Фальшивые деньги — история и современность

Подделывать бумажные деньги, вероятно, начали давно, вскоре после их возникновения. Привлекала кажущаяся простота процесса. В самом деле, бумажные деньги — это не монеты, для подделки которых требуются достаточно сложное оборудование, соответствующие сплавы и химикаты и определённая квалификация. А тут чего проще: скопируй рисунок на бумажном прямоугольнике — и ты богач… Однако эта видимая простота привлекала не только рядовых мошенников, но и сильных мира сего. Понятно, что они (вернее, их подручные) рисованием отдельных картинок вручную себя не утруждали, а ставили дело на широкую ногу.

Фальшивые деньги — история и современность

Лёгкие деньги — худшее наказание

Но, соблюдая историческую последовательность, логично всё же будет начать с подделки монет как более древнего платёжного средства. В течение столетий монеты чеканили только из золота и серебра. За точность веса и пробу отвечало государство, выпускавшее деньги. Номинал монеты всегда был несколько выше, чем фактическая стоимость металла, из которого её изготовили. Эта разница обеспечивала так называемый монетный доход казны. И некоторые правители стремились доход этот увеличить. Они попросту занимались фальсификацией — уменьшали вес монет, добавляли к металлу лигатуру (малоценные примеси).
Особенно прославился на этом поприще французский монарх Филипп IV, который и в историю вошёл как «король-фальшивомонетчик». Придворный алхимик английского короля Генриха VI однажды открыл, что натертая ртутью медь становится серебристой. Со своим открытием он поспешил к королю, а тот, недолго думая, распорядился выпустить огромное количество таких лжесеребряных монет.
А германские князья XVII века совсем уж совесть потеряли. Они выпускали фальшивые монеты без всяких ограничений. А когда приходила пора собирать налоги, князья подделки принимать отказывались, требуя только монеты более ранних выпусков. Видимо, именно тогда и родилась невесёлая поговорка: «Лёгкие деньги для страны худшее наказание, чем тяжёлые войны». Чеканка фальшивых денег использовалась и как орудие внешней политики. Чешский король Людовик II в 1517 году выпустил монеты, похожие на польские полугроши, но содержавшие совсем незначительное количество серебра. Эта «валюта» обрушила польский рынок. В начале XVII века Польша и Швеция воевали с Россией — и поддельные русские монеты чеканили и те, и другие.
Не отставала в этом неблагородном промысле и сама Россия. 18 декабря 1812 года Аракчеев в письме министру финансов Гурьеву передал высочайшее повеление: по выступлении армии за границу назначать содержание «по полтора рубля серебром, считая червонец голландский в три рубля серебром». Почему жалование пересчитывали на голландские червонцы? Ответ прост. Вот уже полтора века Россия эти самые голландские червонцы, коими осуществляла заграничные платежи, сама и чеканила. В официальных бумагах для них существовало уклончивое наименование «известная монета». Очевидно, весьма ходкими были в те времена голландские червонцы, потому что точно такие же монеты подделывала и Англия.
Всё это, как говорится, ещё цветочки. Ягодки начались с широким распространением бумажных денег, хотя как таковые они существовали и раньше.

Гравёр его величества

В конце XVIII века во Франции грянула революция. И эмигранты, верные идее монархии, не от хорошей жизни подделывали ассигнации Конвента. Занимались они этим на специально оборудованных предприятиях в Швейцарии и Англии. Только после одного сражения на полуострове Киберон революционные войска захватили 10 миллионов фальшивых ливров! Позже этот французский опыт сослужил немалую службу самому знаменитому французу в истории — Наполеону. С 1806 по 1809 год он приказывал подделывать австрийские и прусские деньги, добиваясь краха экономики противника, в 1810 году — английские, а там и до русских дело дошло. О том, как это было, рассказывает в своих воспоминаниях Жозеф Лаль, гравёр главного военного управления Франции, к которому обратилось Особое управление тайного кабинета императора.
Лаль пишет, что в начале 1810 года к нему явился незнакомый заказчик и попросил точно скопировать текст, напечатанный в Лондоне. Работа была выполнена в срок и настолько хорошо, что это привело заказчика в восторг. Шифроваться дальше смысла не имело. Раскрыв своё инкогнито, заказчик пригласил Лаля в министерство полиции, где тому было предложено изготовить клише английского банка. Лаль не подкачал и вскоре получил аналогичный заказ на русские фальшивки. Всего за месяц Лаль и его сотрудники сделали около 700 клише — производство подделок намечалось с размахом. Типографию оборудовали в Монпарнасе, а курировал её брат секретаря Наполеона. Жан-Жак Фен. Была там, сообщает Лаль, и особая комната, где пол покрывал толстый слой пыли. В эту пыль бросали готовые банкноты, после чего их перемешивали кожаной метёлкой. Это было нужно (цитируем Лаля) «для того, чтобы они становились мягкими, принимали пепельный оттенок и выглядели так, словно уже прошли через многие руки».
Каким было качество английских «денег» производства фирмы «Лаль и компания», нам неизвестно, а вот с русскими они приличного качества добиться так и не смогли. Распознать подделки оказалось просто. Французы печатали ассигнации на бумаге лучшего качества, нежели русские; на фальшивках изображения медальонов, которые на подлинниках почти не видны, выделялись довольно явно. Буквы на подделках гравировались более чётко, чем на оригиналах, а в некоторых партиях допускались и прямые ошибки — например, буква «л» вместо «д» в слове «государственный».
Впрочем, так или иначе, афёра Наполеона набирала обороты по мере приближения французов к столице России — были открыты типографии в Дрездене, Варшаве и, наконец, в самой Москве, на Преображенском кладбище. Когда после войны наш Сенат производил замену денежных знаков, среди 830 миллионов, находившихся в обращении, наполеоновских фальшивок было выявлено более чем на 70 миллионов.

На войне джентльменов нет

Где война, там, как правило, и экономические диверсии с помощью фальшивых денег. Во время Гражданской войны в США южане подделывали деньги северян. Во время Русско-японской войны 1904-1905 годов Страна восходящего солнца печатала фальшивые рубли. А накануне Первой мировой войны деньги грядущего противника изготавливались в Германии и Австро-Венгрии. Министр юстиции Щегловитов сообщал в письме директору Департамента полиции Джунковскому о том, что в России «получили распространение государственные кредитные билеты 500-рублёвого достоинства, отпечатанные на специально приготовленной бумаге с водяным знаком, тем самым способом, который применялся исключительно Экспедицией заготовления государственных бумаг и считался до сих пор безусловно обеспечивающим государственные кредитные билеты от подделок». В архиве Особого отдела Департамента полиции России был обнаружен протокол допроса австрийского военнопленного Иозефа Хетля. Пленный рассказал, что его школьный приятель Александр Эрдели работает в венском военно-географическом институте, где печатают поддельные русские ассигнации достоинством в 10, 25, 50 и 100 рублей. Его показания подтверждались многократными изъятиями таких бумаг в Поволжье, на Кавказе, в Иркутске, Курске и других городах.

Замысел министра терпит крах

Авантюры с фальшивыми деньгами продолжались и после войны. Не могли, да и не хотели преодолеть соблазн Германия, Австрия и Венгрия. На австрийской территории, например, печатали чешские банкноты. Хотя качество их было высоким, все же агента арестовали при попытке сбыта — об операции стало заранее известно чешской разведке.
А известный политический деятель Густав Штреземан, бывший с 1923 по 1929 год министром иностранных дел Германии, разработал план подделки франков, с дальнейшим прицелом на фунты стерлингов. Практическое осуществление проекта поручили венгерскому князю Виндишгрецу. Сиятельный аферист изучал технику фальсификаций на фабрике германской разведки в Кёльне. Один из подручных Виндишгреца, полковник Генерального штаба Янкович, выехал в Париж, где на месте знакомился с особенностями упаковки денег Французским банком. Ассигнации были готовы в 1925 году, они хранились в венгерских посольствах в ряде стран. Янкович отправился в Голландию и в Гааге предъявил в банке тысячефранковый билет. Ему не повезло: внимательный кассир тут же распознал подделку и позвонил в полицию.
Янковича арестовали. Венгерский посол известил о случившемся правительство, и по условному сигналу агенты уничтожили улики — облили бензином и сожгли весь запас фальшивок. Но Французский банк усмотрел серьёзную опасность в деле Янковича. Он послал сыщиков в Будапешт, и тем удалось раскопать очень многое. Назревал крупный международный скандал. Чтобы отвести удар от правительства, Виндишгрец и Янкович взяли всю вину на себя и в 1926 году были приговорены к тюремному заключению.

Вор у вора дубинку украл

Мы намеренно не касались в этих заметках деятельности гитлеровских фальшивомонетчиков, печатавших фунты стерлингов и доллары в рамках операции «Бернхард». Об этой операции написаны книги, сняты документальные и художественные фильмы. Упомянем лишь об одном курьёзе, связанном с ней. На Третий рейх работал платный агент в английском посольстве в Турции под псевдонимом Цицерон. Он передавал информацию, имеющую оперативное значение, но воспользоваться ею немцы так и не смогли из-за быстро меняющейся военной ситуации. После войны Цицерон выяснил, что фунты, которыми с ним расплачивалась немецкая разведка, были поддельными. Так и получилось, что за бесполезные для них сведения немцы заплатили фальшивыми деньгами.

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2013 года
Рубрика: Великие авантюристы
Автор: Андрей Быстров

Метки: Германия, Тайны 20 века, монета, деньги, Наполеон Бонапарт, купюра, банкнота, подделки



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.