Генерал Слащёв: Спаситель Крыма и агент Дзержинского

История России в годы Революции и Гражданской войны полна удивительных, порой невероятных поворотов человеческих судеб. Ярчайшим примером в этом отношении можно считать жизненный путь выдающегося русского военачальника генерала Слащёва, названного белогвардейцами «Спасителем Крыма», а затем круто изменившего свои взгляды…

Фото: генерал Слащёв — интересные факты

Лихой рубака

В наши дни мало кому известно, что прототипом легендарного генерала Хлудова из произведения М.А. Булгакова «Бег», прикрывавшего эвакуацию белоэмигрантов из Крыма, являлся генерал Я.А. Слащёв. Вот только в книге, а затем в её экранизации, показана жизнь военачальника на исходе Гражданской войны и в иммиграции, оставив за скобками наиболее интересные повороты судьбы этого человека.
Родился Яков Александрович Слащёв 12 декабря 1885 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного. В 1903 году после окончания модного в те годы Санкт-Петербургского реального училища Слащёв поступил в Павловское военное училище. После его окончания молодой человек попал в Лейб-гвардии Финляндский полк, а из него в Николаевскую академию Генерального штаба. Казалось бы, после столь блестящей подготовки Якова Александровича ждала великолепная карьера военного. Увы, в академии он учился из рук вон плохо, в связи с чем был возвращён в родной полк, где провоевал всю Первую мировую войну. Необходимо отдать должное военному таланту этого человека. Недолюбливая учебники, воевал он лихо, смело и даже безрассудно. За годы войны его пять раз ранило и дважды контузило, однако к 1916 году Слащёв был произведён в полковники и числился на хорошем счету у руководства. В то же время, как кадровый офицер, верный присяге, Слащёв не любил большевиков. Зная это, Керенский именно ему доверил подавление беспорядков в Москве во время июльского кризиса 1917 года, поставив командующим Московским гвардейским полком. Слащёв отлично справился с поставленной задачей, зарекомендовав себя жестоким, но справедливым командиром.

Белый генерал

После Октябрьской революции 1917 года Слащёв, отстраненный от всех должностей, присоединился к Добровольческой армии. В её рядах с Яковом Александровичем произошёл первый невероятный случай, сыгравший заметную роль в его судьбе. В 1918 году Слащёву назначили ординарца по фамилии Нечволодов, имевшего невероятно симпатичную внешность. Однако вскоре выяснилось, что на поверку очаровательный юнкер оказался девушкой Ниной Нечволодовой, родной племянницей командующего артиллерией Красной армии. Проверять, является ли шпионкой юная особа, не стали. Вскоре у Слащёва с Ниной завязался роман, переросший в семью.
Однако, несмотря на романтику отношений с любимой женщиной, в руководстве военными частями Слащёв прослыл крайне жестоким человеком, вешая и расстреливая по малейшему поводу за нарушение дисциплины или приказа. Красных Яков Александрович также не щадил. Впрочем, солдаты Слащёва любили, называя «генерал Яша».
Первой крупной победой Слащёва в Добровольческой армии стало взятие Ставрополя совместно с партизанами полковника А.Г. Шкуро. В свою очередь генеральское звание Яков Александрович получил за взятие весной 1919 года Коктебеля в ходе великолепно организованной десантной операции. Ему же было поручено организация обороны Перекопского перешейка. Именно полководческий талант Слащёва позволил белым неоднократно успешно отбивать атаки Красной армии, дав возможность в течение года спокойно эвакуироваться белоэмигрантам. В это время за генералом утвердилась слава защитника Крыма, а барон Врангель официально разрешил Слащёву к своей фамилии добавить приставку Крымский.

Последний рубеж

Несмотря на то, что удерживать Крым можно было сравнительно долго, на полуострове никто не сомневался, что это лишь временная отсрочка перед неминуемым провалом. Однако молодой, энергичный и азартный Слащёв считал, что ещё не все потеряно, и летом 1920 года сумел вывести свои войска из осаждённого красными Крыма, проведя несколько успешных военных операций. Однако П.Н. Врангель считал данные мероприятия лишними, в то время как войска, по его мнению, должны были быть заняты исключительно обороной полуострова.
Направление, где Слащёв развил успех, было передано генералу Улагаю, который успешно провалил его, а Якова Александровича бросили на Каховку атаковать неприступный плацдарм Красной армии. Штурм не удался. В ответ Врангель с чувством глубокого удовлетворения отправил опасного конкурента, имеющего поддержку в войсках, в отставку. Яков Александрович был обвинён в разложении войск, которые в реальности находились в боевой готовности лишь благодаря поддерживаемой им железной дисциплине. Кроме того, лихой генерал был ярым монархистом, что не нравилось представителям Антанты.

Эвакуация

Незадолго до падения Крыма в семье Слащёва произошло одно загадочное событие. Во время его прорыва из Крыма летом 1920 года в руки сотрудников ВЧК попала его беременная жена. Казалось бы, женщину, чей муж являлся одним из лидеров Белого движения, должны были тут же расстрелять, либо шантажировать её жизнью самого Слащёва. Однако вместо этого Нину отправили в Москву, где она попала на допрос к самому Ф.Э. Дзержинскому. О чём они говорили, неизвестно, но после окончания беседы, женщину целой и невредимой отправили… через линию фронта к мужу. В это время П.Н. Врангель, планируя собственную эвакуацию, приказал Слащёву остаться в Крыму для организации партизанского движения. Однако опытный генерал, понимая, что это западня, прорывается в Севастополь, откуда вместе с женой уходит в Константинополь. В эмиграции Слащёв с резкой критикой обрушивается на П.Н. Врангеля, обвиняя его в провале Белого движения и сдаче Крыма. Однако, поскольку в белоэмигрантской среде Врангель продолжает оставаться влиятельной фигурой, Слащёв настраивает против себя офицерские круги.

Возвращение на родину

В сложившейся ситуации неожиданно из Москвы Слащёву тайно поступает невероятное предложение. По решению Политбюро, инициированного Ф.Э. Дзержинским, генералу дают возможность вернуться на родину без какого-либо дальнейшего преследования. Звучит невероятно, поскольку именно Слащёв прославился жесточайшими военными действиями против Красной армии и террором поддерживающего большевиков населения. Тем не менее, Яков Александрович соглашается на предложение Дзержинского и переезжает в Москву в 1921 году спустя год после бегства из Крыма.
Более того, в столицу Красной России бывший белый генерал был доставлен в личном вагоне руководителя ВЧК. В Москве Слащёва не тронули, а в январе 1922 года за его подписью был опубликован манифест к белогвардейским офицерам с призывом последовать его примеру и вернуться на родину. Скорее всего, именно появление данного документа стало для Якова Александровича индульгенцией от уголовного преследования в Советской России. Манифест Слащёва имел широкие последствия. Многие бежавшие в Турцию и Польшу солдаты и офицеры вернулись в страну. Остальных лидеров белого движения чекистам пришлось похищать и тайно вывозить в СССР, где они предавались суду и расстрелу. В свою очередь сам Слащёв благополучно преподавал сначала в Военной Академии, а затем на высших курсах РККА для командного состава «Выстрел».

Загадочная смерть

Впрочем, было бы ошибкой утверждать, что в СССР жизнь Слащёва была безоблачной. Красную армию возглавляли командиры, против которых всего несколько лет назад успешно воевал генерал. Простить ему этого, естественно, не могли. Однажды Слащёв публично попытался критиковать действия С. М. Будённого в Польскую кампанию. В ответ взбешённый командарм выстрелил в генерала из револьвера, но промахнулся. На это Яков Александрович опрометчиво заметил: «Как стреляете, так и воюете». Не удивительно, что арест Слащёва был вопросом времени, и репрессии 1930-х годов он бы не пережил. Но судьба распорядилась иначе.
По официальной версии, 11 января 1929 года Слащёв был застрелен неким Лазарем Коленбергом. Мотивом для убийства явилась месть — в своё время по приказу Слащёва в 1919 году в Николаеве был повешен родной брат убийцы генерала. В ходе следствия Ко-ленберга признали невменяемым и отпустили. Вероятнее всего, руками убийцы со Слащёвым свели счёты руководители Красной армии, прошедшие через горнило Гражданской войны и не простившие белому генералу его подвигов.
В то же время, проживи Слащёв до начала Великой Отечественной войны, он бы бесспорно приложил немало сил для организации успешных десантов в тылу врага, в чём не имел себе равных. Увы, этого не произошло…

Журнал: Война и Отечество №11(40), ноябрь 2019 года
Рубрика: Великие полководцы
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: СССР, война, Гражданская война, армия, Война и Отечество, Дзержинский, РККА, генерал, Крым, Слащёв, Врангель, Дмитрий Соколов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —