Пачакутек Юпанки — девятый император инков

Первый инка Манко Капак — личность легендарная, так же как и семь его преемников. Но в 1438 году с воцарением девятого владыки — «Преобразователя Мира» Пачакутека инки взошли на пик своего могущества. Хотя это тоже похоже на легенду…

Пачакутек Юпанки — девятый император инков

Девятый владыка империи инков сделал державу непобедимой

Отца будущего «Преобразователя Мира» Пачакутека звали Виракочей — якобы ему являлся этот бог. Поначалу он правил успешно. При нем инки увеличили владения, но тут на их пути встал народ чанков. Правитель должен был решать, как устранить угрозу. Но старик Виракоча мечтал о покое. Он доверил Куско любимому сыну, бастарду Уркону, и удалился в загородную резиденцию. Юнец оказался негодным правителем, и чанки решили — час пробил.

Опальный принц ичанки

Узнав, что к городу подходит многотысячная армия, Уркон… сбежал. Но у престарелого владыки инков был законный сын Куси Юпанки. Когда-то он не угодил отцу, и его сослали пасти лам. Прознав об угрозе отчизне, принц-пастух возвратился в столицу и возглавил её оборону.
Разведав, что в Куско — ничтожные силы во главе с принцем-пастухом, чанки предложили инкам сдаться. Инки отказались, и тогда чанки заявили с издёвкой: даём тебе, дерзкий юнец, три месяца, чтобы собраться с силами, чему-то научиться, а то с тобой неинтересно воевать. И взяли Куско в осаду.
Но все попытки взять город штурмом потерпели крах. Кроме того, юный принц подготовил чанкам ряд сюрпризов. То он наряжал в доспехи камни, чтобы враги думали — у инков много воинов (по легенде, ему даже удалось их оживить). То совершал в стан врага дерзкие вылазки. В одну из них он захватил священный символ чанков — мумию их божественного предка. Чанки разуверились в победе. Инки контратаковали и прогнали их. Но не просто отогнали от границ — чтобы навеки покончить с угрозой, преследовали врагов до их земель, где и разбили.
Благодарный народ предложил Куси Юпанки трон. Уркон поднял мятеж, но погиб. Расквитался победитель и с отцом — отплатил унижением за унижение. Богоподобный владыка валялся у ног героя-пастуха, умоляя пощадить, простить за трусость. Тот не успокоился, пока старик не испил чашу позора до дна: сын угостил его чичей из «ночной вазы». Поиздевавшись, всё же отпустил «на пенсию», а сам короновался под именем Пачакутек — «Преобразователь Мира».

Походы и реформы

Сперва Пачакутек завоевал царство аймара в Боливии. Кроме земель, инкам достались огромные стада лам и альпак: транспорт и «живые консервы» для армии. Затем он овладел частью южного побережья Перу — колыбелью древних культур Наска и Паракас. Увеличив в два раза границы державы, Пачакутек триумфатором вернулся в Куско.
В следующих походах он лично не участвовал — поручал командование способным полководцам. Их войска заняли долину Кахамарка — ключ к северному побережью и сокровищам могущественного царства Чиму (Чимор), страны почитателей Луны и ювелиров. Его император оставил преемнику — государство инков разрослось, нуждалось не в захватах, а в реформах.
Пачакутек разделил все подвластные земли на четыре части — Суйу. Само государство называлось Тауантинсуйу («Четыре четверти»). Столица Куско была «пупом мира», а его центр — началом всех начал, сакральным местом.
Там Пачакутек велел снести все старинные, ветхие здания, в которых ютились бедняки. Теперь в сердце инкского мира имели право селиться лишь знатные. Император реконструировал главный храм бога Солнца — Кориканчу, воздвиг великолепный дворец для себя. Рядом с ним он разместил «университет» для детей знати. Располагались в центре и дом «невест Солнца» — инкский «монастырь», и тюрьма для устрашения врагов империи. Центральная площадь стала местом для парадов и народных празднеств. На ней стоял каменный монолит, символизирующий начало всех начал, «нулевой километр» инкской державы. От него расходились дороги к четырём главным провинциям.
В столице возводились новые кварталы, перестраивалась и жизнь во всей державе.
Глава её — божественный владыка, Единственный (Сапа) инка — Сын Солнца. Высшие государственные, командные, жреческие посты, управления «четвертями» — в руках его родичей. Дальше — сложнее.
«Четверти» состояли из нескольких покорённых провинций, ранее — независимых «царств». Если те сопротивлялись при завоевании, их владык казнили и замещали инкскими наместниками. Но Пачакутек старался избегать кровопролития и предлагал сдаться без боя. Если вожди соглашались, их оставляли во главе своих уделов на положении чиновников империи. Знать покорённых народов стояла на ступеньку ниже «кровных» инков и называлась «инками по привилегии». Этот ранг мог заслужить и инкский простолюдин, но шансов подняться наверх у рядовых граждан почти не было.
Пачакутек считал — каждый «винтик» империи должен с рождения знать своё место. Он разработал десятичный принцип для учёта и контроля населения. Над десятком воинов или работников стоял десятник, над сотней — сотник, над тысячей — тысячник… Низшими «подразделениями» руководили люди из народа, более крупными — знать.
Части империи связала сеть дорог. Язык инков — кечуа — стал обязательным для всех. Отпрыски инкской знати и дети подвластных вождей учились вместе в Куско. Все это служило сплочению империи.

