Крестовые походы — зачем они были нужны?

В 1095-1096 годах в средневековой Европе буквально за несколько месяцев десятки тысяч людей (что сопоставимо с нынешними десятками миллионов) оказались охвачены одной идеей. Историки до сих пор пытаются понять, почему без явных причин крестоносцы отправились отвоёвывать Гроб Господень? И находят единственный логичный ответ. Причина заключалась в демографии.

Крестовые походы — зачем они были нужны?
К концу XI века Европа оказалась перенаселена беспокойными элементами. Число рыцарей-феодалов росло быстрее, нежели крестьян, которые по причине бедности чаще умирали от голода и болезней. При этом феодальные наделы обычно не делились, а передавались старшему сыну. Прочим же братьям приходилось искать счастья на службе у короля и знатных сеньоров, либо идти по духовной стезе, либо становиться странствующими рыцарями. Ведь заниматься созидательным трудом они не умели и не могли, а военное ремесло осваивали с детства.

О чём молчал папа

Во избежание смут, энергию этой публики требовалось направить в благопристойное русло. В VІІ-VІІІ веках по Ближнему Востоку, Северной Африке и Южной Европе прокатились волны арабских завоеваний. В итоге осталось несколько мусульманских государств, руководство которых по очевидным причинам не слишком дружило с христианскими правителями Европы.
Конфликтной зоной были, например, Пиренеи, где Арагон и Кастилия шаг за шагом теснили потомков Омейядов. Потомки викингов, норманны, выбили мусульман из Сицилии. Но сложнее всего приходилось Византии.
В середине XI века на смену относительно миролюбивым арабским правителям из глубин Азии пришли турки-сельджуки. В 1071 году при Манцикерте они разгромили армию Романа Диогена и пленили самого императора.
После традиционных внутренних смут в Константинополе воцарился мудрый Алексей Комнин, обратившийся к римскому папе за помощью.
Папа Урбан II решил, что, оказав такую помощь, сможет подчинить себе византийскую православную церковь. А тут ещё вернувшийся из Святых мест монах Пётр Амьенский (прозванный Пустынником) сообщил, что мусульмане грабят и убивают паломников, идущих в Иерусалим поклониться Гробу Господню.
Эти обвинения в целом соответствовали реальности. Предыдущие мусульманские правители понимали, что паломнический туризм приносит в их казну дополнительные доходы, и приезжих христиан (да и своих собственных) обычно не обижали. Но сельджуки были людьми диковатыми.
В общем, в ноябре 1095 года на соборе в Клермоне Урбан II призвал освободить от мусульман Святые места и помочь византийцам, обнародовав присланные ими письма-приглашения.

Первые шаги

Участникам похода даровалось отпущение грехов, а также устные гарантии, что в случае гибели они отправятся в Царство Небесное. В случае неладов с законом они избавлялись от преследования. Данные ими финансовые обязательства замораживались. Семьи и имущество передавались под опеку церкви. И главное, крестоносцы получали реальный шанс изменить свою судьбу к лучшему.
Первую волну крестоносцев составили толпы бедняков, накачанных Петром Пустынником и возглавляемых двумя бедными рыцарями — Вальтером Голяком и Вальтером Пексейо.
Слово германскому историку Бернгарду Куглеру: «Наряду с людьми, которые в диком экстазе сами выжигали на своём теле знаки креста и затем заявляли, что это сде», лала рука Божия, можно было видеть множество воров и беспутных девок. Во главе отряда бывали гусь или коза, потому что эти животные — гораздо более по языческим, чем по старохристианским представлениям — были проникнуты божественным духом и лучше всего могли указать верный путь. Плоскую страну грабили вдоль и поперёк и, наконец, это с тех пор ещё часто повторялось I при снаряжении крестовых ' походов, разразилась жестокая травля евреев. В особенности в Лотарингии, на Рейне и в Богемии, всего чаще из досады против епископов, которые хотели спасти несчастных, иудеев убивали, их имения разграбляли, а синагоги разрушали».
Не евреев ради, а из чувства самосохранения в Венгрии и Болгарии тамошние правители развернули против крестоносцев полноценную войну. В одном из боёв Пексайо погиб, а Голяк примерно с 40 тысячами последователей добрался до Константинополя, где Алексей Комнин постарался скорей переправить их в Азию.
В окрестностях Никеи это бедняцкое воинство было вырублено сельджуками. Вальтер Голяк погиб. Пётр Пустынник спасся и присоединился к публике посолидней.

