В галерее героев Кавказских войн князь Александр Барятинский занимает особое место. Его отличали фантастическая храбрость, военное мастерство, непререкаемый авторитет и поразительная способность терпеть боль.

Князь Барятинский и Имам Шамиль

Александр Барятинский - биография командующего Кавказской армией

Счастливая семья

Князь сыграл огромную роль в укреплении позиций Российской империи на южных границах. Благодаря своим уникальным личным качествам, знанию обычаев и традиций горцев Барятинский с честью выходил из самых сложных ситуаций и последовательно распространял влияние Российской короны на Кавказе.
Его военная карьера складывалась блестяще — от корнета князь дослужился до высоких чинов и получил множество заслуженных наград.
Он родился 2 мая 1815 года в семье, принадлежавшей к старинному аристократическому роду. Глава почтенного семейства — князь Иван Иванович Барятинский (1767-1825) владел многочисленными имениями и жил на широкую ногу. Он коллекционировал старинные картины, дорогой фарфор и владел богатой библиотекой, в которой преобладали труды историков и философов. На фамильном гербе значился девиз благородного семейства: «Бог и Честь».
В начале 1813 года Иван познакомился с юной баварской графиней Марией Келлер. Он сумел очаровать её остроумием, заботой и вниманием и через полгода женился на красавице, уговорив её принять православие.
Счастливая семья поселилась в родовом имении Барятинских — селе Ивановском Льговского уезда, где и появились на свет будущий герой Кавказа Александр и его брат Владимир.
В 1829 году, спустя четыре года после смерти Ивана Ивановича Барятинского, вдова с сыновьями переехала в Москву, чтобы дать наследникам хорошее образование. В своём завещании глава семейства указал: «Как милость прошу не делать из моего любимого сына Александра ни придворного, ни военного, ни дипломата. У нас и так много куртиза-нов и декорированных хвастунов. Долг людей, выбранных по своему богатству и происхождению, по-настоящему служить, поддерживать государство. Страстно мечтаю видеть сына хорошим агрономом или талантливым финансистом».

Школа юнкеров

В Первопрестольной домашними преподавателями мальчиков стали немец Карл, француз Анри и британец Джон. Они обучили братьев иностранным языкам и точным наукам. Мальчики демонстрировали рвение к постижению знаний и похвальную усидчивость.
В шестнадцать лет Александр твёрдо решил посвятить себя военному делу. Напрасно матушка цитировала ему завещание отца, напоминая о его нежелании видеть отпрыска на военной стезе. Упрямый Александр отправился в Санкт-Петербург, где поступил в Школу кавалерийских юнкеров с зачислением юнкером в кавалергардский полк, над которым шефствовала императрица Мария Фёдоровна.
После окончания школы, 8 ноября 1833 года, он был произведён в корнеты с зачислением в лейб-кирасирский полк. Корнет Барятинский легко влился в полковой коллектив и с удовольствием принял образ жизни молодых офицеров с весёлыми вечеринками и амурными похождениями.
О романах князя ходили легенды. Для него, казалось, не существовало преград. Он вихрем врывался в жизнь очередной избранницы и делал всё, чтобы та падала в его объятия… Мимолётные адюльтеры сходили ему с рук, но лишь до знакомства с дочерью императора — великой княжной Марией Николаевной. Князь сумел и ей вскружить голову, что имело для него весьма тяжёлые последствия.
Николай был крайне раздражён, когда ему доложили о тайных встречах его дочери и любвеобильного князя. Чтобы прекратить отношения парочки, император повелел командировать бонвивана на Кавказ в Кабардинский егерский полк действующей армии. С большой неохотой Александр отправился к месту назначения, сказав на прощание друзьям:
— Оставляю вам, други, всех прелестниц этого города! Любите, наслаждайтесь и вспоминайте наши весёлые пирушки!

Первая награда

Прибыв на Кавказ, князь сразу оказался в гуще военных действий. По свидетельству очевидцев, в боях он проявлял отменную храбрость. В одном из сражений Александр был тяжело ранен. После выписки из госпиталя в апреле 1836 года вернулся в город на Неве, где получил первую высокую награду — золотую шагу с гравировкой «За проявленную храбрость».
В своём дневнике князь записал: «Меня самого удивило, как быстро из салонного ловеласа я превратился в лихого рубаку! При этом меня — привыкшего к комфортному бытию — нисколько не угнетали трудности и лишения военных походов. Новый жизненный стимул я нашёл в служении отечеству и укреплении его южных границ».
Полностью восстановившись, князь получил новое назначение — он стал адъютантом при наследнике престола — цесаревиче Александре (впоследствии — императоре Александре II).
В марте 1845 года по Высочайшему повелению князь — уже в звании полковника — снова отправился на Кавказ, где продолжалась жестокая Кавказская война. После тяжёлых поражений, нанесённых горцами российской армии в начале сороковых годов, император Николай и Генеральный штаб предприняли попытку создать мощную группировку и одним решающим ударом разгромить горцев в селении Дарго, где — по данным разведки — находился лидер горцев Шамиль. Тридцатилетний Барятинский был назначен командиром Третьего батальона Кабардинского егерского полка.
В июне 1845 года началось наступление россиян, завязались кровопролитные сражения. И снова князь вёл свои войска в атаку. Его друг — поручик Ветров — так охарактеризовал действия Александра Барятинского: — Он бросался на врага с презрением к смерти!».
В ходе одного из боёв — близ селения Анди — князь получил пулю в голень, но остался в строю, повёл в атаку свой батальон и в ходе отчаянной схватки обратил горцев в бегство.

Новое назначение

Вернувшись в начале 1846 года в Санкт-Петербург, Барятинский спустя месяц выехал за границу для восстановления здоровья. Однако по прибытии в Варшаву ввиду настоятельной просьбы фельдмаршала князя Паскевича возглавил отряд, который принял участие в разгроме польских мятежников. При этом Барятинский снова демонстрировал невиданную удаль и запредельную храбрость.
Поправив здоровье в швейцарских клиниках, князь вернулся в город Петербург, где его настигло новое назначение — ему предстояло возглавить Кабардинский егерский полк, который вскоре вновь оказался на кавказских боевых рубежах.
В июне 1848 года возглавляемый Барятинским полк разгромил мощное соединение горцев в бою при ауле Гергебиль, за что князь получил звание генерал-майора.
В сентябре того же года государь неожиданно вознамерился женить князя. Он и невесту ему подобрал из аристократического семейства.
Но Барятинский не покорился царской воле и снова засобирался на Кавказ. Перед отъездом он отказался от большей доли наследства в пользу младшего брата Владимира, оставив за собой лишь право на небольшую годовую ренту.
В октябре 1850 года Барятинский стал командиром Кавказской резервной гренадёрской бригады, которая нанесла чувствительное поражение крупному соединению горцев близ Мезенинской поляны.
В апреле 1851 года под командованием князя Двадцатая пехотная дивизия одержала ряд блестящих побед в боях с горцами.
«Рад, что участвую в неуклонном движении вперёд, тесня при этом неприятеля и способствуя таким образом упрочению российского влияния на Кавказе!» — записал князь в походном дневнике.
В июле 1853 года он стал начальником главного штаба войск на Кавказе. А уже в октябре его — высочайшим приказом — перевели в Александрополь на турецкой границе, где князь возглавил корпус, который в июле 1854 года разгромил наступавший турецкий отряд в сражении при селении Кюрюк-Дара. За эту победу князь был награждён орденом Святого Георгия 3-й степени.
Летом 1856 года он был назначен Кавказским наместником и произведён в звание генерала от инфантерии.
Умелое руководство князя войсками привело к тому, что через три года весь Восточный Кавказ был покорен, и 26 августа 1859 года неуловимого до тех пор главаря горцев Шамиля взяли в плен. За успешные действия Барятинский был произведён в фельдмаршалы.

Женитьба и кончина

Стрессы от многолетнего пребывания в гуще военных событий привели к тому, что всё чаще князь начал испытывать проблемы со здоровьем. Резко обострились приступы подагры, а к лету 1861 года болезнь приняла и вовсе угрожающий характер: левая нога онемела и начала сохнуть. Князя мучила бессонница, он ослаб и сильно похудел. По совету медиков Александр Иванович спешно отправился к знаменитому саксонскому доктору Вальтеру.
Курс многомесячного лечения оказался успешным. На самочувствии князя сказался и тот факт, что в трудный период его поддерживала любимая женщина — очаровательная грузинка Лейла. С ней ободрённый князь отправился в путешествие по Европе, посетив Францию, Испанию, Португалию.
Вернувшись в Россию. Барятинский подал прошение об отставке. В декабре 1862 году оно было удовлетворено. При этом князь остался членом Государственного совета и почётным членом Николаевской военной академии Генерального штаба.
Летом 1863 года отставной фельдмаршал всё же расстался с холостяцким статусом — не без скандала и дуэли. Он женился на Елизавете Дмитриевне Давыдовой, отбив её у мужа. Вместе с ней подолгу жил за границей.
Смерть настигла его в Женеве 9 марта 1879 года. Безутешная вдова перевезла тело выдающегося полководца (согласно его завещанию) в родовое имение — село Ивановское Курской губернии. На похоронах Александра Барятинского присутствовал наследник трона — цесаревич Александр Александрович, а также прибывшие с Кавказа депутации от кабардинского полка и горцев.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2021 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Владимир Петров

Метки: Александр II, Николай I, эпоха Романовых, биография, князь, война, Тайны 20 века, Кавказ, генерал, Дмитрий Соколов, Барятинский, храбрость




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-