На земле и на небе — порядок

Пачакутек навёл порядок и на небе. Государственной религией он объявил культ Солнца, божки покорённых племён как бы подчинялись ему. Однако этот культ казался императору слишком простым и конкретным. Солнце не всемогуще, считал он, «поскольку своим теплом оно согревает лишь некоторых, другие же в это время мёрзнут». Оно также не всесильно и не совершенно, потому что вечно странствует по небу, и «даже самое маленькое облачко способно загородить его золотой лик».
Император оставил древнюю религию плебеям. Знати же он предложил культ бога-творца Виракочи, утверждая: тот — источник жизни и глава всему. Творец невидим и неосязаем. Служить ему могут лишь те, кто способен к философским обобщениям, — элита.
Пачакутек подавал пример служения, сочинял в честь Виракочи гимны — часть из них дошла до наших дней. Но особого успеха не добился — культ Солнца оставался популярнее.
Астрономам владыка велел пересмотреть календарь, мудрецам-историкам — составить «истинную версию» событий прошлого, превратить инков в «детей Солнца». Он желал упорядочить и время, и пространство. И взять под контроль все деяния подданных.
Все должны жить по трём заповедям: «Не лги. Не воруй. Не ленись». Заповеди «не убий» у инков не было. Пачакутек понимал, что в стране воинов она невыполнима. Однако делал оговорку: «Тот, кто убивает другого, не имея на то повеления или же не ради справедливого дела, сам себя приговаривает к смерти». Убийц осуждали на смерть согласно своду законов, разработанному Пачакутеком.
Не менее тяжким преступлением, по его мнению, являлось воровство, за которое вешали. Прелюбодеяние в его глазах тоже было сродни воровству: «Соблазнители, позорящие чужую честь и достоинство и похищающие мир и спокойствие у других, должны быть объявлены ворами и поэтому приговорены к смерти…».
Так же жестоко наказывались измена, богохульство, посягательство на «невест Солнца» и… коррупция. На нерадивых чиновников с метровой высоты сбрасывали огромный камень. Судей-взяточников казнили без пощады.
Пачакутек ненавидел лживость, лень. Терпеть не мог нетерпеливых и завистливых. А вот честных, отважных, упорных, стойких в бедствиях ценил. «Благородного и отважного мужчину узнают по спокойствию в несчастье», — заявлял правитель, вспоминая нелёгкую юность.
Таким Пачакутек остался в хрониках. Порою создаётся впечатление, что это не реальный человек, а символ «идеального индейского монарха». В Мексике в это же время жил его «двойник» Несау-алькойотль — законодатель, строитель, философ, поэт, как и Пачакутек. Но мексиканский правитель «прославился» скандальными семейными историями. О Пачакутеке таковых не сохранилось. Он, видимо, следовал собственной максиме: «Тот, кто не умеет управлять домом и семьёй, ещё меньше способен управлять державой».
Пачакутек, похоже, был в действительности мудрым правителем, достойным человеком. Правда, в одной старинной пьесе ему отведена роль… главного злодея.
Главный герой — выходец из покорённой знати, той прослойки населения, которая больше всех пострадала от реформ. В их глазах Пача-тутек был подлинным «злодеем». А для инков первый «император» — образцовый государь.
Создатель империи умер в 1471 году, когда держава «сынов Солнца» процветала.

Журнал: Загадки истории №5, январь 2020 года
Рубрика: Власть
Автор: Татьяна Плихневич

Метки: император, Загадки истории, государство, война, Южная Америка, Америка, инки, Куско, Пачакутек Юпанки





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-