Лётчик Александр Выборнов: Вся жизнь в небе

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Александр Иванович Выборнов — человек-легенда. Более сорока лет службы в авиации, 5000 часов в воздухе. В годы войны совершил 350 боевых вылета, провёл 42 воздушных боя, уничтожил 28 самолётов врага. Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации в отставке, заслуженный военный лётчик, почётный гражданин подмосковной Каширы.

Лётчик Александр Выборнов: Вся жизнь в небе

«Друга спасти — высшая честь»

Врага уничтожить — большая заслуга, но друга спасти — это высшая честь». Эти строки Александр Твардовский будто бы писал об Александре Ивановиче. В годы войны лётчику удалось вывезти сбитого однополчанина буквально из-под носа врага.
Это произошло под Харьковом 12 сентября 1943 года. Четвёрка наших истребителей вылетела на поиск и уничтожение вражеского самолёта-корректировщика, прозванного «рамой» за своеобразную конструкцию. «Мы на них имели особый зуб, — говорит Александр Иванович. — Они не давали покоя нашим танкистам и артиллеристам. С воздуха высматривали объекты, передавали их координаты, огневые налёты следовали один за другим».
Ведущим одной пары был Выборнов, вторую вёл старший лейтенант Александр Тверяков. Прошли на высоте 300-400 метров под облаками, но «раму» не обнаружили. Тогда решили сделать заход с территории, где находились немцы. Углубившись на 20-30 км, попали под сильный зенитный огонь. Когда набрали высоту, обнаружили, что на высоте 2500-3000 метров на нашу территорию держат курс «юнкерсы» и «хейнкели». 45 мощных бомбардировщиков шли под прикрытием двадцати истребителей.
Преимущество врага было очевидно, но наши принимают решение атаковать. Во время боя Тверяков сумел подбить один «хейнкель», но следом вспыхнул и его Як-7. Бросая самолёт в разные стороны, сумел сбить пламя. Выборнов передал ему по радио: «Бросай самолёт!…», но Тверяков не реагировал. Сел на поле вблизи леса. Без шасси, на фюзеляж, к тому же на территории, занятой немцами. Самолёт дымился, кабина осталась закрытой.
«Видимо, тяжело ранен. Надо вывозить! Хоть сам пропаду, а выручу! Передал в эфир команду: «Прикройте, сажусь в поле», — вспоминает ветеран. — Парашютирую на малой скорости на посадку. На пробеге самолёт дважды зарылся носом, но я не обратил на это внимания. Подрулил и, не выключая двигателя, выскочил из самолёта. Саша — в кабине, окровавленный, с обожжённым лицом. Растормошил, чтобы восстановить дыхание. Но говорить он не мог — губы слиплись от огня и крови. Сдвинул фонарь, помог выбраться».
Выборнову удалось вытащить Тверякова. Но что делать дальше: в одноместную кабину своего самолёта его не поместить. Мгновенно пришла спасительная мысль: вывезти друга в отсеке для инструмента, что сзади кабины лётчика. «Быстро затолкал его туда, правда, ноги не поместились. Забрался в кабину, пошёл на взлёт. Самолёт пробежал весь участок поля, уже поляна заканчивается, а скорости для взлёта не хватает. Впереди деревья. Промелькнула мысль: «Вот и конец». Уже непроизвольно глаза закрылись. Откуда взялся бугорок, я не знаю. Но с него, как с трамплина, самолёт оторвался от земли. Покачиваясь, задевая верхушки деревьев, взлетел. Развернулся на восток. Минут через 15 вместе со штурмовиками Ил-2 зашёл на посадку на их передовой аэродром. Заглох мотор, закончилось топливо, но всё же удалось посадить самолёт на край аэродрома. До своего не дотянул километров 40-50. А когда взглянул на Як, задрожали ноги: лопасти винта были согнуты. И как только дотянул и взлетел с ограниченной площадки?».
Подъехавшей санитарной машине Выборнов передал своего друга. Тверяков долго пробыл в госпитале, но после излечения продолжал воевать. Позднее погиб в воздушном бою. А от сослуживцев Александр тогда узнал, что вражеские «мессеры» уже кружили над местом посадки его Яка, пытаясь уничтожить самолёт, но наши лётчики, вступив в схватку, оттянули на себя вражеские самолёты.
Спросил Александра Ивановича: «Почему именно вы решились на этот шаг?». Ответ был лаконичным: «Я же ведущим был…» А по поводу того, что был немалый риск, сказал: «Мне было немного за двадцать, никакого страха не испытывал. К тому же эскадрилья у меня молодёжная, старался во всём показывать пример. Да и отчаянным был с детства».

Гордость Каширы

В сентябре 1944 года Александру Ивановичу в торжественной обстановке вручили именной Як-9 с надписью на борту «А.И. Выборнову от каширских школьников». Это был единственный за годы войны случай, когда деньги на именной самолёт собрали школьники. Землякам Выборнов написал письмо со словами благодарности за дорогой подарок и отослал фотографии истребителя.
Клич о сборе денег на самолёт для земляка бросили ученики его родной школы №1. Работали в поле, в больнице, на разгрузке угля, собирали металлолом и макулатуру. Сдавали по 50-70 копеек. Почин подхватили другие школы. Собрали более 72 тысяч рублей. Взрослые по просьбе детей дали Сталину телеграмму. «Ребята просят Вас, Иосиф Виссарионович, передать этот самолёт нашему бывшему ученику, ныне трижды орденоносцу, лётчику-истребителю Выборнову Александру Ивановичу, часть 64332-Б».
22 мая 1944 года в Кашире переполох. Школьники шёпотом передают друг другу радостную новость: «Сталин прислал телеграмму! Разрешил! Разрешил…». Об этом именном самолёте узнали из газет школьники всей страны. К концу 1944 года лётчик получил 1200 писем. Армейская газета в те дни писала: «С некоторых пор сумка красноармейца Веселовского, работающего в подразделении почтальоном, не могла уже вместить всей массы писем, поступающих капитану А.И. Выборнову. Письма идут со всего Советского Союза. Пишут школьники, пионеры из разных уголков нашей необъятной Родины, справляясь у Александра Выборнова о его боевых успехах. Все они хотят знать, как он воюет на самолёте, построенном на средства пионеров и школьников Каширы».
Александру Выборнову было что ответить. На его именной Як-9 механик Василий Колтунов, с которым лётчик прошёл всю войну, нарисовал на борту в два ряда 20 красных звёзд. Столько вражеских самолётов было к тому времени на боевом счету капитана. Его фамилия неизменно присутствовала в списках групп, выполнявших наиболее сложные задачи. Снайперски бил Выборнов фашистов в небе Украины, Польши, Чехословакии, Венгрии, Германии. Не просто давались эти воздушные победы. Как признаётся ветеран, и «страшно было, когда сверху ходят «мессеры» или «фокке-вульфы». Нервы-то не железные. Но когда бой — здесь уже азарт, чтобы тебя не сбили. И головой крутишь, чтобы сзади самолёт противника не забрался».
Победы в небе давались непросто. В начале сентября сорок третьего, в боях над Курском, Яки прикрывали штурмовики, которым предстояло подавить скопление техники и живой силы врага в районе Красная Знаменка. Илы удачно выполнили задание, поступила команда возвращаться. И тут по радио со станции наведения лётчики услышали: «Все, кто находится в воздухе, помогите! Нас бомбят «юнкерсы»!».
Четвёрка истребителей рванула в указанный квадрат. Насчитали до тридцати «юнкерсов», выше — истребители прикрытия. «Снижаемся на фоне леса до бреющего полёта, затем старший лейтенант Михаил Сачков, а потом я, бьем их с близких дистанций. В бою мы с Мишей хорошо понимали друг друга. То он передавал мне по радио: «Саня, прикрой. Иду в атаку!», то я предупреждал Михаила: «Прикрой, атакую!» Атака Сачкова оказалась удачной: стрелок»юнкерса» не видел его, и огонь Яка поразил вражеский самолёт. В хвосте другого «юнкерса» моя пушка сработала точно по прицелу. Он горит и кувыркается с носа на крыло».
Потеряв несколько самолётов, фашистские пилоты дрогнули и начали уходить на свою базу. А Выбор-нов вместе с Сачковым догнали один из самолётов, на борту которого красовался дракон. Как он ни маневрировал, но против пары наших асов ничего сделать не смог. Удачная атака — и «дракон» с чёрным дымом зацепился за деревья и взорвался.
После боя выяснилось, что командующий 40-й армией генерал Кирилл Москаленко, которому сразу же доложили об этом дерзком бое и мастерстве лётчиков, наградил обоих орденами Отечественной войны первой степени.
Некоторые страницы своей фронтовой биографии ас вспоминает неохотно. О том, как сбили под Киевом, упал на вражеской территории и выбирался к своим. И вот о каком неприятном эпизоде вспомнил ветеран. В один из дней лётчикам поступила команда: переложить свои парашюты. «Я давно своим не занимался, хотя понимал, что парашют — это жизнь лётчика. Утром сдал свой специалистам, чтобы просушили шёлковый купол. Потом, думаю, уложу в ранец. И вдруг звонок: срочно прибыть в парашютную комнату. Картина оказалась неприглядная: на столе лежал мой парашют, но вместо белого купола, срезанного до лямок, в ранце находилась старая маскировочная сетка. Когда это произошло и сколько я летал с этой тряпкой, так и не разобрался». Впрочем, как дополнил Александр Иванович, в полку было немало случаев, когда пропадали бортпайки, лётчики находили в кабинах самолёта посторонние предметы, вдруг в полёте начинали барахлить двигатели, отказывало вооружение. «В общем, были люди, которые нам вредили», — грустно сказал фронтовик. И удавалось «вычислить» не всех.

«Цирк на полосе»

Свой именной Як-9 он берег. В Сандомирской операции, по словам Александра Ивановича, «хорошо» поработали зенитки противника, которые повредили мотор. Стал выпускать шасси — одна стойка не вышла. Надо бы прыгать с парашютом, но самолёт-то именной! А командир полка с КП сначала требовал, а потом уговаривал покинуть самолёт: «Сынок, набирай высоту и прыгай! Ты ещё нам нужен. Не садись с одной «ногой», это опасно!».
Но Александр всё же зашёл на посадку и посадил самолёт на одно колесо. На пробеге сумел удержать машину, но метров через двести, когда скорость упала, и крыло коснулось земли, Як-9 дважды крутануло вокруг оси. Конечно, риск был немалый, но жив остался, и самолёт спас. Командир полка потом сказал на построении: «Выборнов цирк на полосе показывал». И уже на третий день механик Василий Колтунов доложил, что «каширский школьник» к бою готов. на нём Александр Иванович и воевал до конца войны, которая закончилась для аса 12 мая в небе Чехословакии. К концу 1945 года, находясь в Чехословакии, лётный полк, где служил Выборнов, получил распоряжение перебазироваться на территорию своей страны. Переброска шла железнодорожным транспортом, поэтому чааь самолётов оставалась чехам, а старенькие пустили на лом. «Жаль было оставлять свой «Каширский школьник», он служил мне верой и правдой!» — скажет потом Александр Иванович.

Свидетельства очевидцев

Много рассказывал о своих сослуживцах. Настоящая мужская дружба надолго связала его с Арсением Ворожейкиным. Вместе начинали на Калининском фронте. Тогда, летая на И-16, молодой пилот Выбор-нов особых достижений не имел и потому усиленно перенимал опыт мастеров воздушного боя, таких как Ворожейкин, у которого он учился сочетанию огня и манёвра. «Это был очень одарённый лётчик, лидер и в воздухе, и на земле. К нему очень тянулась молодёжь». К концу войны дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Ворожейкин с 52 победами вышел на шестое место среди советских асов. После войны в одной из книг он тепло напишет о своём ведомом. Александр Иванович сказал так: «У ведомого — трудная роль, особенно когда командир много маневрирует, и ты должен его «чувствовать». Надо так выбрать себе место в боевом порядке, чтобы иметь надёжный визуальный контакт с ведущим, а в случае атаки противника огнём и манёвром нарушить её или поразить противника. Ведомый лётчик — труженик, зеркало победы ведущего в бою». Арсений Ворожейкин настолько дорожил надёжным прикрытием со стороны Выборнова, что их боевой союз просуществовал два года, не прерываясь даже тогда, когда Александр Иванович уже командовал эскадрильей.
Тяжело переживал Выборнов смерть боевых товарищей. Одним из них был генерал-майор авиации Иван Полбин, дважды Герой Советского Союза. Прославленного аса, на борту самолёта которого красовался лев — символ победы и бесстрашия, сбили в небе Польши буквально на глазах Александра Ивановича, эскадрилья которого сопровождала бомбардировщики Пе-2. «По сей день эти четыре вспышки зенитного огня стоят перед моими глазами и в памяти. Атака производилась по скоплению железнодорожных эшелонов на станции Вроцлав. На выходе из пикирования один снаряд попадает в кабину Полбина, и он гибнет вместе с экипажем. Замечательный человек, герой войны. Ему только исполнилось 40 лет, это был его 158 боевой вылет».
С тех военных лет связывает Александра Ивановича дружба с многими именитыми асами. В семейном альбоме Выборнова — снимки с Иваном Кожедубом, Виталием Попковым, Степаном Микояном, Владимиром Ильюшиным и другими прославленными лётчиками.

В небе Египта

Свою жизнь Александр Иванович связал с армией и вскоре после войны поступил в Военно-воздушную академию. В 1954 году окончил её, командовал полками и дивизиями. Позднее служил на высоких должностях в ПВО страны и министерстве обороны. В его лётной книжке записаны все МиГи с индексами от 15 до 27, Су-7 Б, Су-9, Су-11, Су-15, Су-17. Летал в составе экипажа на Ил-28, Ту-16, Ту-95, Ту-128. В 1967 году Александра Ивановича командировали в Египет, армия которого потерпела поражение в «шестидневной войне» с Израилем. Авиация египтян была практически уничтожена, и советское руководство рассматривало варианты срочной военной помощи.Один из них предусматривал размещение на Ближнем Востоке крупной группировки советских войск, в том числе и авиации, в составе пяти полков ПВО и семи — ВВС. Для определения возможности осуществления этого плана в Египет и направили группу военных высокого ранга, в числе которых был и генерал-майор авиации Выборнов. «Оценив обстановку на месте, мы убедились, что войска в Египет вводить нельзя, — вспоминает Александр Иванович. — Политическая обстановка накалена, подъездных путей, кроме воздуха и моря, не существовало, баз снабжения — тоже». Убедить удалось: Москва признала накладным посылать советские войска в Египет. Ограничились тем, что во всех частях появились наши советники.
Одновременно Александр Иванович убедился, что авиация страны к боевым действиям не готова. Египтяне не придавали значения секретности, а израильская разведка тем временем работала с высокой эффективностью. Приехав как-то перед полётом на аэродром, Выборнов стал свидетелем его штурма четвёркой израильских «Миражей». В капонирах стояли МиГ-21 и лишь в двух центральных и двух боковых — закрытые чехлами макеты, в одном крыле ангара — исправные Су-7, другом — разукомплектованные. Тремя атаками с пикирования были сожжены все МиГи и разрушен ангар. В макеты и неисправные самолёты не попал ни один снаряд. Было понятно, что израильская разведка владела необходимыми данными, а лётчики продемонстрировали высокую боевую выучку. Египтяне открыли огонь из зениток лишь тогда, когда противник прекратил атаки и ушёл на малой высоте.
В Египте Выборнову пришлось совершить полтора десятка боевых вылетов. Он имел к тому времени звание «Заслуженный военный лётчик СССР» и свободно пилотировал состоявшие на вооружении у «подопечных» МиГ-15, МиГ-17 и Су-7. Вернулся домой через три месяца. Его боевая работа на Ближнем Востоке отмечена орденом Красного Знамени.

Возвращение Як-9

В 1981 году по состоянию здоровья и выслуге лет Выборнов завершил свою армейскую службу. Но не в его характере сидеть дома без дела. Часто бывает в школах и вузах города, в том числе военных, активно участвует в международном ветеранском движении. Особое место в жизни Александра Ивановича занимает литературное творчество. Написал несколько книг. В предисловии к одной из них, «Всегда в боевой готовности», бывший главнокомандующий ВВС России Герой России генерал армии Пётр Дейнекин пишет: «Жаль, что такие книги являются редкостью, а тем временем на полках книжных магазинов — великое множество мемуаров, написанных немецкими асами. В них проигравшие войну «эксперты» Геринга расписывают свои немыслимые подвиги, помалкивая о том, что в боях с советскими асами они потеряли 57 тысяч самолётов и понесли невосполнимые утраты в лётных кадрах». В последние годы Александр Иванович вместе с супругой перебрался из Москвы в милую его сердцу родную Каширу, где ему, почётному гражданину города, власти обеспечили всё «по высшему классу». 7 мая 2015 года при въезде в город открыт памятник именному самолёту Героя, историю которого знает каждый житель города. По сложившейся традиции, деньги на памятник самолёту собрали всем миром.
Копию легендарного истребителя изготовили на заводе в Минске. Его длина — 8,45 метра. Выполнен самолёт из стали и авиационного алюминия. На корпус нанесена надпись: «А.И. Выборнову от каширских школьников» тем самым шрифтом, какой был использован на фронтовом самолёте. На месте и красные звёзды по количеству сбитых самолётов противника, и бортовой номер — 38. Прославленному лётчику самолёт очень понравился. На его открытии Александр Иванович сказал, что он установлен не ему, а каширским школьникам, которые помогли ему стать Героем.

Журнал: Война и Отечество №12(41), декабрь 2019 года
Рубрика: Свидетельства очевидцев
Автор: Владимир Гондусов

Метки: СССР, биография, война, Великая отечественная война, лётчик, самолёт, Война и Отечество, истребитель, Египет, Выборнов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.