В религиозном экстазе

Весной-летом 1097 года, напротив Константинополя, на другом берегу бухты Золотой Рог скопились отряды профессиональных вояк, возглавляемые амбициозными предводителями — графом Раймундом Тулузским, князем Боэмундом Тарентским и его племянником Танкредом, братьями Готфридом Бульонским, Эсташем и Балдуином Булонским, братом английского короля Робертом Короткие штаны и братом французского короля Гуго Вермандуа (матерью которого была дочь киевского князя Ярослава Мудрого).
Алексей Комнин подкармливал крестоносцев, а иногда устраивал на них нападения, чтобы показать, кто в доме хозяин. В конце концов, буйные герцоги и графы принесли византийскому императору вассальную присягу, после чего в сопровождении византийского же войска отправились к Никее.
Горожане сообразили, что их ждёт в случае штурма, и предпочли сдаться Алексею Комнину. Захваченную добычу тот поделил поровну, после чего жаждущее подвигов воинство обложило Антиохию.
Осаждающие страдали от голода больше, чем осаждённые, и, по некоторым сведениям, даже не брезговали каннибализмом. Однако некий армянин-оружейник Фируз открыл крестоносцам ворота, благодаря чему они захватили город, вырезав все нехристианское население. Устояла лишь цитадель, а затем подошедшее 300-тысячное войско сельджукского эмира Кербоги заперло в городе самих рыцарей.
По ночам малодушные, в числе коих оказался и Пётр Пустынник, спускались по верёвкам со стен и убегали в горы искать спасения. Таких трусов называли «верёвочными беглецами».
От отчаяния Раймунд Тулузский организовал спектакль с находкой в одном из храмов якобы того самого священного копья, которым был умерщвлён Спаситель. Осаждённых охватил религиозный экстаз, и армия Кербоги была разгромлена вдребезги. Пленных не щадили.
Воодушевлённые крестоносцы двинулись на Иерусалим. Вокруг города они прошлись крёстным ходом: босиком, но в полном вооружении. Последовал новый взрыв религиозного экстаза, и утром 15 июля 1099 года Иерусалим был взят штурмом.
Авантюрный первый крестовый поход завершился полнейшим успехом, а его предводители стали персонажами рыцарских баллад и романов.

«Благородные герои»

На завоёванных землях создали Иерусалимское королевство, возведя на престол Готфрида Бульонского. Человеком он был жёстким и беспринципным, но в средневековой литературе остался как воплощение всех рыцарских добродетелей. Наверное, потому, что другие предводители были ещё хуже.
Раймунда Тулузского на выборах «прокатили», поскольку его амбиции пугали спонсировавших финальную стадию предприятия генуэзцев, пытавшихся подмять под себя новые рынки. В утешение он взял себе сочное графство Триполи.
Брат Готфрида Балдуин стал графом Эдессы, а затем наследовал и престол Иерусалима.
Боэмунд Тарентский получил Антиохию и попытался округлить свои земли, организовав поход на Алеппо. Был разбит, попал в плен, выкуплен и последние годы жизни провёл в борьбе с византийцами, пытавшимися напомнить ему про вассальную присягу. Вообще, свои обязательства перед Алексеем Комнином крестоносцы игнорировали, да и собственного иерусалимского короля слушались постольку-поскольку.
Однако их деяния уже стали частью истории, маня к Святым местам новых искателей подвигов, власти и золота.
Поводом для второго крестового похода (1147-1149) стал захват Эдессы сельджукским эмиром Зангой. Проучить сарацин отправились французский король Людовик VII и германский император Конрад III.
Император Конрад, впрочем, быстро вернулся в Европу после неудачной осады Дамаска. Король Франции демонстрировал отвагу в сражениях, а сопровождавшая его в походе супруга Алиенора Аквитанская крутила роман с наследником английского престола принцем Генрихом. В результате с первым супругом она развелась и, выйдя замуж за Генриха, принесла ему в приданное Аквитанию. На франко-английских отношениях эта политико-любовная коллизия отразилась самым скверным образом.
Кстати, женщины тоже участвовали в крестовых походах, обычно сопровождая своих мужей-рыцарей. Кроме того, при войсках находилось от нескольких сотен до нескольких тысяч служанок, выполнявших функции поварих, прачек и походно-полевых жён. При размене и выкупе пленных их пытались вернуть в первую очередь. Ведь стирать одежду в жарком ближневосточном климате даже грязнулям-рыцарям хотелось почаще.
Вообще, знакомство с арабским миром меняло крестоносцев, а через них и Европу. В обиход входили новые предметы роскоши и манеры.
Например, при еде теперь использовали вилки, а не хватали мясо руками. Крестоносцы увидели новые края, шедевры архитектуры и произведения искусства. Они даже увидели людей в сарацинах.
В перерывах между войнами христиане и мусульмане ездили друг к другу в гости, торговали и даже заключали военно-политические союзы.
Симпатичным персонажем рыцарских баллад стал султан Саладин, считавшийся воплощением мужества и благородства. В 1187 году он сумел захватить Иерусалим, разгромив при Хаттине войско иерусалимского короля Ги де Лузиньяна.
Это событие всколыхнуло Европу.

Выбор королей

Вторично отвоёвывать Гроб Господень отправились германский император Фридрих Барбаросса, французский король Филипп II Август и английский король Ричард Львиное Сердце.
Барбаросса утонул в начале похода. А Филипп и Ричард, хотя в юные годы вроде даже были любовниками, вечно подставляли друг друга. В 1191 году, после двухлетней осады, им удалось взять крепость Акру. В конце штурма англичане сбили водруженный на цитадели стяг Леопольда Австрийского, что впоследствии Ричарду ещё припомнят.
Пленных защитников Саладин согласился выкупить, но с выплатой денег тянул, так что рассерженный английский король приказал обезглавить более 2 тысяч вражеских воинов. Мусульманские жители города получили право свободного выхода, но многим из них крестоносцы вспарывали животы: кто-то пустил слух, будто они глотали драгоценные камни, пытаясь утаить их от победителей.
Интересно, что этот мрачный эпизод не повлиял на личные отношения Ричарда с Саладином, которые во время мирных переговоров относились к друг другу вполне дружелюбно.
Отвоевав часть территорий, но не вернув Иерусалим, английский король уехал на Родину. При проезде через Австрию он был схвачен и заточен в тюрьму по приказу злопамятного герцога Леопольда.
Выкупив свободу, Ричард затеял войну с Филиппом Августом и погиб от шальной стрелы при осаде никому не нужного замка. Парадоксально, но именно английский король стал самым известным в истории крестоносцем.

Прощай, Святая земля!

В 1202 году папа Иннокентий III задумал нанести удар по Египту, правителям которого и принадлежал теперь Святой город. Спонсорами четвёртого похода выступили венецианцы, которые затеяли собственную игру и убедили вождей крестоносцев обрушиться на христианский, хотя и не католический Константинополь.
Столица империи пала 13 апреля 1204 года, после чего в результате резни и погромов население Царьграда сократилось с 500 до 50 тысяч. Государство крестоносцев со столицей в Константинополе просуществовало до 1261 года, когда Михаил Палеолог внезапным налётом отбил город.
Особняком стоит крестовый поход детей 1212 года, в котором приняли участие около 25 тысяч детей и подростков, убеждённых, что Бог поможет им одолеть страшных сарацин. В Италии они сели на суда, предоставленные тамошними купцами, и были доставлены в Алжир, где проданы в рабство.
Нормальные взрослые рыцари организовали против сарацин ещё пять неудачных крестовых походов. Были Филипп II и Ричард I во время Крестового похода. Гийом Тирский, XII век в них и свои герои: прежде всего, образцовый французский король-рыцарь Людовик IX Святой. В 1249 году он пытался захватить египетский город Дамиетту, попал в плен, как водится, был выкуплен и умер в 1270 году во время Щ похода против Туниса.
Последних владений в Святой земле европейцы лишились в 1291 году с падением Акры. Впрочем, к этому времени крестовые походы выполнили цель, ради которой затевались. Европа освободилась от беспокойных элементов, что позволило английским, французским, германским, итальянским монархам выстроить разной высоты и мощи, но более или менее устойчивые «вертикали власти». Правда, Иерусалим остался за мусульманами.
Учитывая же роль исламского фактора в текущей геополитике, можно сказать, что эхо крестовых походов откликается даже в нашем времени.

Журнал: Загадки истории №8, февраль 2020 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —