Крестьянская война в Эстонии — причины восстания

Немецкие рыцари всегда считали Прибалтику зоной своих интересов, как минимум. Впрочем, очень быстро этого им показалось мало. Зачем оставлять кому-то то, что так плохо лежит? Лучше взять себе. Так жители средневековой Эстонии волею судеб стали буфером между Московским царством и грозными рыцарскими орденами.

Крестьянская война в Эстонии — причины восстания

Как средневековую Эстонию загоняли в просвещённую Европу

Крещение язычников огнём и мечом в средневековой Европе считалось богоугодным делом. Именно под видом христианизации немецкие рыцари колонизировали Прибалтику, а её народы превратили в батраков. В середине XIV века эсты решили сбросить немецкое иго и обратились за помощью к псковскому князю.

Назад к язычеству!

Жизнь в средневековой Европе была тяжела, но когда тебя угнетают ещё и иноземцы, это было куда тяжелее. Хронист Тевтонского ордена Виганд Марбургский так описывал жизнь порабощённых эстонцев: «Рыцари и вассалы обременяли население столь тяжёлыми поборами и вымогательствами… и так велико было их насилие, что они позорили их жён, насиловали дочерей, отбирали их собственность, а с ними обращались как с рабами».
Формально в Эстляндии была власть датского короля, но немецкие рыцари построили здесь множество замков и поместий, превратив эстов в бесправных батраков. В итоге, к середине XIV века 80% феодалов на землях Эстляндии составляли этнические немцы. Когда в Копенгагене осознали, что их власть в Прибалтике весьма условна, король решил продать Эстляндию любому, кто даст хорошую цену. Это вызвало опасение рыцарей: новый «владелец» мог поставить под сомнение их господствующее положение.
Ситуацию неопределённости решили использовать и сами эсты, подняв 23 апреля 1343 года (Юрьев день) мятеж против немецких феодалов. Именно этот день знаменовал начало полевых работ. Первыми заполыхали немецкие усадьбы в области Харьюмаа, а их владельцы были жестоко убиты бунтовщиками. После чего восставшие эсты выбрали себе четырёх предводителей — «королей» — и двинулись к укреплённому монастырю в Падизе. По записям хронистов, количество восставших колебалось от 10 до 14 тысяч человек.
Захватив монастырь, эсты перебили монахов и сожгли постройки. Стоит отметить, что христианство для эстов ещё было чуждой религией, навязанной извне, и они мечтали возродить свои языческие культы. Воодушевившись опытом соседей, своих колонизаторов перебили и эсты из региона Ляэнемаа.
Вскоре восставшие уже контролировали весь регион Харьюмаа, за исключением крупного города Ревеля (Таллина). Полагая, что в одиночку взять укреплённый город им будет трудно, эсты отправили гонцов к фогту города Турку, являвшемуся наместником шведского короля в Финляндии. Эсты обещали, что если они возьмут Ревель, то передадут его под власть шведской короны. Аналогичное «приглашение» получили и шведские феодалы из Выборга. Последние даже прибыли к лагерю осаждавших Ревель мятежников, но оценив ситуацию, решили не вмешиваться в конфликт.
Кроме того, эстонцы направили гонцов в соседние Псков и Литву. Логика восставших была такова: «враг моего врага — мой друг». Что псковичи, что литовцы считали рыцарей Ливонского и Тевтонского орденов врагами. Поэтому эстонцы справедливо надеялись, что эти две стороны помогут им в их борьбе.

Воинственный магистр

Осаждённые в Ревеле немцы и датчане отправили посланников к магистру Ливонского ордена Бурхарду фон Дрейлебену. В то время он и его войско располагались на границе с Псковским княжеством. Получив тревожную весть, магистр тотчас же направился к Ревелю.
Осознав, что путь займёт несколько дней, Бурхард пошёл на хитрость. Он отправил гонца к «королям» эстов с предложением провести переговоры в замке Пайде (Вейсенштейн). 4 мая 1343 года туда приехали четыре эстляндских предводителя с тремя слугами. В замке их ждали командоры Ливонского ордена. Мечом они владели безупречно и легко вынудили сначала сдаться «королей», а потом, зачитав обвинения в убийствах монахов и немецких помещиков, зарубили их вместе со слугами. В ходе казни одного из приговорённых пытали, и тот рассказал о планах восставших. Теперь магистр не только лишил эст-ляндцев вожаков, но и узнал их планы. Сразу после этого, выиграв несколько дней, ли-вонцы вновь выступили к Ревелю.
Днём 11 мая магистр ордена узнал, что воины пылтсамааского фогта терпят поражение от большого отряда эстов, близ болота Канавере. Не теряя времени, ливонцы поспешили им на выручку. Заметив их тяжёлую конницу, эсты поспешили уйти на болото. Это был неплохой ход, учитывая, что тяжёлые конники пошли на дно в болотной жиже. Но ливонцы спешились и стали сражаться как обычные ратники. Тем временем фон Дрейлебен приказал остальным рыцарям окружить болото и начать сжимать кольцо вокруг сражавшихся. Спустя два часа битвы фогт предложил эстам сдаться, обещая им жизнь. Но как только те, поверив слову магистра, кинули свои мечи, «добрые» рыцари устроило резню, лишив жизни 1600 эстов. Воодушевлённый победой, магистр ордена дал своим воинам пару дней отдыха, после чего вновь продолжил путь к Ревелю.
Разведка донесла Бурхарду, что осаждавшие город мятежники расположились лагерем между Ласнамяе и озером Юлемисте. Здесь находилось большое болото Сыямяе, и магистр решил повторить недавний трюк с окружением. Послав фогтов из Вынну и Турайды к лагерю мятежников для мнимых переговоров, ливонцы незаметно окружили болото. Утром 26 мая 1343 года эстонцы были атакованы рыцарями со всех сторон и не сумели оказать достойного сопротивления. В резне при Сыямяэ погибли три тысячи человек. Осада с города была немедленно снята, и ливонцы торжественно въехали в Ревель. Датским чиновникам ничего не оставалось, как согласиться передать в управление Ливонскому ордену Ревель и Раквере (Вейзенберг) на время подавления мятежа.

Огнём и мечом

После разгрома восставших у Сыямяэ магистр Бурхард направил войско к Хаапсалу, который также осаждали эстонцы. Узнав об этом, те ещё до прихода рыцарей разбежались. Подавив бунт в Харью-маа, магистр решил навести порядок на юго-востоке Эстонии. Здесь в местечке Отепя (Оденпе) остатки мятежников ожидали подхода союзников — пятитысячной армии псковского князя Ивана и из-борского князя Евстафия. Однако, узнав от эстонских крестьян о разгроме эстонцев в Харьюмаа, скобари решили не испытывать судьбу и повернули обратно. Но ливонцы, поймав кураж, непременно хотели наказать их за вмешательство. Рыцари сумели перерезать путь псковскому войску и навязали бой рядом с пограничным замком Вастселийна (Нейгаузен).
Обе стороны сражались достойно, но псковичи, потеряв князей, поспешили убраться домой. Так что рыцари записали себе победу в битве.
Едва ливонцы подрались с псковским войском, как возле их другого форпоста — Риги появилось литовское войско. Магистр Бурхард сумел оперативно перебросить тяжёлых конников в новый очаг напряжения. Узнав об их приближении, нападавшие сняли осаду и ушли в Литву. В итоге, к июню 1343 года восстание в Харьюмаа было подавлено.
Но 24 июля 1344 года эстонцы вновь устроили резню немцев на острове Сааремаа. Усадьбы, церкви и монастыри немцев были преданы огню, а их обитатели жестоко убиты или утоплены в море. В концовке островитяне осадили замок Пёйде, который оборонял фогт с небольшим гарнизоном. Так как фогт понимал, что до начала морозов, когда море покроется льдом, ждать помощи неоткуда, то решил сдать замок с условием сохранения жизней. Как только он открыл ворота, толпа эстов напала на них и убила.
Как и ожидалось, тяжёлые рыцари не могли преодолеть водную преграду раньше зимы. Но магистр уже жаждал мести островным убийцам соотечественников. Осенью 1344 года в помощь к ливонцам прибыли ещё 700 рыцарей из Тевтонского ордена. В период подготовки островного похода фон Дрейлебен разделил армию на три части, которые огнём и мечом прошлись по всей Эстонии, оставив от неё разорённую местность. Больше всего досталось мятежному региону Харьюмаа.
В конце января 1345 года море замёрзло, и рыцари сумели переправиться на Сааремаа. Разорив поселения островитян, 15 февраля немцы подошли к укреплённому городищу в Карья, где находилось 2000 мятежников. С помощью осадных машин немцы пробили брешь в укреплении и ворвались внутрь. Почти все находившиеся там эсты были убиты. После чего магистр ещё через год совершил карательный поход на остров, заставив сааремасцев разрушить свои укрепления, сдать оружие и построить орденский замок Маасилинн, или Зонебург, что на немецком означало «замок возмездия». Интересно, что сегодня, почти через 700 лет, историки Эстонии трактуют эти события как культурное приобщение эстов к Европе, своего рода средневековую глобализацию. Им, конечно, виднее…

Журнал: Загадки истории №28, июль 2020 года
Рубрика: Заговоры и мятежи
Автор: Лев Каплин

Метки: Загадки истории, война, язычество, Прибалтика, восстание, Эстония, рыцари, немцы, крестьяне, колонизация, Ливонский орден, 1343, Тевтонский орден




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-