Генерал Коос де ла Рей: Солдат удачи Южной Африки

В конце XIX — начале XX века весь мир заворожено следил за англо-бурской войной, в которой крупнейшей мировой империи противостояла горстка потомков голландских колонистов. Одним из героев и символов этой борьбы стал генерал Коос де ла Рей.

Фото: генерал Коос де ла Рей, Солдат удачи Южной Африки

Юность героя

История народа буров, или африканеров, берёт начало в 1652 году, когда по инициативе Голландской Ост-Индийской компании на юг Африки прибыли первые поселенцы во главе с Яном ван Рибеком, основавшим город Капстад (современный Кейпта ун). Постепенно на территорию современной ЮАР, своим климатом не столь уж отличающейся от Западной Европы, прибывали всё новые колонисты, быстро заселяя плодородные земли. Многие из них, не желая подчиняться Ост-Индийской компании, переселялись вглубь континента.
Наиболее массовый исход произошёл в период с 1835 по 1845 годы, после того как голландскую Капскую колонию в ходе наполеоновский войн захватили англичане. Великобритания стала вводить новые законы и притеснять буров. Итогом этого события, вошедшего в историю под названием «Великого трека», стало создание двух независимых бурских республик — Трансвааля и Оранжевого свободного государства.
Последнее и стало 22 октября 1847 года родиной Якобуса Геркулааса де ла Рея, более известного по сокращённому варианту имени — Коос. В крови будущего борца за свободу буров смешались голландская, французская и испанская кровь. Как и у многих белых поселенцев, его родители были владельцами фермы, небогатыми, но очень религиозными — впоследствии Коос всюду носил с собой томик Библии.
Ему не исполнилось и года, когда новый конфликт с англичанами привёл к конфискации фермы и вынудил семью мигрировать в Трансвааль, осев в городе Лихтенбург. Жизненные трудности привели к тому, что Коос получил достаточно скромное образование, оказавшись вынужден с ранних лет зарабатывать деньги. Его материальное положение выровнялось лишь после того, как де ла Рей, поработав извозчиком на алмазных месторождениях, женился и завёл собственное фермерское хозяйство.
Брак был не только счастливым, но и удачным — тесть, основатель Лихтенбурга Адриан Греффи, разглядел в молодом человеке талант и, используя свои связи, помог ему с началом продвижения по карьерной лестнице. В 1865 году Коос де ла Рей впервые принял участие в военных столкновениях против местных племён. То, что у него отсутствовало военное образование, никого не волновало — среди буров в принципе было мало профессиональных офицеров и солдат. Важнее было то, что де ла Рей сразу показал себя храбрым бойцом и неплохим организатором, благодаря чему в 1883 году, после победного окончания Первой англо-бурской войны, был назначен комендантом дистрикта Лихтенберг, а вскоре и выбран членом Фольксраада — парламента Трансвааля. В своей политической деятельности Коос дела Рей примкнул к «Прогрессивной партии» генерала Петруса Жубера, героя Первой англо-бурской войны. Жубер был последовательным сторонником нормализации отношений с Великобританией, прекрасно понимая, что, если империя примется за бурские республики всерьёз, бросит на них значительные силы, Трансвааль с Оранжевой не устоят. Разделяя его мне ние, Коос де ла Рей выступал против политики ограничения прав «ойтландеров» — иностранцев, в первую очередь англичан, желавших заниматься добычей золота и алмазов в Южной Африке. Де ла Рей пророчески считал, что жёсткая позиция президента Пауля Крюгера по этому вопросу приведёт в итоге к новой войне, и старался не допустить её всеми силами.
Однако Коос оставался в меньшинстве. Более того, его обвинили в трусости на одном из заседаний парламента. Известно, что в ответ на это де ла Рей заявил, что, если начнётся война, он будет бороться дольше призывающих к ней крикунов, которые выкинут белый флаг при первой возможности. Очень скоро ему пришлось доказывать, что это были не пустые слова.

Вторая англо-бурская война

11 октября 1899 года напряжённые отношения буров с англичанами дошли до крайней точки. Британия, все требования которой по предоставлению прав «ойтландерам» и участию в разработке полезных ископаемых были проигнорированы, отказалась признавать независимость южноафриканских республик и начала готовиться к войне. Понимая, что шанс на победу может появиться лишь при нанесении первого удара, буры 12 октября сами начали боевые действия, перейдя границы Капской колонии и Наталя.
На тот момент численность войск противников в Южной Африке была примерно равной, однако у каждой из сторон имелись свои слабости и преимущества. Буры, не считая артиллеристских частей, не имели профессиональной армии, зато были вооружены по последнему слову техники и слыли отличными стрелками. Сила британцев состояла в железной дисциплине и чёткой организации войск.
Коос дела Рей получил чин полевого генерала и, согласно разработанной стратегии, должен был прикрывать бурские войска, осадившие город Ма-фекинг. Достаточно быстро ему выдался случай отличиться, перехватив бронепоезд, отправленный англичанами на выручку гарнизону. Операция была проведена более чем успешно: устроив засаду, люди де ла Рея не только остановили состав, но и, после пятичасового боя, вынудили англичан сдаться в плен.
Минимальные потери и успех боя мгновенно принесли Коосу славу и завистников. Пит Арнольд Кронье, командовавший осадой Мафекинга, человек амбициозный, быстро добился перевода де ла Рея в район Кимберли, ещё одного окружённого подчинёнными ему силами города. Задача была поставлена та же — не пропускать подкрепление британцев. Вот только силы были выделены более скромные.
Буры под командованием де ла Рея обстреляли английский бронепоезд и взорвали мост через реку Моддер, устроив на другом её берегу окопы. Когда на следующий день англичане попытались форсировать поток, завязался ожесточённый бой. Буры подпускали противника как можно ближе к окопам, чтобы мешать английской артиллерии обстреливать позиции из опасения попасть по своим, и лишь потом начинали стрелять. Напряжённое сражение растянулось на весь день, британцы волна за волной накатывались на окопы. Один раз им удалось ворваться в траншеи, завязалась рукопашная — и лишь отчаянная контратака де ла Рея позволила африканерам сохранить свои позиции…
Но бой был проигран. Де ла Рею не прислали подкрепление, и к вечеру стало ясно, что у него не хватит сил удерживать рубежи. В том бою погиб сын Кооса, сам он был ранен и до конца жизни проклинал нерасторопное командование, сделавшее все жертвы бессмысленными.
После отступления буров англичане восстановили мост и двинулись дальше. Однако де ла Рей и не планировал пропускать их без боя — он лишь сменил позицию на более удобную, окопавшись на горе Магерсфантен. По его указаниям буры установили своеобразную систему сигнализации, подвесив консервные банки на натянутой стальной проволоке — приём, которым впоследствии будут пользоваться военные многих стран. Британцы, пытавшиеся провести наступление в темноте, потревожили «сигнализацию», дали знать о своём приближении — и попали под шквальный ружейный огонь. Девятичасовой бой закончился для имперских солдат тяжёлыми потерями и позорным отступлением.
И всё же в масштабе всей войны силы были неравны. Бурам не удалось реализовать свои стратегические планы, осада городов затянулась, и чем дольше она шла, тем больше в Южную Африку прибывало транспортных судов с английскими солдатами. Добившись перевеса в живой силе, британцы с февраля 1900 года пошли в атаку, буквально задавив африканеров своим числом. Уже 13 марта они заняли Блумфонтейн, столицу Оранжевой республики, а 5 июня — столицу Трансвааля, Преторию. Значительная часть бурских генералов сдалась, президент Пауль Крюгер покинул страну — хотя и, справедливости ради, он пытался добиться от европейских держав вмешательства в конфликт для скорейшего заключения мира.

Партизан

Война казалась законченной — но только не для Якобуса Геркулааса де ла Рея. Он и ещё несколько генералов — в первую очередь Луис Бота и Кристиан Рудольф де Вет — решили продолжать сопротивление. В качестве средства борьбы с англичанами они избрали тактику партизанской войны, превратившую для британцев Южную Африку в настоящий ад. Де ла Рей и его единомышленники перешли к использованию «коммандо» — небольших мобильных подразделений, которые существовали автономно друг от друга, наносили точечные удары,проводили диверсии и растворялись в местности. Буры оказались прекрасно подготовлены к такому образу ведения войны самой жизнью — они прекрасно знали, как выживать на африканских просторах, навыки охотников и следопытов позволяли им устраивать засады,бесшумно подкрадываться к противнику, устранять его и уходить на безопасное расстояние до поднятия тревоги. Каждый член подразделения «коммандо» мог самостоятельно принимать решения — задача офицеров сводилась только к координации действий и разработке общего плана операции. Это превращало такие отряды в крайне гибкие подразделения, для которых смерть офицера в бою ничего незначила. Надо отметить, что тактика «коммандо» оказалась настолько эффективна, что после войны англичане начали готовить собственные подразделения по бурскому образцу, назвав их «коммандос», а затем из Британии идея создания спецназа расползлась по всему миру.
Общая численность бурских партизан, рассеявшихся по саваннам, достигала двадцати тысяч человек. Де ла Рей и другие генералы наладили связи с жителями оккупированных британцами городов и ферм, получали от них сведения, провизию, одежду. Главной мишенью для коммандо стали пути сообщения противника, отдалённые небольшие гарнизоны и мелкие отряды. Иногда африканеры объединялись в достаточно крупные подразделения численностью в одну-две тысячи человек для организации масштабного рейда на британские позиции. Тогда они уходили далеко в тыл врага, разрушали коммуникации, проводили диверсии, нападали на гарнизоны и безнаказанно уходили.
Эффект от таких действий был поразительным. Два года англичане не могли сломить сопротивление де ла Рея и его людей. Империя несла несоизмеримо большие потери, что стало шоком как для Британии, так и для всего мира — никто не ожидал, что небольшой народ африканеров сможет так долго сопротивляться после, казалось бы, полного поражения. Война маленького народа против гигантской сверхдержавы у многих вызывала восхищение, в Южную Африку потянулись романтично настроенные добровольцы со всего мира — в том числе из России — желавшие присоединиться к коммандо. Англичане постепенно увеличили численность своей армии в регионе в четыре раза — до 450 тысяч человек к концу войны! — переодели всех солдат в маскировочные цвета «хаки», чтобы уменьшить потери. Ничего не помогало.

Конец войны

И тогда они прибегли к грязным трюкам, этичность которых до сих пор вызывает споры. Сперва появились блокгаузы — небольшие укреплённые пункты, сложенные из камня, с железной крышей и имеющие отверстия для стрельбы по всем направлениям. Эдакая долговременная огневая точка, укреплённый блокпост, которыми постепенно были застроены все дороги Южной Африки. Блокгаузы соединили друг с другом телефонными проводами — первый случай массового использования такой связи на войне. При нападении коммандо на один из укреплённых пунктов остальные оперативно узнавали о произошедшем и шли на помощь. Параллельно увеличили количество бронепоездов, многие из них, перемещаясь по железным дорогам, тянули за собой воздушные шары, с которых наблюдатели пытались выследить передвижение партизан.
А затем англичане прибегли к созданию концлагерей. Первыми за колючую проволоку попали члены семей коммандо. Их фермы сжигались, посевы уничтожались. Затем наступил черёд тех, кого подозревали в связях с партизанами, помощи им продовольствием, медикаментами и прочими способами. Постепенно в английских концлагерях скопилось более двухсот тысяч человек. В последнюю очередь британцы думали о санитарных условиях в своих тюрьмах под открытым небом, поэтому смертность там достигала больших величин — примерно четверть всех попавших за колючую проволоку уже не увидели свободу.
Теперь война могла обернуться не просто потерей свободы, а гибелью целого народа. Скрепя сердце Коос де ла Рей и другие командиры партизан вынуждены были сдаться, чтобы спасти соотечественников. 31 мая 1902 года был подписан мирный договор, по которому бурские республики становились частью Британской империи. Правда, длительная борьба не прошла даром — африканеры получали право на широкое самоуправление, а британцы обязались выплатить денежные компенсации за фермы, сожжённые во время войны.
Средств, обещанных англичанами, оказалось недостаточно. Коос дела Рей, чувствуя себя обязанным помочь семьям солдат, воевавших с ним плечом к плечу долгих три года, после окончания войны объездил всю Европу, собирая средства для разорённых буров, и лишь потом вернулся на свою ферму. В 1907 году он был снова избран в возобновивший работу парламент Трансвааля, довольно быстро став одним из ближайших единомышленников своего товарища по оружию, Луиса Боты, выбранного премьер-министром страны. Как и до войны, Коос пытался наладить нормальные отношения с англичанами, поскольку считал это единственно возможным путём для сохранения самобытности маленького народа буров. Вот только теперь ни у кого не поворачивался язык назвать генерала трусом. По иронии судьбы, человек, прошедший через горнило войны, погиб от пули в мирное время. 15 сентября 1914 года в городе Ланглаахте завязалась перестрелка между полицией и членами одной из банд. Шальная пуля попала в спину генералу, в то время проходившему по той самой улице. Многие буры считали, что это было преднамеренное убийство, но тщательное расследование показало, это действительно несчастный случай. На похороны Кооса де ла Рея собралась огромная толпа — как бывших сослуживцев, так и обычных жителей, для которых он навсегда остался символом борьбы за свободу и непреклонного мужества перед лицом могущественного врага.

Журнал: Запретная история №1, январь 2020 года
Рубрика: Военная история
Автор: Владимир Антонов

Метки: Англия, биография, война, Африка, партизаны, генерал, Англо-бурская война, буры, Трансвааль, тактика, Запретная история, Коос де ла Рей



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —