Побеги заключённых из нацистских концлагерей случались и в разгаре войны, и особенно ближе к её концу. Но один из них стал просто уникальным и невероятным. Так, группа лётчика Михаила Девятаева, чудом избежавшего смерти, не только сумела вырваться из плена, угнав вражеский самолёт, но и помочь отечественному ракетостроению.

Михаил Девятаев: Подвиг лётчика

Лётчик Девятаев - побег из Ада

Путь в небо

Наверняка многие читатели смотрели современную киноленту «Т-34», в котором показана история побега советских военнослужащих из немецкого плена на «тридцатьчетвёрке». Создатели кинофильма предложили вымышленную историю, однако многие параллели со случаем Михаила Девятаева очевидны. Только в кино побег состоялся не на самолёте, а на танке. Правда, сейчас готовится премьера и оригинальной истории от Тимура Бекмамбетова, так что скоро увидим и лётчика. Лагерь, в котором содержался Девятаев, находился вблизи полигона Пенемюнде, что на острове Узедом в Балтийском море. В этом месте создавались сверхсекретные самолёты, а также ракеты Фау-1 и Фау-2, конструкции которых легли потом и в советскую, и в американскую ракетные программы. Секретный полигон был объединен с концлагерем, а его заключённые использовались в качестве грубой рабочей силы. Михаил Девятаев, советский лётчик-истребитель, содержался именно там. Пока не сумел сбежать…
Родился он в межреволюционный период — в июле 1917 года в посёлке Торбеево Тамбовской губернии. В 1938 году его призвали в армию, а уже в 1940-м он окончил одно из лучших советских лётных учебных заведений — Первое Чкаловское военное авиационное училище лётчиков им. К.Е. Ворошилова в Оренбурге. Вскоре после выпуска Девятаев оказался на Зимней войне с Финляндией, а после её завершения служил в Торжке, Риге и авиационных частях Белоруссии, где его и застала Великая Отечественная война.
Девятаев оказался талантливым и дерзким лётчиком. Первый самолёт врага он сбил уже через два дня после нападения Германии на СССР. Потом участвовал в обороне Белоруссии и Украины, получив за успешную службу орден Красного Знамени. Во время очередного боевого вылета в сентябре 1941 года был атакован несколькими немецкими истребителями, сумев сбить одного из них. Однако сам Девятаев получил тяжёлое ранение в левую ногу и на длительное время оказался в госпитале. Последствия травмы были тяжёлыми: после выписки врачебная комиссия запретила Девятаеву летать на истребителе, определив его в тихоходную авиацию. До 1944 года он служил в ночном бомбардировочном полку и в санитарном транспорте. Возможно, так и дослужился бы до конца войны, если бы не случай.
В мае 1944 года Девятаева представили знаменитому асу Александру Покрышкину, который боевое рвение коллеги оценил. Легендарный лётчик ходатайствовал перед командованием о возвращении Михаила на истребитель. По официальным данным, за всё время войны Девятаев сбил девять немецких самолётов, однако в своих воспоминаниях говорил, что побед было в два раза больше, просто учёт в начале войны вёлся плохо.

Немецкий плен

13 июля 1944 года Девятаев вылетел на отражение налёта вражеской авиации в составе группы лендлизовских истребителей «Аэрокобра» под командованием майора Боброва. Завязался воздушный бой в районе Львова, в ходе которого самолёт Девятаева был подбит и загорелся. Михаил сумел в последний момент покинуть истребитель с парашютом, но при прыжке ударился о стабилизатор самолёта и потерял сознание. Приземлился на территории, захваченной немцами, которые пленили лётчика. В плену, после первичного допроса, с Девятаевым пытался работать абвер, однако тот умело врал, что ничего не знает об истинном положении дел в боевых частях. Ему помогло то, что при переводе в истребительную авиацию данные о его истинных знаниях не успели внести в удостоверение личности офицера.
Девятаева с группой других советских офицеров перевели в лагерь на территории Польши, где в первое время им создали максимально комфортные условия пребывания. Немцы рассчитывали, что русские добровольно склонятся к измене родине и перейдут на службу в коллаборационистские подразделения вермахта. Что стало с другими офицерами, неизвестно, однако Девятаев от сотрудничества отказался. После этого пряник резко сменился на кнут: Михаила отправили в Лоцзинский концлагерь для военнопленных, откуда он вместе с группой лётчиков попытался неудачно сбежать при помощи подкопа. После этого Девятаева отправили в лагерь смерти Заксенхаузен, где его неминуемо ждала гибель. Однако Михаил — по жизни везучий человек: местный парикмахер передал ему личную бирку другого узника — недавно погибшего Никитенко, который был «штрафником» и не находился в отряде «смертников». Так лётчик спасся от смерти.
Ещё до войны Девятаев занимался спортом и был физически развит, поэтому его отобрали для грубой работы в концлагере на острове Узедом, обслуживающем полигон Пенемюнде. Именно там производились испытания нацистских ракет. На острове Девятаев сблизился с пленными Кривоноговым и Соколовым, которые вместе с группой советских граждан уже планировали побег на лодке через пролив.
Лётчик убедил их, что бежать на немецком самолёте будет надёжнее, после чего все вместе начали набирать команду узников-беглецов. Чтобы осуществить план, Девятаев тайно изучал приборные панели и оборудование кабины самолёта Heinkel-III по фрагментам кабин разбитых машин, Находившихся на свалке рядом с аэродромом.
Все нужно было продумать до мелочей, поэтому роли и возможные ситуации между основными участниками тщательно обсуждались. Подходящий Heinkel-III был намечен группой Девятаева примерно за месяц до побега. Невероятное везение Михаила вновь не подвело: потом выяснилось, что именно этот самолёт нёс на борту радиоаппаратуру, использовавшуюся в испытаниях ракет. Эта находка впоследствии очень помогла нашим инженерам.

Подготовка и побег

8 февраля 1945 года Девятаев решил, что этот ясный день — самый подходящий для побега. О решении он сообщил главным участникам группы. При формировании рабочих «пятёрок» Немченко и Соколов позаботились о том, чтобы все беглецы были выведены на работы возле аэродрома двумя рабочими группами.
Во время хозработ Девятаев заметил пустой «Юнкерс» и решил захватить его, однако, приблизившись к самолёту, обнаружил, что тот не укомплектован и не готов к полёту. Перемещения русских возле самолёта заметил солдат-конвоир, но Соколов объяснил ему, что они выполняют поручение начальства. Однако теперь группа была «списана» конвоиром, так что надо было его нейтрализовать. Вероятно, Девятаев предполагал такой сценарий. Он попросил своих товарищей развести костёр, у которого конвоир мог бы погреться и поесть вместе с ними. Усыпив его внимание, Кривоногов, по сигналу Девя-таева, ударил конвоира заранее заготовленной железной заточкой в голову, забрав его винтовку.
В то время как механики отправились на обеденный перерыв, Девятаев с Соколовым незаметно подобрались к ранее намеченному «Хейнкелю». Михаил проник в фюзеляж, а потом и в пилотскую кабину. Соколов в это время расчехлял моторы. Первая попытка завести машину не удалась — Девятаев обнаружил, что в самолёте нет аккумулятора, который вскоре был найден.
Михаил смог запустил оба двигателя «Хейнкеля», приказав всей группе подняться на борт, и затем вырулил машину на взлётную полосу. Самолёт уже набрал скорость, но с первого раза взлететь не получилось. Не сразу, но всё же Девятаев сообразил, что взлететь помешали триммеры руля высоты, установленные «на посадку». Михаил исправил ошибку, после чего машина пошла на взлёт.

Всё выше и выше

О том ещё раз были неясности с рулём высоты — «Хейнкель» резко поднимался, но терял скорость, а когда Девятаев попытался выровняться, то стал резко снижаться. Но в процессе лётчику удалось-таки разобраться с штурвалом триммера высоты и стабилизировать полёт. В это время на земле уже узнали о побеге, был получен приказ сбить захваченный самолёт. К группе Девятаева приблизился «Фокке-Вульф», возвращавшийся с задания, но он не сумел причинить вреда «Хейнкелю», поскольку к тому моменту израсходовал боезапас и топливо. Михаил воспользовался моментом, направив машину в облака.
По Солнцу было определено направление полёта. Изначально группа собиралась лететь в Скандинавию, но, поняв, что в топливных баках имеется достаточно топлива, было принято решение лететь над морем на Ленинград. Однако коллективным совещанием было решено направиться южнее, за линию фронта, из опасений, что собственные ПВО могут сбить немецкий самолёт.
Тревога была не напрасной. Приблизившись к береговой линии примерно в 350 километрах от места старта, по самолёту Девятаева был открыт огонь советской зенитной артиллерией, после чего он загорелся. Совершив «жёсткую посадку», группа беглецов попыталась спрятаться в местном лесу, но, не имея достаточно сил, Вернулась обратно к «Хейнкелю». Скоро их нашли советские войска, после чего беглецы были переправлены в военный госпиталь.

Девятаев после войны

На родине советский лётчик подвёргся допросам и проверкам — стандартная процедура для побывавших во вражеском плену военнослужащих. Возможно, проверки бы затянулись, но в сентябре 1945 года С.П. Королёв, работавший под псевдонимом Сергеев, вызвал лётчика к месту его побега — на остров Узедом, чтобы тот оказал консультации по инфраструктуре аэродрома.
Королёв не забыл про неоценимые услуги лётчика. Через 12 лет после событий, 15 августа 1957 года, по инициативе легендарного конструктора, Михаилу Девятаеву было присвоено звание Героя Советского Союза (неофициально — за вклад в отечественное ракетостроение) — аккурат накануне запуска первого искусственного спутника Земли.

Журнал: Война и Отечество №3, март 2021 года
Рубрика: История подвига
Автор: Егор Дмитриев

Метки: СССР, героизм, биография, война, Великая отечественная война, лётчик, самолёт, Война и Отечество, фильм, угон, концлагерь, побег, 1945, Девятаев





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-