Тайное имя Воланда

Расступитесь, дворянин Воланд идёт!

Тайное имя Воланда? Само имя Воланд в «Фаусте» Гёте встречается всего один раз — так Мефистофель обращается к окружающим, требуя уступить ему дорогу — «Дворянин Воланд идёт!». Вообще прямая апелляция к «Фаусту» Гёте несколько не верна. По сути «Фауст» не является самостоятельным произведением, — плодом мысли Гёте. Это поэтическая обработка северных легенд связанных с взаимодействием христианства и язычества. Именно поэтому Фауст попадает в Древнюю Грецию. Такова же и книга «Мастер и Маргарита», которая, по сути, является одной из величайших компиляций — здесь взяты, в качестве первоисточником, и Гёте («Фауст»), и Э. Мидлин («Возвращение доктора Фауста»), и М. Орлов («История сношений человека с дьяволом»), Д. Мережковский («Христос и Антихрист»), и даже Брокгауз и Эфрон и многое, многое другое, но про это я расскажу позже.
Кстати, небольшое отступление. Булгаков очень умело использует литературные приёмы, которые зачастую, не воспринимаются нами из-за того, что мы живём в абсолютно другом времени и в других понятиях. Вот маленький пример. В разговоре с Бездомным Берлиоз рассказывает ему об истории возникновения христианской религии. Вы можете быть с ним не согласны, но его знания, согласитесь — велики. Но это только на первый взгляд. Булгаков просто вкладывает в уста Берлиоза соответствующую статью из энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона — буква в букву, запятая в запятую. И, выходит, что Берлиоз туп как пробка, но умеет поражать своего собеседника «массой знаний» которые у него отсутствуют. Этот словарь был настольной книгой у любого образованного человека того времени. У человека образованного, но не у «инженеров душ человеческих», коими себя считали писатели того времени — они были безграмотны, и штамповали массовую литературу, МАССОЛИТ одним словом, к Берлиозу вполне применима цитата предназначенная другому персонажу книги — «…ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки!». Просто Берлиоз похитрее Иванушки и умело выдаёт чужие знания за свои. Да и знаний то у него, собственно нет, зазубренная статья из энциклопедии. Таким людям как он, как правило, всегда удаётся запорошить глаза наивным малограмотным людям вроде Ивана Бездомного. Людям, но не Воланду — «Он человек не только начитанный, но и очень хитрый. Хотя в защиту его я должен сказать, что, конечно, Воланд может запорошить глаза и человеку похитрее».
Использование имени Воланд это скорее апелляция к его дворянскому происхождению, возможно это некая шпилька или ёрничество в адрес господствовавшей тогда власти. Всё поведение и речь Воланда подчёркивают его дворянство. Но здесь Булгаков немного изменяет его имя, точнее произношение, попросите любого человека владеющего немецким языком произнести слово Voland — и они скажут Фоланд! Булгаков просто заменяет одну букву в имени «V» на «W». Зачем? Это разговор отдельный. Вот как этот фрагмент звучит по-немецки:

Mephistopheles:
Was! dort schon hingerissen? Da werd ich Hausrecht brauchen muessen.
Platz! Junker Voland kommt. Platz! suesser Poebel, Platz!
Hier, Doktor, fasse mich! und nun in einem Satz
Lass uns aus dem Gedraeng entweichen;
Es ist zu toll, sogar fuer meinesgleichen.
Dortneben leuchtet was mit ganz besondrem Schein,
Es zieht mich was nach jenen Straeuchen.
Komm, komm! wir schlupfen da hinein.


А вот как по-английски:

Mephistopheles:
Already, whirl`d so far away!
The master then indeed I needs must play.
Give ground! Squire Voland comes! Sweet folk, give ground!
Here, doctor, grasp me! With a single bound
Let us escape this ceaseless jar;
Even for me too mad these people are.
Hard by there shineth something with peculiar glare,
Yon brake allureth me; it is not far;
Come, come along with me! we`ll slip in there.


Кстати, англичане говоря о романе «Мастер и Маргарита» иногда употребляют написании Faland. Не правда ли знакомо? Этот вариант произношения звучит в конце романа — «А может быть, и не Воланд? Может быть, и не Воланд, может быть, Фаланд. Выяснилось, что в бюро иностранцев ни о каком Воланде, а равно также и Фаланде, маге, ровно ничего не слыхали». В «Бюро иностранцев» работают люди которые, естественно, владеют немецким языком, поэтому сразу всплывает истинное произношение «…может быть, Фаланд». А вот сцена в ресторане:

— То-то фамилия! — в тоске крикнул Иван, — кабы я знал фамилию! Не разглядел я фамилию на визитной карточке... Помню только первую букву «Ве», на «Ве» фамилия! Какая же это фамилия на «Ве»? — схватившись рукою за лоб, сам у себя спросил Иван и вдруг забормотал: — Ве, ве, ве! Ва... Во... Вашнер? Вагнер? Вайнер? Вегнер? Винтер? — волосы на голове Ивана стали ездить от напряжения.
— Вульф? — жалостно выкрикнула какая-то женщина.
Иван рассердился.
— Дура! — прокричал он, ища глазами крикнувшую. — Причём здесь Вульф? Вульф ни в чём не виноват! Во, во... Нет! Так не вспомню! Ну вот что, граждане: звоните сейчас в милицию, чтобы выслали пять мотоциклетов с пулемётами, профессора ловить. Да не забудьте сказать, что с ним ещё двое: какой-то длинный, клетчатый... Пенсне треснуло... и кот чёрный, жирный. А я пока что обыщу Грибоедова... Я чую, что он здесь!


Видите сколько имён сразу всплывает «Вашнер? Вагнер? Вайнер? Вегнер? Винтер?», причём заметьте — все эти фамилии или имеют немецкое происхождение или стилизованы под немецкие фамилии (но его «немецкость» это — дополнительный штрих). То есть гипотеза о сокрытии истинного имени имеет право на существование. Вообще у Мефистофеля/Воланда есть истинное имя — Сатана. Его происхождение не — тайна, это просто утерянное нынешним обществом знание своего праязыка. Слово это берёт своё начало в санскрите, это сложное слово, то есть оно составлено из нескольких слов. Точнее из двух «са» на санскрите означает святой (отсюда все переводы этого слова и префикса в семье индоевропейских языков «сан-», «санкт-», «святой», «санта» и т.д.), слово «тана» переводиться как «вода». То есть слово Сатана переводиться как «водосвятие». Церковь придумала очень простой приём который в нынешнем мире выражается силлогизмом «чтобы быть чистым не обязательно мыться, достаточно обосрать соседа» — украв у ведистов обряд водосвятия она ни чего проще не придумала как оклеветать, исказить и предать проклятию истинное название обряда очищения водой. Одно из других имён — Люцифер, в Древнем Риме это божество дневного света — схема, как видите, такая же.
Но говоря о значении истинного имени часто допускается ошибка — придания богам человеческих черт характера. Они не могут бояться чего-либо, боязнь это качество присущее людям, но не богам. К тому же в ведическом пантеоне не было такого отношения к смерти — боги или духи отвечающие за «тот мир», были равноправными с отвечающими за «этот мир», у них так же были свои жрецы, свои обряды, ну и т.д. Ведь это так просто — смерть это постоянный спутник жизни, — «каждый родившийся обязан умереть, дело лишь в сроках». Возможно отношение к этим силам было несколько иное, чем к силам света или мира людей, но это вполне естественно, так как смерть и всё что с ней связанно всегда вызывали некую антипатию у живущих, даже в те времена когда смерть воспринималась людьми совсем по-другому.

P.S. Но, вот, подкину я вам всем, ещё одну загадку связанную с именем Воланда. Его свита обращается к нему Мессир. Это французское слово (messire, сразу всплывает ассоциация с королевой Марго, и эта ассоциация имеет веские основания) которое в английском языке произносится как sire — если слово Sire написать с большой буквы, то оно будет означать титул «Ваше величество», если с маленькой то «отец», «предок». А его синонимом в английском языке является слово master — перевод нужен? Кстати, кто не в курсе — английский язык относится к германским языкам индоевропейской семьи языков. Не правда ли есть повод для размышления…

Говоря же о любви Мастера и Маргариты, то здесь согласится с фразой «демоническая любовь» это — оксиморон, который используется в качестве литературного штампа. Любовь это чувство, которое даётся только богами, а не демонами. Вряд ли Воланд стал бы вкладывать в их сердца любовь. Перефразируя его же слова «это не его ведомство». Готов сказать больше, — любовь, это чувство или состояние подвластное только человеку и неподвластное никаким богам. Не зря же существует поговорка — «любовь творит чудеса». Не демоны, не боги, не колдуны, не жрецы, а любовь творит чудеса. Чудеса творит наше чувство. Наверное поэтому любовь встречается крайне редко. Да есть хорошие отношения, да есть прекрасные семьи, но любовь в них, как правило, подменяется другими понятиями, точнее слово любовь используется для описания совершенно иных отношений или понятий. А присутствие Маргариты на балу у Сатаны, действительно было предопределено. Булгаков это чётко дал понять описав условия её присутствия: «она должна быть уроженкой той местности и носить имя Маргарита», о себя добавлю ещё два условия которые не указаны в книге, но которые вытекают из простого логического рассуждения. Ну, во-первых, логично предположить, что Воланд не извращенец, и выбирая королеву руководствуется понятиями нормально развитого мужчины средних лет (примерно возраста Булгакова) о женщине — королева должна быть совершеннолетний, это явно и не старой это тоже явно. Говоря о месте рождения естественно, подразумевается что, в данном случае, она родилась в Москве, а не просто имеет московскую прописку. Ну и наконец, если женщина родившаяся в Москве имеет имя Маргарита, то она и быть должна 4 мая в Москве. Уверяю, что и сейчас трудно найти женщину по имени Маргарита, примерно 30 лет, и чтобы она родилась в Москве, а во времена Булгакова, когда Москва «кончалась» за Садовым кольцом — и подавно. У Маргариты, которая до революции жила в религиозном обществе, а после атеистическом, не остаётся никаких шансов чтобы спасти любимого, кроме как обратиться к тому кого называют «повелителем теней и духом зла». По меркам любого общества это — плохо, но Маргарита добровольно идёт на это, ей предлагается выбор, правда в завуалированной форме, но я спишу это на очередной литературный приём Булгакова:

— Но к делу, к делу, Маргарита Николаевна. Вы женщина весьма умная и, конечно, уже догадались о том, кто наш хозяин.
Сердце Маргариты стукнуло, и она кивнула головой.
— Ну, вот-с, вот-с, — говорил Коровьев, — мы враги всяких недомолвок и таинственностей.


Видите как, — Воланд ненавидит или просто не любит слепого подчинения, Маргарите предлагается добровольно сделать свой выбор, выбор того, что противоречит канонам любого общества, и она добровольно идёт на этот выбор, идёт зная заранее, что она будет наказана, но это ей не важно. Ей важно воскресить из небытия Мастера.
А бред о демонической любви вложенный кем-то и куда-то, это очень похоже на публикацию из газеты «Аномалия» или на бредовые выводы господина Асова, читая которого понимаешь, что Россия это не только центр Атлантиды, но ещё и родина слонов.
Теперь о том, мог ли Мастер знать подлинную историю Иешуа? Мог и ещё как мог. Он был историком, по профессии, и работал в музее. А в мире существует множество жизнеописаний этого философа, известных как апокрифы или апокрифические евангелия. Их около сорока, но на никйском соборе иерархи церкви утвердили только четыре выгодных им. Многие из них были найдены, а часть из них была продана в Россию ещё до революции. Оригиналов конечно, а не копий. И Булгаков прекрасно знал об этом, ведь он был сыном священнослужителя. И не дьячка в захолустном приходе, а ректора киевской духовной семинарии. Он был тем кто ковал церковные кадры и насаждал в них нужную идеологию. Булгаков был прекрасно знаком с этим вопросом и он знал о существовании Евангелия от Фомы, Евангелия от Марии Магдалины, Евангелия от Иуды… Об этом ясно сказано:

— Я — специалист по чёрной магии.
«На тебе!» — стукнуло в голове у Михаила Александровича.
— И... и вас по этой специальности пригласили к нам? — заикнувшись спросил он.
— Да, по этой пригласили, — подтвердил профессор и пояснил: — Тут в государственной библиотеке обнаружены подлинные рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского, десятого века, так вот требуется, чтобы я их разобрал. Я единственный в мире специалист.
— А-а! Вы историк? — с большим облегчением и уважением спросил Берлиоз.
— Я — историк, — подтвердил учёный и добавил ни к селу ни к городу:
— Сегодня вечером на Патриарших прудах будет интересная история!


Вот она отгадка, точнее подсказка откуда Мастер мог иметь знания. А Герберт Аврилакский это реальный персонаж, это никто иной как папа Сильвестр II (999-1003), а чернокнижием в его время называли не что иное как арабскую литературу которую он усердно изучал до того как сменил имя Герберт на Сильвестр. В арабских трудах по истории и религии есть очень много истинного, ибо что является запретом для христианской церкви, то может быть очень подробно описано в мусульманской литературе поскольку для мусульман христианские ограничения не являются табу.
Во времена Булгакова существование апокрифов могло вызвать сомнение, точнее их подлинность. Но в наше время, — находка свитков Мёртвого моря и рукописей Наг Хамади повергло клириков в шок, а уж такие достижения нашей эпохи как радиоуглеродный анализ показало истинность их возраста, зато знаминитая туринская плащаница, «запечатлевшая» посмертный лик распятого оказалась изготовлена через 700 лет после его казни.
Стоит также заметить, что Булгаков был знаком с работами Канта, Мережковского, Ницше, Ренана и многих других философов и исследователей религии. И, свои знания, естественно, он спроицировал на Мастера.

P.S. Биография Герберта Аврилакского дана всё в том же словаре Брокгауза и Эфрона.
P.S.S. Кстати, знаменитый роман в романе, повествование об Ишуа, в одной из ранних редакций назван «Золотое Копьё. Евангелие от Воланда».

Метки: СССР, Москва, книга, музей, роман, мистика, дом, квартира, Сатана, экскурсия, город, История Москвы, Мистическая Москва, Булгаков, Мастер и Маргарита, фотография, улица, московский Кремль, Патриаршие пруды, Дом Пашкова, Ваганьковский холм




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-