Барон Унгерн фон Штернберг: Освободитель Монголии

История Гражданской войны в России оказалась богата на проявление полководческого таланта командиров обеих воюющих сторон. Но никто из военачальников не мог похвастаться тем, что благодаря ему была создана новая страна, существующая до сих пор. Подобного успеха добился лишь барон Р. Ф. Унгерн, фактически создавший современную Монголию.

Фото: барон Унгерн фон Штернберг, Освободитель Монголии

Мистик в погонах

Большинство читателей, заставших советскую эпоху, наверняка помнят строки популярной революционной песни «Белая армия, чёрный барон снова готовят нам царский трон…». Считается, что в данном контексте «чёрный барон» — образ собирательный, но ряд исследователей уверены, что автор стихов имел в виду вполне конкретных людей, которыми являлись барон Р.Ф. Унгерн и барон П.Ф. Врангель.
Интересно отметить, что до начала Гражданской войны этот военный деятель ничем особенным, кроме скандалов и экстравагантного поведения, себя не зарекомендовал. Тем не менее впоследствии он сумел стать одним из наиболее знаменитых и влиятельных предводителей Белого движения. При этом барон не просто боролся с красными, а мечтал о создании собственной империи от Тихого океана до Каспийского моря и славе, равной Чингисхану.
По мнению Унгерна, западная цивилизация погрязла в пороке и уничтожает саму себя, а будущее мира за азиатскими народами, но под управлением белого царя, легенда о котором существовала в Сибири и Забайкалье. Удивительно, как подобные мысли могли зародиться в голове человека, выросшего на северо-западе Российской империи, далёкого от культуры и мистики народов Востока. В то же время интересно отметить, что среди военачальников Белой армии барон Унгерн отличался не только склонностью к мистике, но и созданием собственного учения. На территории Забайкалья, Китая и Монголии его отряды воевали под необычным флагом, на котором одновременно были изображены символы зороастризма, христианства и буддизма. В бой воины чёрного барона шли со штандартом, на котором окружённый красным монгольским орнаментом располагался Спас Нерукотворный вместе с чёрной свастикой — древним мистическим символом. При этом буряты, служившие под началом барона, искренне считали его олицетворением бога войны, веря, что он неуязвим для пуль.

Неуживчивый курсант

При рождении легендарного барона ничто не предвещало ему столь незаурядной судьбы. Появился на свет Роберт-Николай-Максимилиан (Роман Фёдорович) фон Унгерн-Штернберг в древнем немецко-балтийском роду. В качестве своей будущей профессии Роман Фёдорович ещё в отрочестве избрал карьеру военного, поступив в Морской кадетский корпус. Однако его отчислили из учебного заведения за вольный нрав и несоблюдение дисциплины. Тем не менее попыток стать военным Унгерн не оставил и после окончания военного училища отправился служить в казачий полк. Но и здесь буйный характер барона не замедлил дать о себе знать. После громкой ссоры с однополчанином и суда чести неуживчивый барон был вынужден перевестись в одну из частей на Амуре. Будто сама судьба толкала Романа Фёдоровича подальше от родных берегов северных морей на восток во власть древних мистических учений.
Служба на китайской границе протекала без происшествий, и барон быстро дослужился до звания сотника. Однако увлечённость местной культурой сделала своё дело, и Унгерн, выйдя в отставку, отправился в Монголию, поступив на службу в конвой русского консульства. На родину Роман Фёдорович вернулся одновременно с началом Первой мировой войны, сразу же отправившись на фронт. Воевал барон храбро, пулям не кланялся, но к 1916 году дослужился лишь до звания есаула, что равнялось чину пехотного капитана. В качестве причины историки называют, все тот же вздорный характер Унгерна. В своих воспоминаниях один из руководителей Целого движения Врангель вспоминал, что это был не казачий офицер в общепринятом понимании данного слова, а некая смесь партизана, охотника и следопыта из приключенческих романов. К тому же барон обладал необузданной энергией и вспыльчивым нравом.
Тем не менее судьба в очередной раз совершила крутой вираж, вернув Унгерна после Февральской революции 1917 года в так любимое им Забайкалье, под руководство атамана Семёнова. Боевая задача барона состояла в формировании частей из местных жителей для отправки на фронт. Предполагалось, что офицерами будут русские, а солдатами буряты, монголы и представители других местных национальностей. Части-то барон сформировал, но отправить на фронт из-за Октябрьской революции не успел. В итоге войска Унгерна, Объединённые в Азиатскую дивизию, самостоятельно выступили против Красной армии.

Разведка боем

Какое-то время атаман Семёнов, опираясь на барона Унгерна, достаточно успешно противостоял насаждению советской власти в Забайкалье. Однако в 1920 году, под напором наступавшей Красной армии и поражения Колчака в Сибири, барон с отрядом из пяти тысяч всадников перешёл границу, вторгнувшись на территорию Монголии, которая в то время была частью Китая. В это время в голове барона зреет зловещий план создания Собственной империи.
При этом барон заранее позаботился о легитимности своего восхождения на престол. За год до ухода в Монголию, 16 августа 1919 года, он женился на маньчжурской принцессе из китайской императорской династии Цин, являвшейся дальней кровной родственницей правителям Китая. Брак был по расчёту. Женщина получила крупную сумму денег, а Унгерн — номинальное право на престол. Вскоре они расстались. Жена отбыла в неизвестном направлении, а муж повёл свою дивизию на штурм Урги — столицы Монголии, находившейся под властью китайцев. При этом барон проявил редкую смелость, граничащую с наглостью. Известно, что 12 сентября 1920 года 150 казаков средь бела дня ворвались в город и произвели разведку боем. Китайцы были в шоке от того, что полторы сотни русских, не побоявшись 7000-го гарнизона города, совершили столь дерзкий поступок.

ОсадаУрги

В октябре барон разослал князьям приграничных с Россией районов Монголии письмо с требованием подчиниться и не оказывать вооружённого сопротивления его дивизии. Требование не только бы — «; ло исполнено, но многие монгольские князья, желая сбросить ярмо китайцев, даже встали на сторону чёрного барона. Сборное воинство выдвинулось к Урге. В конце октября 1920 года начались кровопролитные бои за город, в котором, по разным данным, находилось от 7000 до 10000 китайских солдат.
Во время этого штурма город устоял, а Унгерн со своей дивизией и отрядами местных князей отступил, перейдя к осаде Урги. На протяжении нескольких месяцев кавалеристы барона грабили китайские караваны, не пропуская их в осаждённый город. В ответ китайцы арестовали всех влиятельных монголов Урги и произвели мобилизацию китайцев из окрестных селений. Несколько раз к барону китайской разведкой подсылались отравители из числа бурят и монголов. Однако, оказавшись в ставке Унгерна, те сами сознавались в преступных замыслах против него. Мало того, множа слухи о своей мистической неуязвимости, барон однажды на белом коне лично посетил город. Уезжая, он отхлестал китайского часового плёткой, заявив, что его побил барон Унгерн. Впрочем, страсть к переходу линии фронта была у Романа Фёдоровича со времён Первой мировой.

Диктатор Монголии

В декабре 1920 года состоялся второй штурм Урги и её окрестностей войсками Унгер-на. Бои продолжались до конца января 1921 года. Успех был на стороне дивизии барона и примкнувших к нему монголов. По ночам Унгерн приказывал жечь костры, а набожные монголы считали, что он приносит жертву духам войны. В Урге среди частей китайского гарнизона нарастали панические настроения, в то время как Унгерн подогревал их все новыми дерзкими выходками. Так, отряд тибетского спецназа похитил из Зелёного дворца в Угре Джебцзун-Дамба-хутухту, главу ламаистской церкви, считавшегося у монголов живым богом, посаженного китайцами под арест.
Окончательно город пал под ударами боевых частей Унгерна 3 февраля 1921 года. Остатки китайских войск в количестве 2000 человек в панике бежали прочь от Урги. В качестве трофея Унгерн взял в местном банке 30 миллионов долларов. При этом интересно отметить, что китайский гарнизон города по численности превосходил Азиатскую конную дивизию Унгерна и примкнувших к ней вооружённых отрядов монгольских князей в семь раз.
После зачистки и разграбления города Унгерн заявил монголам: «Я ставлю своей целью восстановление трёх монархий: русской, монгольской и маньчжурской (династии Цин). Следует теперь вновь восстановить автономное монгольское правительство… Необходимо выбрать счастливый день для восшествия на трон Богдохана, пригласив его с супругой в Ургу, и вновь организовать пять министерств».
Действительно, 22 февраля на престол взошёл освобождённый Унгерном из китайского плена Богдохан — Джебцзун-Дамба-хутухты. Вскоре было сформировано первое за несколько столетий правительство независимой Монголии. Барону Унгерну была пожалована должность Главнокомандующего вооружённых сил страны. Таким образом, Роман Фёдорович фактически создал независимое Монгольское государство.
Но, к сожалению, насладиться плодами своего ратного труда он не успел. Несмотря на все заслуги, для монголов барон продолжал оставаться чужаком. Спустя несколько месяцев после изгнания войсками Унгерна китайцев из Урги город был взят Красной армией. Барон попытался увести свои войска в Тибет, но монголы подняли бунт, перебили офицеров, а самого Унгерна выдали красным.
По приказу Ленина барона судили и по приговору Иркутского трибунала расстреляли. При этом руководители Советского Союза тех лет открыто признавали, что, если бы не поход барона на Ургу, Монголия никогда бы не обрела независимость от Китая.

Журнал: Война и Отечество №1(42), январь 2020 года
Рубрика: Великие полководцы
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: биография, война, Гражданская война, Китай, Война и Отечество, Монголия, РККА, Белое движение, поход, Унгерн фон Штернберг, Урга, Дмитрий Соколов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —