Когда в 1959 году в СССР было учреждено звание «Заслуженный лётчик-испытатель» с соответствующим почётным знаком, для вручения новой награды в Кремль были приглашены лишь 10 пилотов. Знак за №1 получил Сергей Николаевич Анохин.

Сергей Анохин - биография кратко

Лётчик-испытатель Сергей Анохин - биография аса

Восхождение на авиационный Олимп

Путь Анохина в небо был долгим и непростым. Сергей родился в «день смеха» — в Москве, здесь же уже в годы советской власти окончил семилетку и начал трудовой путь в качестве железнодорожника-путеукладчика. Казалось бы, до неба далеко, но вмешался его величество случай. В 20-х годах прошлого века была в СССР такая патриотическая полуобщественная организация Осоавиахим. С целью привлечения членов она проводила изредка лотереи. И вот, где-то в году 1928-м, старший брат Сергея выигрывает в такой лотерее лыжи. Но человек он занятой, и потому просит младшего братишку Сергея съездить в Осоавиахим и получить его выигрыш.
Прибыв в комитет этой организации, Сергей случайно узнаёт, что существует возможность выбрать другой вариант лотерейного приза, а именно поменять лыжи на короткий полёт (в качестве пассажира) на лёгком самолёте над Москвой. Не раздумывая, Сергей совершает обмен и впервые в жизни отрывается от земли, а вернувшись на неё, понимает, что небо — его призвание.
Много позже писатель Ярослав Голованов писал об этом: «Вероятно, это был самый счастливый лотерейный билет, когда выиграли все: Анохин — авиацию, а авиация — Анохина». Сергей попытался поступить в Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, однако медкомиссию не прошёл. Знали бы те доктора, кого они забраковали! Но Анохин не отвернулся от мечты о небе. В 1929 году он начинает летать на планере, через год окончил Московскую планерную школу, а ещё через год — знаменитую Высшую лётно-планерную школу Осоавиахима в Коктебеле, давшую путёвку в небо многим известным авиаторам и ракетостроителям, среди которых Сергей Ильюшин, Олег Антонов, Сергей Королёв и многие другие.
1 сентября 1933 года на состязаниях в Коктебеле Сергей первым из планеристов облетает Карадаг на свободно парящем планере. Не прошло и двух недель, и он бьёт всесоюзный рекорд продолжительности полёта на планере, продержавшись в воздухе без малого 16 часов. В мае 1934 года Анохин был пилотом одного из планеров, впервые доставляемых из Москвы в Коктебель по воздуху на буксире за самолётом. Он уже настолько овладел техникой планеризма, что в октябре того же года благополучно провёл весьма рискованный эксперимент по испытанию планера на прочность, намеренно доведя его до разрушения в воздухе.

И парашют, и планер

18 октября 1934 года Анохин вдвое превзошёл собственный рекорд по продолжительности полёта: 32 часа парил он в небе. Достигнув спортивных вершин в планеризме, Сергей всерьёз увлёкся парашютом. Один за другим он выполняет ряд прыжков различной сложности, в том числе со сверхмалой высоты. Отдав дань парашюту, Сергей возвращается на планер и с ходу устанавливает рекорд, на этот раз высоты полёта. Теперь он дважды мастер спорта — планерного и парашютного.
В начале 1935 года по просьбе главы турецкого правительства Анохина вместе с супругой (тоже мастером планеризма) командируют в Анкару. Пять лет работают они здесь, обучая турок лётному и парашютному делу. Те создают чете Анохиных режим наибольшего благоприятствования, как на службе, так и в быту, а когда их командировка близится к концу, уговаривают обоих остаться в их стране навсегда. Но уговоры тщётны — Анохины возвращаются на родину.
Начинается Великая Отечественная война. С первых её дней Анохин в армии. Становится во главе лётно-испытательного отряда Воздушно-десантных войск Калининского фронта. На его счету около 200 боевых вылетов, многие из которых за линию фронта. Затем Сергея направляют на полигон Вдв для испытания и отработки новой техники и методов десантирования. Довелось ему здесь познакомиться и с «летающим танком» — гибридом тяжёлого грузового планера и лёгкого танка Т-60. Как ни странно, это чудо, буксируемое самолётом, всё же взлетело.
Ночью 17 марта 1943 года Анохин и пилот Жилютов выполнили единственный за всю войну взлёт планера с лесного партизанского аэродрома. После этого полёта гимнастёрку Анохина украсила первая правительственная награда — орден Боевого Красного Знамени.

На всём, что способно летать

В июне 1943 года Анохин был откомандирован в Лётно-испытательный институт (НИИ) для участия в испытаниях экспериментального истребителя-перехватчика с жидкостным ракетным двигателем, который пока совершал лишь безмоторные планирующие полёты. Затем Сергей проводит полный цикл испытаний истребителя Як-7 Б. Помимо техники испытывались и люди — Анохин на себе исследует влияние перегрузок на организм и работоспособность пилота. В ходе лётных испытаний создавались 8-кратные перегрузки. Установленная в кабине пилота кинокамера фиксировала, что происходит в эти моменты с человеком. Другим тяжелейшим испытанием для Анохина стали прлёты на предельную высоту на истребителе-перехватчике Як-3 ПД. На не имеющей герметичной кабины машине Сергей достигал 13-километровой высоты.

Роковой полёт

Контрольные испытания истребителя Як-3 на прочность в мае 1945 года могли оказаться для Анохина последними. С целью проверки прочности машины её следовало основательно погонять в небе с исполнением пилотажных фигур на предельных режимах — что называется, «на грани фола». Как было принято в подобных случаях, с целью достижения наиболее достоверных результатов, испытания были поручены двум пилотам. На этот раз первым вылетел тогда ещё молодой (в будущем известный и заслуженный) испытатель Игорь Эйнис.
Открутив в небе замысловатые фигуры, он благополучно приземлился, после чего самолёт подвергли тщательному осмотру. Всё как будто было в норме, однако контрольный штырёк, визуально подтверждающий выход шасси, на левой консоли крыла вышел не через предназначенное для этого специальное отверстие, а рядом с ним, проткнув при этом обшивку. Это могло свидетельствовать о возникших в полёте неких деформациях. Испытателей, как всегда, поджимало время, посему решили продолжить испытания по плану. Залатав проткнутую штырём дыру в обшивке крыла, пилотируемый теперь Анохиным самолёт выпустили в небо.
Полёт проходил нормально до тех пор, пока при выполнении одной из фигур от фюзеляжа не отделилась консоль крыла. Машина, вращаясь как кленовый лист, стремительно неслась к земле. Пилота швыряло во все стороны по кабине, нещадно било об её борта и рычаги. Кровь заливала его глаза. С трудом, практически вслепую Анохин всё же смог сбросить фонарь кабины, вывалиться из неё и раскрыть парашют — дал знать о себе многолетний опыт и мастерство парашютиста. Потом было долгое лечение в госпитале. Сергей выжил, но лишился одного глаза. Казалось, о любых полётах можно забыть, не говоря уже об испытательных. Известно, что человек, теряя один глаз, утрачивает стереоскопию зрения и перестаёт адекватно воспринимать трёхмерное пространство. Но Анохин не захотел сдаваться. Он начал тренировки по собственной методике. Набирал полные карманы камушков и, часами расхаживая вокруг аэродрома, подкидывал и ловил их. Проделывал это бесчисленное количество раз, сначала останавливаясь, а потом и на ходу. Медики и многие коллеги наблюдали за этими упражнениями со скрытым скептицизмом. Но совершилось, казалось бы, невозможное: Сергей сумел восстановить нормальное зрение и доказал это медикам. Через семь месяцев после катастрофы он возвратился к лётно-испытательной работе и ещё многие годы продолжал испытывать новейшие боевые машины, рождающиеся в недрах могучего советского авиапрома.
Одним из первых он взлетел с катапульты на МиГ-19 с ракетным ускорителем. В 1951 году Анохин участвовал в испытаниях системы «Бурлаки», задуманной для увеличения дальности полёта истребителей, сопровождающих бомбардировщики. Пилот МиГ-15 уже после взлёта сцеплялся с выпускаемым бомбардировщиком тросом, затем выключал двигатель и продолжал полёт на буксире, сохраняя запас горючего. В 1951-1953 годах Анохину довелось полетать на пилотируемом аналоге крылатой ракеты «Комета», которую сбрасывали с самолёта-носителя на высоте 3 км. Ракета продолжала полёт в автоматическом режиме, а после выхода на условную цель автоматика отключалась. Теперь управление полётом принимал на себя пилот, который возвращал ракету на аэродром и совершал посадку.
За проведение этих рискованных испытаний 3 февраля 1953 года Анохин был удостоен звания Героя Советского Союза. Одновременно вместе с коллективом создателей «Кометы» он становится лауреатом Сталинской премии. Были и другие чрезвычайно сложные испытания, в ходе которых случалось, что Сергея спасали его потрясающее хладнокровие и мастерство парашютиста. В 1962 году Анохин покидает НИИ. Узнав об этом, Королёв, старый его знакомец ещё по довоенному Коктебелю, приглашает его в своё КБ.
В мае 1964 года Сергей вместе с такими молодыми на его фоне кандидатами в космонавты начинает подготовку к полёту. Но полететь в космос Анохину не пришлось — после неожиданной смерти Королёва он был из отряда космонавтов отчислен.
Последний раз 73-летний Сергей Анохин поднялся в небо на мотодельтаплане в 1983 году в Коктебеле в ходе торжеств по случаю 60-летия советского планеризма. Через три года его не стало.

Журнал: Неизвестный СССР №11, ноябрь 2021 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Константин Ришес

Метки: СССР, героизм, биография, Война и Отечество, авиация, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-