Средневековье часто называют мрачным. Но именно эта эпоха в истории человечества ассоциируется и с прекрасными произведениями искусства, созданными поэтами-трубадурами. История любви трубадура Гильома де Кабестаня и мадонны Маргариты как будто вобрала себя дух Средневековья. В ней соединились любовь, поэзия и кровавая месть.

Гильом де Кабестань и Маргарита

Гильом де Кабестань - биография трубадура средневековья

В XII веке жил барон Раймунд Руссильонский. Руссильон — прекрасная земля в Восточных Пиренеях, которая одним своим концом граничит с Испанией; другой её конец омывает Средиземное море. Раймунд был счастлив в браке со своей баронессой

Маргаритой, женщиной сколь прекрасной, столь и добродетельной. И счастливо дожили бы они до старости, не соверши Раймунд роковую ошибку.

Всеобщий любимец

Однажды в ворота его замка постучал Гильом де Кабестань, прекрасный юноша, сын бедного рыцаря из замка Кабестань. Молодой человек попросил Раймунда взять его к себе пажом. И барон, очарованный красавцем с обходительными манерами, согласился. В этом-то и была его ошибка.

При дворе барона юный паж также всех очаровал. Он исполнял прекрасные песни собственного сочинения — ему вторили все придворные. Раймунд пребывал в таком восторге от прекрасного вассала, что сделал его пажом своей супруги Маргариты.

Раймунд был мужественным и верным. Но куда ему до прекрасного трубадура… И в один прекрасный день баронесса поняла, что влюблена. Она начала издалека, спросив пажа:

Вот что, Гильом, скажи: если бы какая-нибудь женщина сделала вид, что любит тебя, осмелился бы ты полюбить её?

Да, конечно, госпожа моя, только бы видимость эта была правдивой, — ответствовал сразу всё понявший паж.

Клянусь святым Иоанном, — сказала Маргарита, — ты хорошо ответил, как и подобает храброму мужчине, но теперь я хочу тебя испытать! Сможешь ли ты познать и уразуметь на деле, какая видимость правдива, а какая нет?

Теперь все песни де Кабестаня были только о любви — чувстве взаимном и радостном. В них он называл Маргариту мадонной.

Баронесса после того разговора думала только о прекрасном Гильоме.

Вскоре она позвала к себе пажа и спросила:

Вот что, Гильом, скажи, — как ты полагаешь: 'вид мой правдив или обманчив?

Де Кабестань ответствовал: — Мадонна! Бог мне свидетель, с того мгновения, как я стал вашим слугою, в сердце моё ни разу не проникла мысль, чтобы вы могли не быть самою лучшею изо всех когда-либо живущих женщин! И самой правдивой на словах и по внешнему виду!

Маргарита тихо прошептала:

Этому я верю! И буду верить всю жизнь! Гильом, если бог мне поможет, вы никогда не будете мною обмануты, и ваши мысли обо мне не будут тщётны или потрачены напрасно!

И они предались любовным утехам.

Трубадур, человек весёлый и открытый, не мог скрывать своей любви к той, которую он именовал мадонной. В его песнях становилось все больше страсти.

Попытка обмана

Вскоре по двору барона поползли сплетни: баронесса и трубадур совсем обнаглели — крутят роман на глазах у самого Раймунда. И все как-то сразу поняли: это настоящая любовь. Дело в том, что поэт XII века мог посвящать свои творения, так сказать, мнимому объекту страсти — некой выдуманной Прекрасной Даме. Или реальной женщине, к которой в жизни он никаких чувств не испытывал. В конце концов, должен же быть адресат у любовной лирики! Но в случай с баронессой и Гильомом все было иначе.

Раймунда двойное предательство совершенно убило. Ведь он так доверял своей жене. И с такой радостью вместе со всем двором подпевал весёлым песням Гильома!

И барон исполнился жажды мести — в конце концов, это диктовал ему закон рыцарской чести. Раймунд ждал удобного момента — и тот вскоре представился.

В один не очень прекрасный для себя день Гильом отправился на охоту в одиночестве. Узнав об этом, Раймунд спешно оседлал коня и поскакал к тому месту, где предполагал встретить пажа-предателя.

Вскоре он увидел Гильома.

Спрятав оружие, барон поприветствовал трубадура и начал неприятный для обоих разговор издалека. Для начала он поинтересовался добычей — паж посетовал на неудачный для охоты день.

Нетерпеливый Раймунд после этого сразу перешёл к той теме, которая волновала его больше всего: о романе между Маргаритой и Гильомом:

Помня о той верности, которой вы мне обязаны, ответьте правдиво о тех вещах, о которых я хочу спросить вас! Хочу, чтобы вы без всяких уловок ответили мне — если бог и святая вера вам дороги, скажите, есть ли у вас возлюбленная, для которой вы поёте и к которой вы охвачены любовью?

Надо было, конечно, быть совсем дураком, чтобы не понять, к чему клонит барон. И де Кабестань решил: нет ничего глупее и губительнее в такой ситуации, чем вывалить Раймунду всю правду, поэтому он ответил несколько туманно:

А как бы мог я петь, если б любовь моя к тому не побуждала? Она держит меня в своей власти, она диктует мне слова моих песен. И мелодию — тоже!

Барон аж почернел от злости, предчувствуя подробности. Но выговорил, злорадно усмехнувшись:

Даю слово, что буду служить вам, поскольку это в моей власти. Скажите, кто ваша Дама! Я не принесу вам вреда. Прошу вас, Гильом!

«Не на того напал», — подумал паж и ответил со всем возможным пылом:

Сеньор, знайте, что я люблю сестру мадонны Маргариты, вашей жены, и думаю, что она тоже меня любит! Теперь, когда вы это знаете, — добавил он, — прошу вас помочь мне или, по крайней мере, не чинить мне помехи!

После такого «откровенного» признания странная парочка отправилась прямиком в замок Льёт, где жила со своим мужем Робертом Тарасконским Агнесса, сестра мадонны Маргариты.

Супруги очень тепло приняли барона и пажа. Раймунд отвёл Агнессу в сторону и стал допытываться у неё, любит ли она Гильома. И тут Агнесса проявила чудеса ума и чуткости! Она не раз видела свою сестру вместе с де Кабестанем и, конечно, знала об их романе, поэтому она «честно» призналась барону в том, что у неё роман с пажом. А для подтверждения постелила Раймунду рядом со своей спальне. Потом незаметно подозвала Гильома и предложила ему разыграть спектакль. О готовящемся представлении Агнесса рассказала и Роберту, человеку доброму и понимающему, который прекрасно знал о том, как свиреп Раймунд.

Итак, ночью, когда в замке всё затихло, Гильом «незаметно» прошмыгнул в спальню к Агнессе — всю ночь ревнивый барон слышал любовные стоны, которые издавали «артисты».

Правда, которая убивает

Утром паж и сеньор вернулись домой. Раймунд поспешил рассказать жене о романе её сестры с Гильомом.

И тут Маргарита всё испортила. Едва за супругом закрылась дверь, она вызвала к себе трубадура и закатила ему истерику. Гильом, который был умнее госпожи, пытался объяснить ей, чем в такой ситуации может быть чревата правдивость. Но какое там…

Это была настоящая любовь, поэтому трубадур, понимая, чем грозит ему ревность барона, решил всё равно не скрывать своих чувств. И сочинил новую песню — настоящий гимн любви к Маргарите. Слова были такими искренними, что Раймунд, услышав эту оду Прекрасной Даме, понял: его пытались ввести в заблуждение.

Тут было не до обиняков. Он вызвал пажа в лес и там зарезал его. Затем изувер отрезал Гильому голову и вынул сердце из его груди.

Сердце он приказал своему повару изжарить с перцем и подать Маргарите.

После окончания обеда он сообщил жене о том, что она съела сердце своего любовника. А в качестве доказательства предъявил ей голову Гильома. Маргарита не стала дожидаться наказания — она выбросилась из окна замка и разбилась насмерть о камни.

Убийцу наказали — король Альфонс Арагонский заточил Раймунда в темницу, где тот вскоре и умер.

Любовников похоронили в одной могиле. К ней раз в год приходили влюблённые, прося о счастье для себя и об упокоении душ Маргариты и Гильома.

В память об этой истории любви и смерти нам осталась канцона, сочинённая де Кабестанем:

Сладостно-злая

Грусть, что Амор мне дал,

Жжёт, заставляя

Песней унять накал

Страсти: пылая,

Я б вас в объятьях сжал,

Но, столь желая,

Я вас лишь созерцал.

Журнал: Загадки истории №38, сентябрь 2021 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, жена, Франция, средневековье, любовь, барон


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022