — интересные факты

Варлам Шаламов стал голосом миллионов невинно осуждённых

Таких, как Шаламов, в литературе никогда не было. И дело даже не в том, что он побывал в аду, вернулся и описал его в своих книгах. Главное его достижение, помимо множества прочих, — это то, что Шаламов был первым, кто абсолютно точно понял суть социального эксперимента, устроенного в СССР. Причём увидел его не поверхностно, как Солженицын, а изнутри, из самой нижней точки зла, до которой больше никто не доходил.

Атеист из рода священников

Варлам Шаламов родился в июне 1907 года в Вологде. Его отец был соборным священником. Мать, Надежда Александровна, занималась хозяйством и кухней, но очень любила поэзию и была намного ближе к сыну. Любовь к литературе мальчик унаследовал от матери.
С детства у ребёнка формировались убеждения, укреплялись жажда справедливости и решимость бороться за неё. А его идеалом стали народовольцы, которые показали героизм в борьбе против мощи государственного аппарата.
В семь лет Варлам поступил в гимназию Александра Благословенного, а в 1923 году окончил Вологодскую школу 2-й ступени. Через год юноша уехал из родного города и устроился дубильщиком на кожевенном заводе в Подмосковье, в Кунцево. В 1926 году он поступил в МГУ на факультет советского права. Во время учёбы Варлам Шаламов начал писать стихи, участвовал в работе литературных кружков, посещал поэтические вечера, диспуты. Он установил связь с троцкистской организацией университета, участвовал в демонстрации оппозиции к десятилетию Октября под лозунгами «Долой Сталина», «Выполним завещание Ленина!». В феврале 1929 года последовал первый арест. Варлам хорошо понимал, почему это произошло. Как «социально вредный элемент» он был приговорён к трём годам исправительно-трудовых лагерей. Этот трёхлетний срок он встретил как неизбежное и необходимое испытание, данное ему для проверки нравственных и физических сил. Срок он отбывал в 4-м отделении УСЛОнА (Управление Соловецких лагерей особого назначения), в Вишерском лагере, на Северном Урале.
Здесь же познакомился с будущей женой Галиной Гудзь.

Фельдшер среди зэков

До 1932 года писатель работал на строительстве хлебокомбината в Березниках. Потом его освободили и восстановили в правах. Шаламов вернулся в Москву, женился на Галине, и в 1935-м у них родилась дочь Елена. В 1936 году журнал «Октябрь» опубликовал его первый рассказ «Три смерти доктора Аустино».
До 1937 года писатель активно работал в ведомственных журналах, печатал статьи, очерки, фельетоны. А в первые дни Нового, 1937 года Варлама Тихоновича второй раз арестовали «за контрреволюционную троцкистскую деятельность». Уже находясь в следственном изоляторе на допросах, он узнал, что в журнале «Литературный современник» вышел его рассказ «Пава и древо». А следующая публикация состоялась лишь через 20 лет, в 1957 году (стихи в журнале «Знамя»).
Свой второй срок писатель провёл в Северо-восточном лагере (Севвостлаге) на Колыме. Условия, в которых находились заключённые, были рассчитаны на физическое уничтожение. Шаламов прошёл все таёжные «командировки», работал на приисках «Партизан», «Чёрное озеро», Аркагала, Джелгала, несколько раз оказывался на больничной койке, работал в забоях золотого прииска в Магадане, переболел тифом.
А в 1943 году Шаламова опять безосновательно осудили на 10 лет «за антисоветскую агитацию» и за то, что назвал писателя Ивана Бунина русским классиком. И опять все испытания предстояло пройти заново.
Шаламов не раз попадал в карцер, в котором выжил чудом, работал в шахте, после попытки бегства оказался в штрафной зоне. Его жизнь часто висела на волоске, но спасали верные, настоящие друзья. Такими стали для него бывший заключённый Борис Лесняк, работавший фельдшером в больнице «Беличья», и Нина Савоева, главный врач той же больницы. Если бы не забота Нины Владимировны, неизвестно, были ли бы написаны «Колымские рассказы». К середине 1940-х годов при содействии друзей писатель остался при больнице. Но когда они уехали, его снова перевели на каторжные работы. А в 1946 году врач Андрей Пантюхов избавил Варлама от этапа и устроил на восьмимесячные фельдшерские курсы. После обучения писатель стал работать фельдшером в Лагерном отделении Центральной больницы Дальстроя в посёлке лесорубов. Именно в 1949 году заключённый начал записывать стихи, составившие сборник «Колымские тетради».

Из ада

В 1951 году писателя освободили из лагеря как отбывшего срок. Но ещё в течение двух лет ему было запрещено покидать Колыму. Он работал фельдшером лагпункта и уехал оттуда только в 1953-м. К тому времени семья уже распалась, дочь Елена не знала отца, здоровье было подорвано (особенно проблемы с почками и обострение болезни Меньера, полученной ещё в детстве). Его лишили права жить в Москве, поэтому вчерашний зэк устроился на работу агентом по снабжению на торфоразработках в посёлке Туркмен Калининской области.
В 1952 году Варлам Тихонович поспал свои стихи Борису Пастернаку, который дал им высокую оценку. В 1953-1954 годах Шаламов работал над сборником «Колымские рассказы». Работа продолжалась до 1973 года. Все эти произведения не сводились только к лагерным мемуарам. Автор называл своё повествование «новой прозой», подчёркивая, что ему «важно воскресить» чувства людей. Шаламов считал недопустимым отступать от фактов в описании жизненной среды, в которой происходило действие, а внутренний мир героев создавался им не документальными, а художественными средствами.
В 1956 году поэт вернулся в Москву, его реабилитировали за отсутствием состава преступления, а по делу 1929 года — только в 2000 году. Вскоре он женился, его второй женой стала Ольга Неклюдова. Он работал корреспондентом журнала «Москва», тогда же опубликовали его стихи. «Колымские рассказы» отдельным изданием вышли в Лондоне в 1978 году (на русском языке), в Париже — в 1980-1982 годах (на французском) и в Нью-Йорке в 1981-1982 годах (на английском). После их публикации к Шаламову пришла мировая известность. Эти годы не были для писателя лёгкими и безоблачными. У него развилась болезнь центральной нервной системы, он срочно нуждался в неврологическом и психиатрическом лечении. В феврале 1972 года «Литературная газета» опубликовала письмо Варлама Шаламова, в котором он протестовал против появления за рубежом его «Колымских рассказов» в эмигрантских изданиях «Посев» и «Новый журнал». Но письмо как-то неоднозначно восприняли в кругу интеллигенции, трактовали как отречение автора от прошлого. Многие даже посчитали, что написано оно под диктовку КГБ, и писатель потерял многих верных друзей из лагерной среды. Но некоторые исследователи полагали, что появление письма обусловлено болезненным процессом расхождения Шаламова с литературными кругами и чувством бессилия от того, что он не может донести произведения до широкого круга читателей в СССР.
С каждым годом положение Шаламова ухудшалось. Болезнь прогрессировала, он сильно изменился внешне, часто падал в обмороки, потерял зрение и слух. От него ушла жена, и в мае 1979 года Варлама Тихоновича поместили в Дом инвалидов и престарелых Литфонда в Тушино. Здесь он снова ощутил себя узником, и воспринимал этот дом инвалидов, как тюрьму и насильственную изоляцию. Будучи уже тяжело больным, Варлам Тихонович всё-таки написал свою последнюю подборку стихов «Неизвестный солдат» и опубликовал их за границей в «Вестнике русского христианского движения». После этой публикации о нём заговорили зарубежные радиостанции.
17 января 1982 года Варлам Шаламов умер. Союз писателей отвернулся от него, и гражданской панихиды решили не устраивать. Шаламова похоронили на Кунцевском кладбище.

Журнал: Загадки истории №26, июнь 2019 года
Рубрика: Легенды прошлых лет
Автор: Виктор Волынский

Метки: Загадки истории, СССР, биография, судьба, писатель, литература, книга, арест, Колыма, Шаламов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —