Михаил Онгульдушев: Степной волк

В августе 1942 года молодой советский офицер Михаил Онгульдушев получил приказ защищать подступы к занятому немцами небольшому степному посёлку Хулхута. Он должен был не дать соединиться стоявшим в посёлке частям с подкреплением, направленным туда командованием группы армий «А». Михаил Онгульдушев с горсткой бойцов отправился навстречу захватчикам, отчётливо понимая, чем чревато прямое столкновение его бойцов с отрядом регулярных немецких войск…

Фото: Михаил Андреевич Онгульдушев, интересные факты

Нефтяной голод

Тем летом положение на кавказском направлении советско-германского фронта было крайне напряжённое. Большая часть территории Калмыцкой АССР была оккупирована. Столица республики Элиста пала 12 августа, и там сразу же началось формирование нового удара немецких войск — на Дагестан, Астрахань и далее в Закавказье, где немцы рассчитывали получить доступ к неиссякаемым запасам сырья. Именно эта битва могла стать решающей в войне, ведь ресурсы Юга России и Закавказья были остро необходимы и антигитлеровской коалиции, и странам «оси», одинаково нуждавшимся, прежде всего, в горючем и металлах. Изначально роковое, как считают, решение Гитлера разделить удар по Советскому Союзу на два направления было вынужденным. Не добившись успеха в течение первого полугода блицкрига, агрессоры столкнулись с тем, что их стоявшая на военных рельсах промышленность начала буксовать. Планы покорения крупнейшей в мире континентальной державы были нереализуемы на основе имевшихся ресурсов. Поэтому овладение ресурсами стало важнее любых других целей.

Гром в степи

В конце августа 1942 года немцам удалось захватить самый восточный населённый пункт за всю кампанию — важный узловой посёлок Хулхуту. Усилиями 28-й армии под командованием генерал-лейтенанта Василия Герасименко в результате тяжёлых изматывающих боёв фронт стабилизировался, движение немецкой армии было остановлено, а сам посёлок фактически оказался анклавом на ещё не вполне находящейся под контролем вермахта территории Советской Киргизии. Но немецкое командование связывало с Хулхутой очень серьёзные планы, поэтому генштабом группы армий «А» было принято решение пробиться к стоявшим в посёлке двум полкам 16-й моторизированной дивизии вермахта. Соединившись, германские войска могли образовать остриё нового клина, который вонзится в передовые позиции советской обороны, чтобы продолжить прорыв к нефтеносным районам Кавказа.

Смертельный рубеж

Единственным препятствием, вставшим на пути победоносного марша противника, стали части 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии и старший лейтенант Михаил Онгульдушев, командир 1-го сабельного эскадрона 292-го кавалерийского полка. В июле 1942 года заместитель командира 110-й кавдиви-зии Василий Хомутников именно Онгуль-душеву, прозванному однополчанами «степным волком», поручил секретную операцию по предупреждению формирующегося контрудара немцев под Хулхутой. Старший лейтенант должен был во главе нескольких сотен всадников скрытно выдвинуться в степь, чтобы отслеживать перемещения немецких частей и вызвать подкрепление в случае, если разведданные окажутся верны. Выполняя приказ командира, Онгульдушев вместе с бойцами своего эскадрона занял круговую оборону на участке, испещрённом бэровскими буграми (песчаными грядами, иногда достигающими 15 метров в высоту), просматривая направления на Хулхуту и в открытую степь.
Конечно, действия советского летучего отряда очень недолго оставались секретом для степняков, и в любой момент Онгульдушев мог ожидать удара со стороны Хулхуты, временные власти которой были жизненно заинтересованы в том, чтобы дорога через степь была чистой. Но немцы своей рукой подписали себе смертный приговор, решив в самый неподходящий момент «закручивать гайки», а загадочный предатель, который должен был помочь немцам завоевать степь, сам завлёк патронов в западню.

Враг у ворот

Чутьё не обмануло Хомутникова, очень вовремя давшего новое боевое задание старшему лейтенанту Онгульдушеву. Как раз в это время Гитлер, недовольный действиями своих войск на южном направлении, совершил революционные перестановки в руководстве группой армий «А». Осторожный фельдмаршал Вильгельм Лист, ратовавший за то, чтобы войска сначала закрепились на отвоёванных позициях, был отстранён от должности фюрером, неожиданно для всех решившим лично возглавить это армейское подразделение. Повинуясь мановению руки Гитлера, войска начинают новое наступление. Поборов растерянность от безграмотных действий своего нового командующего, немецкие военачальники взяли под козырёк и стали искать пути эффективного решения поставленной задачи. Рейд на Хулхуту командующий 16-й моторизованной дивизией Готхард Хайнрици по прозвищу Ядовитый Гном решил поручить местному уроженцу, начальнику вспомогательного отряда СС Эльчину Дельчееву.

Знаете ли вы что…

После поражения под Сталинградом половину «туркестанских батальонов» СС расформировали. Бойцы этих частей, в том числе 8-го Туркестанского батальона, воевавшего под Элистой, вернулись в Бухенвальд.

Степной Остап

Судьба Дельчеева может стать основой для настоящего авантюрного романа. До сих пор никто не знает доподлинно, откуда взялся этот человек, в разное время называвший себя то потомком поволжских немцев, то калмыком, а то и татарином. Впервые его имя упоминается в списке штаба формирования восточных легионов СС, созданного в феврале 1942 года в польском Рембертове под руководством майора Андреаса Майера-Мадера. Чуть позже он уже фигурирует в качестве одного из наставников учебного лагеря «Туркестанского легиона» СС, расположенного в местечке Легионово генерал-губернаторства Польши. Именно там он готовил членов своего отряда, попадавших в лагерь из Бухенвальда. Собранный Дельчеевым отряд был немедленно отправлен в распоряжение руководства наступающих на Северном Кавказе войск, но до поры до времени почти не участвовал непосредственно в боевых столкновениях.
Получив распоряжение Ядовитого Гнома, Дельчеев решил сперва обсудить свои действия с авторитетными ламами, которых не переставали почитать в Калмыкии и во времена советской власти. Но собранные под Элистой ламы не стали слушать рассуждения о «большевистской диктатуре» и о том, как столетиями угнетались народы степи русскими колонизаторами. Они осудили Дельчеева, явившегося на встречу в эсэсовской форме, и напомнили о клятве верности России, данной ещё 300 лет назад. Без разницы, кто сидел теперь в Кремле — царь, которому обещали хранить верность предки, или Сталин и его политбюро, — саму клятву никто не отменял.
Не добившись одобрения старейшин, эсэсовец без лишних разговоров расстрелял 14 лам. Говорят, один из них перед казнью сказал Дельчееву, что душу того вырвет из горла степной волк.
Действия Дельчеева потрясли всех калмыков; с тех пор у Онгульдушева не было недостатка в поддержке со стороны местного населения.

Хватка степного волка

Гнев после расправы над ламами объединил бойцов Онгульдушева и местных жителей, тоже взявшихся за оружие. Однако Михаил понимал, что никакой энтузиазм не поможет противостоять регулярной армии Ядовитого Гнома, когда она придёт на смену кавалерии. Он неоднократно запрашивал помощь из главного штаба, но Хомутников раз за разом вынужден был ему отказывать и просить держаться своими силами — в распоряжении армии не было ни одного лишнего подразделения.
Понимая, что помощи ждать неоткуда, Онгульдушев и его бойцы решили атаковать отряды Дельчеева на марше и рассеять их по степи. Нескольким отрядам конников под командованием самых быстрых и ловких наездников удалось проникнуть в тыл к Дельчееву и напасть на обоз, в котором передвигались ничего не подозревавшие немцы, в основном из штабной службы. Бросившись спасать своих хозяев, Дельчеев совершил роковую ошибку — ударами с двух флангов Онгульдушев опрокинул и разметали его части. Сабельники 110-й кавдивизии бросились преследовать убегавшего врага, не зная, что главный удар коварный враг нанесёт в самый неожиданный момент.

Коварство Ядовитого Гнома

Не дожидаясь вестей от Дельчеева, рейд которого был только отвлекающим манёвром, Готхард Хайнрици в обход отправил к Хулхуте танки. Ядовитый Гном рассчитывал молниеносным броском достигнуть цели, не позволив вмешаться в происходящее регулярным частям Красной армии. Однако 4 сентября 1942 года уже на подходе к посёлку перед ними оказался свежий отряд советских войск, всё-таки пришедший на выручку Хулхуте благодаря настойчивости Онгульдушева. При этом позади у немцев, отрезанных на марше от основной массы своих войск, вновь появилась калмыцкая конница, как мираж возникшая на степном горизонте…
Таким образом Хулхута так и осталась крайней точкой, до которой удалось дотянуться врагу в этой войне. И хотя до 21 сентября 1942 года освободить этот посёлок Красной армии не удавалось, главное и самое невероятное всё-таки случилось: 200 всадников при поддержке местных жителей, действуя между остриём немецкого прорыва и окопавшимися в хорошо укреплённом посёлке врагами, смогли не только сорвать планы наступления противника, но и открыть возможность контрнаступления.

После Хулхуты

Автор этого «степного чуда» Михаил Онгульдушев после победы под Хулхутой прожил чуть меньше года. 1 сентября 1943 года в районе села Чердаклы Сталинской области во время наступления он совершил новый подвиг. Прикрывая свой эскадрон, старший лейтенант огнём станкового пулемёта с открытой позиции рассеял атаковавшего врага и дал нашим войскам укрепиться. К сожалению, сам Михаил в том бою погиб. Посмертно он был награждён орденом Отечественной войны II степени. А предатель Эльчин Дельчеев после боя под Хулхутой пропал. Говорят, его видели умирающим в степной пыли, и горло его было порвано клыками степного волка…

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2019 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Виктор Аршанский




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —