Хаймен Джордж Риковер

Радиограмма «Идём на атомной энергии!», отправленная 17 января 1955 года с борта первой в истории атомной подводной лодки «Наутилус», созданной в США, возвестила миру о рождении нового детища XX века, ознаменовавшего собой начало гонки атомных вооружений в морской сфере. Но если отвлечься от реакционной, так сказать, сущности этого события, необходимо признать факт создания первой атомной лодки исключительно важным в развитии науки и техники. Дело в том, что габариты атомных установок в те времена были неимоверно велики, и размещение такой установки на подводной лодке стало настоящим инженерным подвигом.

Фото: Хаймен Джордж Риковер — интересные факты

Начало

Первая советская атомная субмарина, насколько известно, забрезжила в воображении наших конструкторов сразу после сообщения 14 июня 1952 года о закладке киля «Наутилуса». Нашим умельцам надо отдать должное в том, что они хотя и пошли вслед за американцами, но смогли преодолеть, казалось бы, непреодолимые препятствия и независимо от заокеанских конкурентов создали нашу, отечественную атомную подводную лодку, а за ней построили целый флот атомных подводных кораблей.
А тогда, в середине 50-х годов прошлого века, руководители США не спешили помогать создателям «Наутилуса». Вначале была борьба — бескомпромиссная и жестокая. Борьба нового со старым, драма идей, сражение одержимых своим проектом энтузиастов с бюрократической машиной, тупостью и безразличием чиновников. Совсем как у нас! И ведь энтузиасты победили. И построили «Наутилус»!

«Робот с железными кулаками»

В 1946 году в Ок-Ридже, штат Теннеси, где формировалась ударная группа из молодых специалистов для пробивания проекта атомной лодки, появился человек, с головой окунувшийся в бескомпромиссную борьбу. Это был капитан второго ранга Хаймен Джордж Риковер, уже снискавший на флоте репутацию «робота с железными кулаками». Люди, испытавшие на себе взрывной характер его фанатичной натуры, наставляли желавших с ним работать: «Вам Рик (Риковер) может даже понравиться, если вы дальновидны. Иначе он вас возненавидит. У него нет времени на середняков и посредственностей!».
«Одержимый кэптен», как его называли на флоте, в Окридже начал действовать в свойственном ему стиле: уволил одну из прикомандированных к нему секретарш, а оставшейся запретил отвечать на какие-либо официальные письма. А почта приходила каждый день, но потом приток корреспонденции ослабел и в конце концов совсем прекратился, на что и рассчитывал руководитель ударной группы.

С начальством Рик не церемонился

«Сэр, — сказала секретарша, когда к ней вошёл шеф, — телеграмма из Главного морского штаба: «Сообщите о судьбе своей группы и объясните, почему не присылаете ежедневных отчётов о работе». «Отпечатайте ответ, — сказал Риковер. — Так, пишите: «Моя группа функционирует нормально. Поскольку ежедневные отчёты никто не читает, я буду направлять их раз в неделю. Прошу не беспокоить по пустякам. Риковер».
Отчёты действительно стали уходить каждую неделю. Великий реформатор еженедельно ставил перед своей «бандой» новую задачу, и со временем его послания составили пухлый том отчётов, затрагивающих все основные аспекты корабельной атомной энергетики, и
Между тем ударная группа неутомимо оборонялась от нападок бюрократов и консерваторов, убеждённых в технической несбыточности проекта «Наутилуса». Одно время противники одолели. Начальник Управления кораблестроения, уверовавший в «бредовый» характер идеи, разогнал «банду»! И приказал закрыть проект…

Через тернии к звёздам

Молодых офицеров распределили по разным отделам Управления кораблестроения. А их вдохновителя назначили специальным помощником начальника Управления без определённых обязанностей. Будущий отец атомного флота США смирял своё самолюбие и продолжал следовать по избранному пути. Он разъезжал по атомным заводам и собирал себе новую «банду» единомышленников. Великий реформатор накапливал силы для решающего «крестового похода» за своё детище.
В конце 1947 года Риковер отправил наверх очередное послание с обоснованием своей идеи, хотя уже давно изверился в действенности подобных обращений. Но в этот раз что-то случилось! Возможно, сработали скрытые механизмы, формировавшие курс на «холодную войну». Так или иначе, а военно-морской министр распорядился оживить многострадальный проект!

На финишной прямой

Начался самый счастливый период в жизни «одержимого кэптена». Время для него спрессовалось невообразимо. Часто Риковер даже не успевал поесть, и чтобы не тратить минуты на хождение в служебный кафетерий, поставил себе в кабинет холодильник и принёс электроплитку. Великий реформатор составил фантастически уплотнённый график работ, от которого стонали все сотрудники. Но они смирялись, увидев, как их шеф диктует письма сразу двум секретаршам, одновременно пишет третье письмо и при этом ещё прижимает плечом к уху телефонную трубку! Он установил своим сотрудникам свободное рабочее расписание, а на упрёки начальства резко отвечал: «Мы не можем заставить людей работать головой в определённые часы. А мои поручения требуют глубоких размышлений!».

Орден за «Наутилус»

Церемония закладки киля первой в мире атомной лодки состоялась 14 июня 1952 года на верфи в Нью-Лондоне, штат Коннектикут. На этой церемонии выступил сам президент США Гарри Трумен. Но Риковер не разделял с присутствовавшими праздничного настроения. С большой неохотой он поехал и на завтрак, устроенный Гарри Труменом для высокопоставленных гостей. А через 23 дня произошло выдающееся событие в жизни Риковера — «одержимого кэптена» наградили орденом Почётного легиона! На следующий день после награждения состоялось очередное присвоение адмиральских званий (Риковер к тому моменту уже был капитаном первого ранга). Но предубеждение против нестандартного стиля «кэптена» было столь велико, что сенатская комиссия отказала ему в этом! И только после прихода к власти в январе 1953 года администрации Дуайта Эйзенхауэра сенатская комиссия «выправила положение» и утвердила Риковера в звании контр-адмирала!

Прозрение

Спуск «Наутилуса» на воду наметили на 21 января 1954 года. Быстро прошёл год в заботах. На торжества крещения субмарины (официального присвоения кораблю названия) собрались 15 тысяч человек! Крёстной матерью субмарины выступила супруга президента Эйзенхауэра Мэми. Итак, разбита традиционная бутылка шампанского, и субмарина заскользила кормой вперёд, ускоряя ход. Свершилось! Великий реформатор переживал подлинный триумф! Он был ослеплён славой и лучами юпитеров и не задумывался о последствиях своего подвига, толкнувшего мир к атомной гонке в океанских глубинах…
На поприще, начатом «Наутилусом», контр-адмирала Риковера ждали 28 лет службы и длинная вереница ядерных подлодок — общим числом 121!
Общая военная карьера отца атомного флота США продолжалась 63 года — никто из американских флотских деятелей не мог сравниться с ним по долговечности. Но, видимо, на этом долгом пути что-то случилось в душе великого реформатора. Возможно, повлияли гибельные аварии атомных лодок «Трешер» и «Скорпион» с сотней людей каждая. Риковер всё чаще задумывался о праведности своей жизни и своего служения, а в последние годы жизни, уже в звании вице-адмирала, совсем переродился. «Мы все впали в забытьё! — гремел отец в своей последней речи перед уходом в отставку. — Будь моя воля, я потопил бы все ядерные лодки, которые я построил!». Это было отречение великого реформатора от вчерашних идеалов, причём категорическое отречение. Так разрешилось противоречие, зревшее в его душе последние годы жизни. Но какой ценой?
Прозрение этого крупнейшего инженера и организатора военной промышленности наступило на финише его долгой жизни. Хаймен Джордж Риковер скончался летом 1986 года.

Журнал: Тайны 20-го века №9, май 2009 года
Рубрика: Великие имена
Автор: Геннадий Лисов

Метки: биография, Тайны 20 века, Америка, США, подлодка, флот, Риковер, Наутилус



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —