Робин Гуд в балладах — правда и вымысел

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Легенда о благородном разбойнике Робин Гуде известна уже семь столетий, а учёные так до сих пор и не установили, существовал ли этот человек на самом деле.

Робин Гуд в балладах — правда и вымысел

О нём пели песни

Первые литературные записи устных песен и баллад о Робин Гуде, сделанные неизвестным автором, появились в середине XIV века. Всего было записано четыре баллады. В каждой из них читатель встречается с отважным предводителем лесного отряда «весёлых разбойников», которые нападали на богатых и помогали бедным. В первой балладе Робин одалживает деньги и своего верного оруженосца Маленького Джона обедневшему рыцарю, чтобы отомстить жадному аббату. Во второй — хитростью заставляет ненавистного шерифа из Ноттингема отобедать с ним олениной. Причём мясо Робин добыл во владениях шерифа, в Шервудском лесу. В третьей Робин узнаёт переодетого короля Эдуарда, который инкогнито приезжает в Ноттингем, чтобы расследовать нарушения закона местными правителями, и поступает к нему на службу.
В четвёртой балладе, увидевшей свет несколько позднее, в 1395 году, Робин возвращается к разбойному промыслу и умирает от распространённого в те времена метода лечения, заключавшегося в обильном кровопускании.
В основе этих первых записанных баллад о Робин Гуде лежали народные предания, которые пелись и пересказывались, обрастая новыми деталями, на протяжении по меньшей мере предыдущих полутораста лет. Об этом свидетельствуют, в частности, упомянутый в одном документе 1310 года «камень Робин Гуда» в Йоркшире, а также аллегорическая поэма Уильяма Лэнгленда «Видения Петра-пахаря» 1362-го. В этой поэме Лень хвалится тем, что она хоть и не очень тверда в церковных молитвах, но зато знает «песни о Робин Гуде и Рэндольфе, графе Честерском».
Современник Лэнгленда, Джеффри Чосер в «Троиле и Хризеиде» упоминает «заросли орешника, где гулял весёлый Робин». А в «Рассказе о Геймлине». включенном Чосером в «Кентерберийские рассказы», изображён герой-разбойник, прототипом которого, как установлено, послужил легендарный Робин Гуд.
В последующие два столетия появлялись новые баллады. В наиболее полном сборнике, опубликованном Фрэнсисом Чайлдом в XIX веке, насчитывается 40 произведений о знаменитом разбойнике.

Переживший с полдюжины королей

Во времена, когда складывались первые баллады, Робин Гуд воспринимался слушателями и читателями как реальное лицо — их современник или человек, живший совсем недавно. Очевидно, по этой причине о Робин Гуде упоминают авторы некоторых исторических хроник. Его имя называют «Шотландские хроники» Эндрю Уинтоуна (около 1420 года). А в середине XV века Вальтер Боуэр. делая дополнения к хронике каноника Фордуна, под датой «1266 год» записывает известие, что «между людьми, лишёнными собственности, был знаменит разбойник Робин Гуд, которого народ любит выставлять героем своих игр и театральных представлений и история которого, воспеваемая странствующими певцами, занимает англичан более других историй».
Джон Мейер в своей «Истории Великобритании», написанной в 1521 году на латинском языке, относит жизнь Робин Гуда ко времени царствования короля Ричарда Львиное Сердце (1157-1199 годы) и утверждает, что разбойник стоял во главе сотни «вольных стрелков», совладать с которыми были бессильны правительственные отряды. Робин Гуд, по словам Мейера, грабил только богатых, щадил и награждал бедняков, не делал зла женщинам; деяния и приключения этого человека «вся Британия воспевает в своих песнях».
Однако все эти записи в хрониках поздние и, как установили исследователи. плохо согласуются с конкретными историческими реалиями и деталями, упоминаемыми в балладах. Вообще, содержание баллад таково, что по нему сложно установить даже датировку происходящих в них событий, поскольку в балладах и их известных вариантах упоминаются разные английские монархи. В них присутствуют короли: Эдуард II, Генрихи II и III, Ричард, а в одной из баллад действует даже «королева Кэтрин», которую можно отождествить только с Екатериной Арагонской (1485-1536 годы).
Один из первых «биографов» Робин Гуда, сэр Уолтер Боуэр. занимавшийся этой проблемой в начале XIX века, считал, что знаменитый разбойник был участником восстания 1265 года против короля Генриха III, которое возглавил родственник монарха Симон де Монфор. После поражения де Монфора многие из повстанцев не разоружились и продолжали жить, как герой баллад Робин Гуд. «В это время, — писал Боуэр, — знаменитый грабитель Робин Гуд… стал пользоваться большим влиянием среди тех, кто был лишён наследства и объявлен вне закона за участие в восстании». В гипотезе Боуэра много несоответствий, и главное из них в том, что большой лук, упоминаемый в балладах о Робине Гуде, ко времени восстания де Монфора ещё не был изобретён.

Из грязи в князи

Некоторые историки предлагают на роль благородного разбойника некоего Роберта Гуда — арендатора из Уэйкфилда, который в 1322 году участвовал в восстании под предводительством графа Ланкастерского. В подтверждение этой гипотезы они приводят сведения о том, что в следующем году король Эдуард II посетил Ноттингем и взял Роберта Гуда к себе на службу в качестве камердинера. выплачивая ему жалованье в течение последующих 12 месяцев. Все эти факты хорошо согласуются с событиями, изложенными в третьей балладе. Однако по другим версиям — и подтверждение им также есть в текстах баллад — герой-разбойник появляется на исторической сцене как отважный воин короля Ричарда I, правление которого пришлось на последнее десятилетие XII века.
Все эти несоответствия и неувязки вызваны большим историческим периодом, на протяжении которого создавались баллады. Первые, по-видимому, возникли ещё в XII веке и потом долго бытовали в устной форме. А так как их слушателям, очевидно, хотелось знать о современных им событиях (это, кстати, предполагает сама повествовательная манера баллад), то рассказчикам приходилось постоянно «вносить поправки», пополняя свои произведения новыми деталями. То же происходило и в дальнейшем, когда баллады уже были записаны. Так, в ранних балладах нет упоминаний о девице Марианне, возлюбленной Робин Гуда. Впервые она появляется в поздних версиях, возникших в конце XV века. Гигант по прозвищу Маленький Джон присутствует в отряде разбойников уже в первоначальных вариантах. а брат Тук появляется в более поздней версии. Сначала Робин — йомен, т.е. свободный ремесленник или крестьянин, но со временем он превращается в несправедливо обездоленного дворянина.
После неудач в поисках реального Робин Гуда историки начали искать его возможный прототип. В реестрах переписи населения за 1228 и 1230 годы был обнаружен Роберт Гуд по прозвищу Домовой, о котором сказано, что он скрывался от правосудия. Примерно в это же время возникло народное движение под руководством сэра Роберта Твинга — повстанцы совершали набеги на монастыри, а награбленное зерно раздавали бедным. Однако имя Роберт Гуд было довольно распространённым. И многие учёные склоняются к версии о том, что прообразом Робин Гуда был мятежный аристократ Роберт Фитцуг, претендовавший на титул графа Хандингтонского. Фитцуг родился приблизительно в 1160 году и умер в 1247-м. В некоторых справочниках эти годы даже фигурируют как даты жизни Робин Гуда, хотя письменные источники того времени не содержат никаких упоминаний о таком человеке.

Народный герой

Сейчас большинство исследователей сходятся во мнении, что Робин Гуд просто символизирует определённый тип героя-разбойника, который прославлялся в передаваемых из поколения в поколение легендах как народный защитник. Его прозвище — Hood — в переводе с английского означает «капюшон», указывая на традиционный элемент одежды всех тогдашних разбойников. Слово hood, кстати, обозначает несколько разных головных уборов: башлык, капюшон, чепец, клобук, шлем (человеческий или конский). Главное, чтобы он закрывал (защищал) всю голову. А ещё у этого слова, согласно Оксфордскому словарю. есть и переносный смысл: «скрывать» (накрывать капюшоном). Также это может быть сокращение от слов hoodlum — «головорез», «хулиган» (честные люди капюшоном лицо не закрывают) и hoodwink — «обманывать» (буквально — «ослепить, натянув капюшон»). Прозвище учитывало все эти смыслы: Робин Гуд носит капюшон, скрытен, он головорез и всех обманул.
Не исключено, что само имя — Робин Гуд — может быть результатом переосмысления выражения Rob in hood — «вор в капюшоне» (Rob означает не только имя Робин. Роберт, но также и «вор»). Так Робина назвала Марианна, когда он выиграл турнир лучников и провозгласил её королевой турнира.
Гордый и независимый, Робин Гуд противостоял тем, кто, пользуясь своим положением и богатством, обманывал и угнетал простых людей, и одновременно он хранил верность королю и не отвергал религию. Робин Гуд, по словам одного учёного, есть «чистое создание народной музы, творение неизвестного автора, который хотел прославить простого человека, сражавшегося за справедливость». Именно этим объясняется притягательность благородного разбойника, ёмко выраженная в заключительных словах цикла: «Господи, помилуй его душу, ибо он был добрым разбойником и всегда помогал бедным».

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2013 года
Рубрика: Миф и реальность
Автор: Игорь Волознев

Метки: Англия, легенда, Тайны 20 века, ложь, оправдание, лес, разбой, Робин Гуд, баллада




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —