Дворец Советов — главный архитектурный проект СССР — должен был стать центром новой, советской Москвы и самым высоким зданием в мире. Но этот грандиозный замысел так и не был осуществлён. Почему? Весомых причин не названо по сей день. А сама история создания Дворца Советов окутана туманом.

Дворец Советов - неосуществлённый проект

Дворец Советов в Москве - причины провала проекта

Символ нового мира

Считается, будто Дворец Советов возводился для высших органов власти, для проведения сессий, съездов и манифестаций как символ победы социализма в СССР. Но это только половина правды. Вся правда заключается в том, что он должен был стать символом нового мира, маяком Коммунистического интернационала.
Напомним, что СССР был образован в 1922 году, на I Всесоюзном съезде Советов. И там же тогда прозвучала идея строительства Дворца Советов, призванного стать «эмблемой грядущего могущества, торжества коммунизма не только у нас, но и там, на Западе». Эта мысль принадлежала одному из самых авторитетных большевиков — Сергею Кирову. Величественное здание как зримый символ победы революции должно было разбудить европейский пролетариат, дабы тот сбросил капиталистическое ярмо и с пением Интернационала зашагал в волшебные дворцы «на этом новом, румяном, красном, революционном земном шаре». Так считал Киров, так думали все делегаты съезда, искренне надеявшиеся, что СССР будет расширяться до победного конца.

вместо очага дурмана

Советскую «Вавилонскую башню» задумали возвести в историческом центре: новая власть устремила жадные взоры на храм Христа Спасителя. Воздвигнуть на месте главного алтаря царской России символ воинствующего атеизма было очень заманчиво. Так решилась судьба храма: в 1931 году его взорвали. «На обломках старого мира» возникла стройплощадка, на заборе которой красовался лозунг: «Вместо очага дурмана — Дворец Советов!».
Тем временем раскручивался конкурс на проект дворца. Генеральную линию определял технический совет Управления строительством, куда входили партийные деятели во главе со Сталиным и «культурные корифеи» — Горький, Грабарь, Станиславский, Мейерхольд. Однако директивных указаний конкурсантам не выдавали, а потому фантазии архитекторов породили помпезные конгломераты из купольных зданий и вычурных башен. Заказчикам это не понравилось, а потому конкурс затянулся. Пришлось бросить международный клич: «с миру по нитке» прислали 150 работ. Но и среди них не нашлось ничего достойного. В итоге в мае 1933 года технический совет решил принять за основу проект архитектора Бориса Иофана. Правда, его пришлось немного переработать — силами Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха. И тут не обошлось без «тлетворного влияния Запада»: архитекторы вместе с инженерами не раз ездили в США изучать технологии возведения небоскрёбов.
Финальный вариант Дворца Советов (ДС) был утверждён лишь в 1937 году, причём одним из его соавторов прямо называли самого Сталина.

Башня-город

В итоге на чертежах появилось самое высокое сооружение в мире (на тот момент, разумеется) — 415-метровая пятиярусная башня. При этом 100 метров из общей высоты «брала» на себя скульптура Ленина, венчавшая Дворец Советов.
Предполагалось, что её изваяет скульптор Сергей Меркуров. К тому времени он успел прославиться гигантскими памятниками вождям: его исполинские Ленин и Сталин уже сторожили вход в канал имени Москвы. И искусствоведы, как один, отмечали их «ассиро-вавилонскую» мощь. Как тут не вспомнить о Вавилонской башне!
У главного входа ДС архитекторы решили посадить Маркса с Энгельсом — для компании Ленину. На размеры Ильича разработчики ДС оглядывались и проектируя Большой зал заседаний. Так появился амфитеатр, рассчитанный на 22 тысячи зрителей и сравнимый с 25-этажным домом (диаметр 140 метров, высота 100 метров). Освещение подвесного купола-потолка должно было создать иллюзию открытого неба, на котором светилась пятиконечная звезда. Партер трансформировался бы в театральную сцену, спортивную или цирковую арену, ледяной каток и даже в бассейн — для водных представлений, включая… водолазные работы.
Полукруглый Малый зал, рассчитанный на 6 тысяч мест, объединял, по проекту, целый комплекс: к нему примыкали залы палат Верховного Совета и помещения президиума. Кроме того, в ДС предполагалось сделать залы Сталинской Конституции, Героики Гражданской войны и Строительства социализма. А ещё разместить институты Ленина, « Маркса-Энгельса, музей мировой революции, библиотеку, архивы, клубы, рестораны с национальными кухнями. Настоящий город под одной крышей! Бесконечная инженерная головоломка! Акустика, освещение, двери на фотоэлементах, телеэкраны (!) в залах, скоростные лифты и эскалаторы — все это проектировалось и создавалось даже не по последнему слову техники, а с прицелом на будущее.
Не забыли разработчики ДС и о красоте, задумав фасады, облицованные гранитом, многочисленные скульптуры, барельефы снаружи и внутри, настенную живопись, мозаичные панно, резьбу, витражи и майолику в интерьерах… Всё по высшему классу.

Марка «ДС» — Знак качества

«Закончить к концу третьей пятилетки основные строительные работы по сооружению Дворца Советов», — гласила резолюция XVIII съезда ВКП(б). То есть к 1942 году. Уже нулевой цикл работ показал, что срок этот взят с потолка. Шутка ли, возвести скульптурный небоскрёб весом 1,5 миллиона тонн! Только сооружение фундамента само по себе стало гигантской стройкой.
Самую тяжёлую, центральную часть здания решили поставить на мощную природную известняковую плиту на дне огромного котлована. Для изоляции грунтовых вод придумали оригинальную технологию: бурили тысячи скважин и заполняли горячим битумом. В фундамент башни «залили» два бетонных кольца высотой 21 метр и диаметром 140 и 160 метров. На кольцах установили 64 стальные колонны — основу каркаса, который весил «пять Эйфелевых башен». Для него изготовили специальную марку стали — «ДС», самую прочную в СССР.
Возведение ДС вообще стало настоящим полигоном для изобретателей-конструкторов. К примеру, для него спроектировали целую «фабрику искусственного климата»: систему вентиляционных шахт с кондиционерами и оросительными камерами. Через них воздух с улицы должен был очищаться, увлажняться и… доходить до каждого, сидящего в залах или кабинетах: в спинках кресел собирались монтировать вентиляционные решётки с клапанами. При этом воздушный поток регулировался бы поворотом ручки клапана. Поговаривали даже об ароматизаторах!

Экспериментальные мастерским

Пока шло строительство нулевого цикла Дворца Советов, мастера-отделочники не сидели без дела. Для их золотых рук заготавливалась ценная древесина, камни «от Хозяйки медной горы». В музее архитектуры им. Щусева до сих пор хранится инкрустированный столик, сделанный когда-то специально для ДС. Там же можно найти и роскошные портьерные ткани с вышитыми по краю словами: «Строительство Дворца Советов. Экспериментальные мастерские».
Подлокотники кресел тоже должны были стать с сюрпризами — переключателями системы синхронного перевода. Инженеры продумали даже автоматизированный гардероб на 30 тысяч кабин: опустил жетон в щёлку — и получил своё пальто.

Крах проекта

В 1935 году открылся подземный вестибюль башни — станция метро «Дворец Советов» (с октября 1957-го — «Кропоткинская»). Второй выход из станции появился только в 1990-е годы, однако ступени там были сделаны ещё тогда, в 1930-е: предполагалось, что лестницы приведут тысячи людей из метро прямо во дворец.
Работы по укладке фундаментов высотной части, главного входа и основания дворца закончились к 1939 году. Затем потянули ввысь стальной каркас. Но грянула Великая Отечественная, и проект заморозили. Металлические конструкции, подготовленные для монтажа, пошли на противотанковые ежи. Позже пришлось разобрать и каркас: сталь «ДС» пригодилась для восстановления мостов.
После войны работы не возобновились, хотя фундамент и гидроизоляция ДС прекрасно сохранились. Да и архитекторы предложили более скромный — 270-метровый вариант ДС. Но даже он не был запущен в производство. А вот знаменитые высотки, которые раньше проектировались как «ожерелье» ДС, были заложены, причём всего через 2 года после войны: в честь 800-летия Москвы.
После смерти Сталина его проект ДС раскритиковали за гигантоманию и предали забвению. Оставшийся фундамент залили водой и устроили в нём бассейн.
В 1935 году открылся подземный вестибюль башни — станция метро «Дворец Советов» (с октября 1957-го — «Кропоткинская»).
Хрущёв объявил конкурс на новый проект — поскромнее. Участок под очередную башню отвели на Воробьёвых (тогда — Ленинских) горах. Конкурс прошёл, лауреатов определили… а дворец строить так и не начали. Вместо него родился Дворец съездов: стеклянно-бетонную коробку оперативно «вписали» в Кремль. Так был похоронен Дворец Советов — главный архитектурный проект советской власти: без объяснений, тихой сапой.

Храмы интернационализма обречены?

Кто бы мог подумать, что на месте строительства Дворца Советов вырастет вовсе не башня с Ильичом, а воскреснет взорванный храм? Ответ, наверное, лежит за пределами материализма. Как и в истории с Вавилонской башней.
Согласно Библии, Бог прямо вмешался и прервал вавилонское столпотворение. В советское время строительству помешала война. Однако даже после Победы Сталин почему-то оттягивал реализацию амбициозного проекта. Денег не было? Да ладно! Послевоенную разруху побеждали мега-стройки: достаточно вспомнить Сталинградскую и Каховскую ГЭС, Волго-Донской канал… Да и на возведение высоток в столице тоже нашлись и силы, и средства. Похоже, национальный фактор стал перевешивать интернациональный. Ведь оказалось, что гораздо важнее помнить и отмечать юбилей «живой» Москвы, чем печься об эфемерном символе коммунистического мира, каковым должен был стать ДС.
В этой связи уместно вспомнить, что строителей Вавилонской башни Господь поделил на языки-народы и разогнал на все четыре стороны. Так пал «вавилонский интернационал». История вавилонского столпотворения намекает: у каждого народа свой путь. Наверное, поэтому храмы интернационализма обречены. Похоже, Высшая сила перекрыла воздух Коммунистическому интернационалу. Идея мировой революции, питавшая столпотворение, выдохлась. Формально для этого понадобилась война, недаром в 1943 году был распущен Коминтерн — штаб мировой революции. Сталин понял, что перекроить мир сил уже не хватит. А потому политическая воля, необходимая для продолжения строительства ДС, иссякла…

Пролетария на башню

По замыслу Иофана башню Дворца Советов должен был венчать некий «освобождённый пролетарий» — собирательный образ рабочего класса. Но технический совет Управления строительством дворца прислушался к итальянскому архитектору Армандо Бразини, посоветовавшему водрузить на башню статую Ленина. Примечательно, что позже Бразини скомпрометировал себя сотрудничеством с фашистским режимом, и его имя было вычеркнуто из всех учебников.

Центр под снос

Согласно Генплану реконструкции Москвы 1935 года, ДС должен был стать градоформирующим объектом. Страшно подумать, что осталось бы от центра столицы, если бы проект воплотили в жизнь. Ведь небоскребу, занимающему 11 гектаров, потребовались бы соответствующие обрамление и простор. Вокруг собирались устраивать площади и пробивать широкие проспекты. Под снос наверняка отправились бы Волхонка, Пречистенка, Моховая, Остоженка, Хамовники…

Рядовой НИИ

Одним из авторов проекта Останкинской башни стал Николай Никитин, в своё время рассчитывавший ветровые нагрузки для ДС. Кстати, телебашней изначально занималось Управление по проектированию Дворца Советов. Но в 1963 году Хрущёв не моргнув глазом превратил это управление в один из строительных НИИ.

Журнал: Все загадки мира №15, Июль 2020 года
Рубрика: Великие проекты
Автор: Ирина Громова

Метки: СССР, Москва, проект, Все загадки мира, здание, История Москвы, архитектура, Иофан, Щуко, Гельфрейх




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-