Правда о тех кто находится в коме: Синдром запертого человека

Каждому человеку хоть раз в жизни снился сон, в котором он по какой-то причине не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. Наверняка и вы переживали нечто подобное. Тем страшнее вам будет узнать, что 40% людей, впавших в кому, испытывают примерно те же самые ощущения, но при этом они лишены даже надежды на освобождение из ловушки собственного тела. В медицине подобное состояние называется «синдром запертого человека». Удивительно, но врачи нашли способ общаться с такими пациентами…

Фото: человек в коме — интересные факты

Диалог через МРТ

В декабре 1999 года 26-летний Скотт Рутли попал в автомобильную катастрофу, в результате которой получил серьёзные повреждения головного мозга и погрузился в глубокую кому. В таком состоянии молодой человек провёл 12 лет, на протяжении которых родители не отходили от него. Отец и мать разговаривали с сыном и следили за тем, чтобы телевизор в палате был всегда включён. Они были уверены, что Скотт все слышит и понимает, и даже шевелит пальцами, когда звучит его любимая музыка. Но врачи, конечно, считали, что те тешат себя иллюзиями.
По настоянию четы Рутли к Скотту пригласили специалиста по пограничным состояниям Адриана Оуэна. Нейробиолог как раз работал с людьми, находящимися в коме. С помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (МРТ) Оуэн определял, кто из пациентов пребывает в вегетативном состоянии — в полном отсутствии сознания, а кто находится в сознании, но при этом не может ни говорить, ни шевелиться.
В ходе обследования врач предлагал пациенту представить, что он совершает какие-то действия. Знаком того, что больной слышит и понимает доктора, была активизация того или иного участка мозга: к нему обильно приливала кровь, что томограф незамедлительно фиксировал.
В больницу к Скотту Рутли Оуэн приехал не только с аппаратом МРТ, но и со съёмочной группой ВВС, которая снимала все происходящее в палате.
Когда доктор попросил Скотта представить, что тот играет в теннис, на мониторе томографа сразу же появились цветные пятна. Это означало, что пациент услышал доктора. Удостоверившись, что с пациентом возможен контакт, доктор решился задать Скотту следующий вопрос: испытывает ли он боль? Положительного ответа боялись все. «Да» означало бы, что, находясь в коме 12 лет, Скотт испытывал ещё и физические страдания. И в то же время это «да» могло стать настоящим научным открытием, приподнимающим завесу тайны над ощущениями человека, находящегося между жизнью и смертью.
Вместе со съёмочной группой Оуэн тревожно следил за экраном томографа: врач заранее показал всем участок мозга, активизация которого указала бы, что пациент не испытывает страданий. И к счастью, именно к нему и прилила кровь: ответ Скотта оказался отрицательным.
Ещё много раз доктор «беседовал» с молодым человеком при помощи МРТ. Скотт даже смог сообщать о своих желаниях: например, просил, чтобы переключили программы на телевизоре. Оказалось, он прекрасно помнил все подробности той давней аварии и свою жизнь — как до, так и после неё. Скотт даже знал, какой сейчас год. Врач и пациент «общались» таким образом несколько месяцев. К сожалению, как у всех лежачих больных, у Скотта Рутли был слабый иммунитет: в 2013 году он умер из-за инфекции…

Нелёгкий выбор

Факт наличия сознания у пациента, впавшего в кому, не даёт ответа на вопрос: а хочет ли сам больной жить, будучи до конца дней запертым в собственном теле?
В 1997 году учительница Кейт Бейнбридж тяжело заболела. Вирусная инфекция вызвала воспаление мозга, и в результате Кейт впала в кому. Её лечащий врач Дэвид Менон был знаком с Оуэном и обратился к нему за консультацией. Специалист по пограничным состояниям с помощью позитронно-эмиссионной томографии определил, что женщина различала человеческие лица, при этом её мозг реагировал на них так же, как у здоровых людей.
Если до этого она считалась безнадёжной больной, то после томографии лечение возобновили и проводили его полгода.
И как оказалось, ненапрасно. Кейт пришла в себя. Она смогла многое рассказать о своих ощущениях в коме. Она всё видела и понимала. Ей постоянно хотелось пить, но попросить воды она, конечно же, не могла. Кроме того, медсестры, уверенные в том, что перед ними «овощ», проводя медицинские процедуры, не особо церемонились. Кейт даже плакала, но персонал принимал её слёзы за рефлексы. Отчаявшись, она хотела убить себя, просто перестав дышать. Но ей не удалось этого сделать.
В первый момент Кейт была благодарна врачам и медсёстрам за то, что они помогли ей очнуться. Однако жизнь её сильно изменилась. Работу она потеряла, жить была вынуждена с родителями, самостоятельно передвигаться она не могла, только на инвалидной коляске. И это был не её выбор. Когда её спасали, никто не спросил, хочет ли она жить так, как она живёт сейчас. Решение этих этических задач — вопрос будущего.

Осторожней со словами

Сложно даже вообразить, какой силы психологический удар получают пациенты с синдромом запертого человека, когда медики обсуждают в их присутствии диагнозы и прикидывают вероятность их смерти. Да и близкие, измученные тревогой и заботами, могут в сердцах позволить себе сказать лишнее.
История 12-летнего Мартина Писториуса из Южной Африки стала хрестоматийной. В 1988 году, вернувшись из школы, мальчик пожаловался маме на боль в горле. Врачи не могли поставить правильный диагноз, а ребёнку становилось всё хуже. Он терял память, не мог двигать ни руками ни ногами, фокусировать взгляд. Последними его словами было: «Когда меня выпишут из больницы?». После чего он впал в кому. Врачи вынесли приговор: мальчик находится в вегетативном состоянии, помочь ему нельзя. С тем его и выписали, прописав уход, чтобы не было пролежней.
Жизнь супругов Родни и Джоан и их дочери превратилась в кошмар. Отец мальчика вставал в 5 часов утра. Умывал, одевал Мартина и вёз его в центр дневного пребывания безнадёжных больных. После работы забирал его, привозил домой, кормил и укладывал спать. В 2 часа ночи снова вставал, переворачивал сына, чтобы у того не появилось пролежней…
Постепенно у семьи почти не осталось друзей. Они хоть и восхищались самоотверженностью Писториусов, но в гости приходить перестали. А когда дочь отправилась в Англию на учёбу, жизнь стала совсем невыносимой. Позже Джоан с ужасом вспоминала, как однажды в минуту слабости в присутствии Мартина воскликнула: «Лучше бы ты умер…».
Тем не менее в 1992 году Мартин пришёл в сознание. Вначале он ничего не помнил, даже родителей. На восстановление памяти ушло 2 года. Постепенно он вспомнил руки отца, родительские скандалы и, конечно же, ту самую фразу, сказанную в сердцах матерью. Но ещё страшнее было то, что никто не заметил его возвращения: ведь ни говорить, ни шевелиться Мартин не мог. Позже он рассказывал, что чувствовал себя привидением. Его близкие не знали, что он рядом! Оказавшись в ловушке собственного тела, мальчик не мог отделаться от мысли, что обречён. И в какой-то момент приказал себе не думать, просто жить в состоянии овоща. Так бы всё и продолжалось, если бы не… Барни.
В центре, куда его каждый день отвозили, по телевизору постоянно показывали мультфильм «Барни и его друзья». История лилового динозавра надоела Мартину до тошноты, а сидеть перед экраном ему приходилось долго: уйти он не мог, да и выключить телевизор тоже. Он научился избавляться от мыслей, но избавиться от Барни у него не получалось. И тогда Мартин решил: надо хотя бы немного контролировать свою жизнь.
Он научился распознавать время по тому, как ложились тени на полу. И с тех пор знал, когда за ним придёт папа. Он перестал прятаться от собственных мыслей. Смог простить мать, понял её отчаяние и усталость. Он научился двигать глазами и руками. И перемены наконец были замечены: их подметила сиделка, которую наняли родители мальчика. Именно она убедила Родни и Джоан отвезти Мартина в Центр альтернативных методов коммуникации, где проведённые тесты показали, что парень находится в сознании и интеллект его не пострадал.
Сейчас Мартин женат, работает, у него свой дом. Он общается с людьми с помощью коммуникационной программы: 39-летний мужчина выбирает буквы на экране, а компьютер произносит слова. Мартин вполне счастлив…
Конечно, его история скорее исключение из правил. Но она даёт надежду и всем тем, кто заперт в собственном теле, и их близким…

Шкала Глазго

Чтобы как-то систематизировать состояние больных, находящихся между жизнью и смертью, профессора нейрохирургии из университета Глазго в 1974 году разработали шкалу комы, которой дали имя родного исследовательского центра — Глазго. Согласно шкале Глазго, глубина комы оценивается от 3 до 15 баллов на основании трёх тестов, учитывающих реакцию открывания глаз, а также речевые и двигательные процессы.

Шкала комы ГЛАЗГО

Открывание глаз (E, Eye response)
• Произвольное — 4 балла
• Как реакция на голос — 3 балла
• Как реакция на боль — 2 балла
• Отсутствует — 1 балл

Речевая реакция (V, Verbal response)
• Ребёнок улыбается, ориентируется на звук, следят за объектам, интерактивен — 5 баллов
• Ребёнка при плаче можно успокоить, интерактивность неполноценная — 4 балла
• При плаче успокаивается но ненадолго, стонет — 3 балла
• Не успокаивается при плаче, беспокоен — 2 балл
• Плач и интерактивность отсутствуют — 1 балл

Дополнительная реакция (M, Motor response)
• Выполнение движений но команде — 6 баллов
• Целесообразное движение в ответ на болевое раздражение (отталкивание) — 5 баллов
• Подёргивание конечности в ответ ив болевое раздражение — 4 балла
• Патологическое сгибание в ответ на болевое раздражение (декортикация) — 3 балла
• Патологическое разгибание в ответ на болевое раздражение — 2 балла
• Отсутствие движений — 1 балл

Интерпретация полученных результатов
10-14 баллов — сознание ясное
16-14 баллов — умеренное и глубокое оглушение
9-10 баллов — сопор
7-8 балов — кома-1
5-6 баллов — кома-2
3-4 балла — кома-3

Желаемое за действительное

В 1983 году Ром Хоубен попал в автомобильную аварию, получил серьёзную черепно-мозговую травму и оказался парализован. Диагноз для врачей был очевиден: «вегетативное состояние». Родственникам сообщили, что нужно готовиться к худшему. Однако Хоубен протянул ещё целых 23 года. Несколько лет его состояние, оцениваемое врачами по шкале Глазго (шкале глубины комы), не менялось. Но в 2006 году Рома осмотрел невролог Стивен Лорейс. Он провёл сканирование мозга пациента и предположил, что больной все это время находился в сознании.
Близкие Хоубена, получив надежду, стали замечать, что он двигает ногой и таким образом отвечает — «да» или «нет». Скорее всего, это были неосознанные манипуляции со стороны отчаявшихся родственников. Тем не менее к пациенту пригласили специалиста по облегчённой коммуникации (facilitated communication, FC), обычно используемой для налаживания контакта с детьми-аутистами. Суть метода заключается в следующем. Пациент пытается выразить свои мысли и чувства, не прибегая к устной речи, а пользуясь любой буквенной клавиатурой — пишущей машинкой или компьютером. А помощник облегчает ему эту задачу, помогая дотянуться до нужной клавиши, или же сам нажимает на неё по указанию больного.
Так или иначе, но благодаря FC Хоубен «заговорил». Для начала он «сообщил»: «Я кричал, но меня никто не слышал». Потом «сказал», что, находясь в коме, он медитировал. Так, во всяком случае, это преподнёс «переводчик».
Доктор Лорейс был окрылён успехом. Но потом профессионализм взял верх над эмоциями. Невролог решил проверить, действительно ли пациент «разговаривает» с ним. В отсутствие специалиста по FC Хоубену продемонстрировали 15 предметов. А когда помощник вернулся в палату, его попросили помочь больному напечатать названия вещей, которые он только что видел. Увы, ни одного правильного ответа не последовало. Так Стивен Лорейс понял, что метод FC всё-таки не работает. Правда, это не означало, что сознание у Хоубена отсутствовало. Просто облегчённая коммуникация в его случае оказалась бессильна. Несмотря на неудачу с Ромом, Лорейс ввёл правило проверять всех своих пациентов на сканере. Так он выяснил, что у 40% коматозников мозг продолжает жить. И теперь подобная практика — норма в отношении людей, впавших в кому. В зависимости от результатов сканирования медицинский персонал и родственники понимают, какой уход нужен больному, в состоянии ли он воспринимать информацию, а главное — получают ответ на самый трудный вопрос: пора или нет отключать человека от аппаратов, поддерживающих в нём жизнь.

Сознание сохраняется

Термин «синдром запертого человека» в 1960-х годах ввёл в медицинскую практику Фред Плам — невролог из Нью-Йорка. Так доктор назвал состояние пациентов, у которых при полном отсутствии внешних реакций сохранялось сознание.

Журнал: Все загадки мира №10, 13 мая 2019 года
Рубрика: Загадки медицины
Автор: Александра Орлова




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —