Последние столетия своего существования армия Византии более чем на 2/3 состояла из наёмников. Богатая империя могла себе позволить нанять профессиональных воинов с Апеннинского полуострова, которые умело использовали огнестрельное оружие и считались мастерами морских баталий. Одним из них был Руссель де Байоль, авантюры которого слишком дорого обошлись гордой Византии.

Франкопулос: Княжество в Малой Азии

Как наёмник Руссель де Байоль пытался захватить трон Византии

Отечном месте и дате рождения Русселя де Байоля в летописях нет ни единого слова. Но судя по прозвищу Франкопулос, что переводится как «сын франка», можно предположить, что Руссель был выходцем из этого большого племени.

Катастрофа при Манцикерте

Благодаря своему буйному нраву и умению обращаться с мечом, Руссель снискал славу храброго воина. Хотя, конечно, не бескорыстного. В Сицилии в составе войска лорда Рожера де Отвиля он участвовал в войне против арабов и их изгнании с острова.

В 1061 году норманны высадились в Сицилии, где захватили ряд прибрежных городов. Война с арабами шла с переменным успехом. В 1063 году в ходе битвы при Мерами де Байоль убедил графа Рожера преследовать убегавших сарацин. Упоминание об этом есть в исторических документах: в летописи нормандского хрониста Гоффредо Малатерры, и в «Алексиаде» византийской принцессы Анны Комниной. После этого след де Байоля теряется.

Можно предположить, что в сражениях на Сицилии он снискал себе репутацию отважного воина и византийцы пригласили его послужить у них. В 1071 году в битве при Манцикерте ромеи встретились лицом к лицу с армией турков-сельджуков. Имея в начале битвы превосходство, византийские военачальники не сумели его использовать. В решающий момент схватки командовавший резервом Андроник Дука вместо ввода своих подразделений в бой просто молился. Глядя на небо, он причитал, что император умрёт, а затем и все остальные.

Командир отряда коников Руссель де Байоль тоже внёс лепту в поражение византийцев. В важный момент Байоль решил отсидеться в засаде и не вступать в бой с турками. Такое поведение наёмника совсем не красило, но учитывая, что после поражения его не изгнали, можно предположить — командиров такого уровня было немного. Действительно, византийские подразделения тюркоязычных народов — огузов и печенегов — перешли на сторону турок, армянские полки сбежали, а византийский император Роман и варяжская гвардия были окружены. В конце концов, император был ранен и попал в плен к султану Алп-Арслану. Спустя неделю турки отпустили Романа за огромный выкуп. Также Роман выдал замуж дочь за одного из сыновей султана. Поражение в битве при Манцикерте стоило Константинополю серьёзных территориальных и человеческих потерь. Именно с этого сражения можно вести отсчёт победоносных завоеваний турок-сельджуков.

Новый король

Вероятно, Руссель де Байоль сумел убедить византийцев, что его роль в случившемся поражении ничего не значила. Иначе невозможно объяснить, почему его послали во главе отряда франко-нормандской конницы в 3 тысячи человек в сторону Анкары. Задание было предельно простым — отбить у сельджуков часть Галатии. И де Байолю это удалось. Но он решил на этом не останавливаться и объявил себя королём захваченных земель со столицей в Анкаре.

Когда шок после известия о том, что посланный воевать с турками наёмник присвоил себе византийские земли, прошёл, в Константинополе стали думать, как с ним поступить. В Анкару послали новое войско. Но самопровозглашённый король наголову разбил присланных за ним коллег. А затем пустился вдогонку, разграбив город Хрисополь, расположенный вблизи Константинополя.

Разгневанный император Михаил VII Дука не пожалел средств и отправил уже 6 тысяч аланских наёмников, чтобы проучить наглеца. Под предводительством Никифора Палеолога войско двинулось в сторону владений Русселя. А тот, уверовав в удачу, захватил ещё пару крепостей в Анатолии и не давал покоя Амасьи и Новой Кесарии, что располагались на черноморском побережье. В конце концов, именно грабёж позволял ему рассчитываться со своим воинами.

Зато у Палеолога денег было в обрез, и он спешил быстрее добраться до де Байоля, чтобы разбить его. Вот только аланы тоже поняли, почему византийский вельможа гонит их как сумасшедших навстречу опасности. Среди воинов пошли слухи, что рисковать в битве с Русселем бессмысленно — всё равно у Палеолога денег нет. В итоге большая часть аланов тихо разбрелась по окрестностям, и войско сильно уменьшилось. Этим и воспользовался Руссель, который напал под покровом ночи и разметал остатки карательного отряда. Самому Палеологу чудом удалось избежать плена, и он спешно ускакал в Константинополь.

Язык мой - враг мой?

Не сумев справиться с Русселем самостоятельно, император предложил сделать это туркам в обмен на некоторые территории. Расчёт был неверным, ибо разбойничья власть Русселя долго бы не протянула, а вот отдав землю туркам, получить её назад было невозможно. Тем не менее сделку заключили, и султан Тутуш отправил против франко-нормандцев своё войско. Перевес сельджуков был бесспорным, авантюрист и его люди отступили до самой Амасьи, где местные граждане благоприятно встретили их в качестве «защитников». Дело в том, что де Байоль пообещал им защиту от турок, в то время как столица империи не отвечала на просьбы угомонить турецкие набеги. Дело дошло до того, что местные доверили де Байолю свою казну с поступающими налогами.

Но тащиться в такую даль турецкие полководцы не слишком-то и хотели. Поэтому император Михаил всё-таки отправил к Амасье свои войска во главе с Алексеем Комниным (будущим императором и основателем новой династии). Де Байоль решил, что его главная проблема — византийцы, а с турками он как-нибудь договорится. Но лёгкой победы в этот раз не вышло. Комнин разбил франко-нормандцев в нескольких стычках, а их главарю де Байолю пришлось бежать к тем же туркам. Понимая, что такой человек, как Руссель, по-хорошему не успокоится, Комнин предложил туркам выдать его. Возможно, он хорошо заплатил, и Руссель был выдан византийскому полководцу. Вместо казни в 1074 году он привёз его в Константинополь, где того отправили в каземат в ожидании суда.

Подвешенный язык выручил Байоля и здесь. Отсидев три года в темнице, он договорился с византийцами, что сможет подавить вспыхнувший мятеж вельможи-армянина Никифора Вотаниата. Последний восстал против императора Михаила VII. Недалёкий император решил воспользоваться услугами франка-авантюриста и вверил ему войско. Надо было такому случиться, что де Байоль разбил мятежника. Правда, вскоре Руссель договорился с Никифором и со всем своим войском влился в его армию. Император Михаил срочно запросил помощи у турков, чтобы те ещё раз, в обмен на часть земель, вновь поймали де Байоля. С трудом, но сельджуки сумели победить франка и в этот раз. Они доставили его византийцам, а те опять уступили за него земли. Разгневанный Михаил в этот раз всё-таки казнил изменника, стоившего империи множества территорий. Правда, самому императору это не помогло, Вотаниат свергнул его и заставил постричься в монахи, сам занял престол и женился на супруге Михаила. Впрочем, уже через три года Никифор был вынужден повторить ту же судьбу, уступив трон новому претенденту — Алексею Комнину.

Журнал: Загадки истории №50, декабрь 2021 года
Рубрика: Знаменитые авантюристы
Автор: Прохор Ежов




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: Загадки истории, биография, Малая Азия, авантюра, Сицилия, норманны, Византия, авантюризм, Байоль


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022