Nonseum: Музей бесполезных изобретений в Австрии

Если в обычной жизни люди заняты тем, что придумывают вещи, совершенствующие быт и облегчающие процесс труда, то изобретения, не претендующие на патент, могут вызывать только изумление.

Музей бесполезных изобретений в Австрии

Загадки австрийской глубинки

Зачем же тогда придумывать эти приспособления, спросит читатель и будет, безусловно, прав. Это с точки зрения логики. Однако экспонаты музея Nonseum, что в австрийской коммуне Хернбаумгартен, совершенно не претендуют на здравый смысл.
Ну, много ли его в топоре, который, обладая двумя рукоятями, имеет лишь одно лезвие? Одна рукоять, насаженная на обоюдоострое лезвие, — такое встречается. Это лабрис, любимое оружие амазонок. Но как колоть дрова одним лезвием с двумя рукоятями, настоящая загадка.
А для чего, ставя на полку шпильки, упаковывать высокий тонкий каблучок в специальный чехол? Или штопор, обладающий тремя жалами, которыми, по идее, можно открывать разом три бутылки вина, — как прикажете им пользоваться? Или электрические лампочки, покрытые чёрной краской, сквозь которую практически не пробивается свет…

Как это понимать?

Ни одно из 250 изделий, представленных в Nonseum, не предназначено для употребления. Вы же пожаловали в учреждение, название которого составлено из двух слов — «бред» и «музей». Чего же тут ожидать? Полная бессмыслица.
Однако именно это привлекает в музей на полпути между Веной и Брно 10 тысяч посетителей в год. Вещи в стиле абсурд — вот что принесло известность Хернбаумгартену 20 лет назад.
Хотя и прежде, в 1984-м и 1985-м, в этом городке устраивались необычные ярмарки, где на продажу выставлялись самые глупые изобретения. И ведь находились покупатели!
Это были просто жизнерадостные, с хорошим чувством юмора жители Нижней Австрии, которые умели радоваться самому факту наличия абсурдного и совершенно бесполезного того или иного предмета. Ярмарки, устраиваемые время от времени, стали постоянным клубом, где собирались чудаки, коллекционирующие необычные вещицы.
Вскоре места на полках стало не хватать, и родилась мысль о музее. Появилась она в голове Фридля Умшайда, председателя более чем странной организации — Ассоциации по утилизации излишков мысли. Утилизация означает обмен «незрелыми, безумными, недооцененными и странными идеями».
Ведает делами музея Фриц Гааль, друг и единомышленник Фридля.
— Мне доверено следить за состоянием постоянной экспозиции в виде коллекции носков, а также организовывать совершенно необычайные мероприятия. К примеру, 24-часовую гонку улиток или что-то в этом роде, — говорит Фриц.
Все это вызывает огромный интерес жителей как коммуны, так и Вены, от которой езды до Хернбаумгартена примерно час.

Почему Вена?

Венцы — люди, восторженно принимающие парадоксы. К примеру, в Вене поезда в восточном направлении отправляются с Западного вокзала. От железнодорожников не отстаёт коллектив кондитерской Demel. Здесь всерьёз считают, что с помощью видео- или фотосъёмки можно раскрыть рецептуру фирменного торта «Захер» — он изготавливается за стеклом на глазах у посетителей, а рядом висит табличка «Не фотографировать!».
Так что Хернбаумгартен, удостоившийся звания «деревня сумасшедших», вполне вписывается в менталитет жителей столичного региона. Они не будут задавать вопрос, зачем к раструбу тромбона припаяно перекрестие, словно к пулемёту. Это и так ясно, скажет житель Вены: чтобы улучшить звучание инструмента.
Сигарета о двух концах, оба из которых одинаковы, — с двумя фильтрами. Для чего? Чтобы курить могли сразу двое. Ах, это невозможно? Тогда зачем начинать курить? Это же вредно для здоровья.
Уже упомянутый топор с двумя рукоятями — так, дескать, удваивается сила расщепления. А ещё в музее есть единственный в мире спальный мешок, предназначенный для колонии летучих мышей, и очки с сеточкой вместо стёкол — для защиты от мух.

Любому предмету — абсурдное объяснение

— Изобретения, которые нам совершенно не нужны, обрели бешеную популярность, — рассказывает Фриц Гааль. — Мы даём современникам шанс убедиться: можно каждый день создавать потрясающие интеллектуальные продукты. Понятно, что занятие тем, что никогда никем не может быть востребовано, лишено всякой практической перспективы. Но ведь мы и не стремимся к этому. Главное, что нас заботит, — простор фантазии, которая, как заразная болезнь, подстегивает остальных на продолжение творчества в том же духе! Ведь абсурдизм — это то, что явно граничит с гениальностью. Посмотрите на работы Пикассо, и вы поймёте, о чём я толкую. Думаю, что человечество должно быть счастливо от сознания того, что в творчестве нет границ.
Широкая аудитория. Инновационный простор. Прекрасные выставочные площади… Об этом можно только мечтать! По большому счету, создатели музея — настоящие провокаторы. Они ломают привычные представления о нужном и бесполезном, учат получать удовольствие от самого процесса создания вещей. Они делают то, чего не делает никто: рождают безумные идеи и воплощают их. И к тому и к другому относятся очень добросовестно и со всей любовью.
То, что для практичного ума — полная чушь, для них — замечательное достижение. В реальной жизни это совмещение очень затруднительно. Но разве наша повседневность лишена парадоксов? Глупость и мудрость — две стороны одной медали.
— Эти вещи, конечно, не работают и никогда не заработают, но они украшают серые будни, делают их веселее, — говорит Фридль. — Чушь, если вдуматься, подобна любви — она притягательна. Ерунда тоже имеет свой смысл. Кроме того, мы втайне уверены: когда-нибудь даже самым сумасбродным изобретениям найдётся применение.
Вот такая необычная философия. И экспонаты такие же. Что это? Искусство? Поделки? Китч? Называйте как угодно. Чем забавнее, тем лучше. Авось придумаете новый термин, которым с удовольствием воспользуются экспериментаторы из Хернбаумгартена.
Но как разобраться во всём этом калейдоскопе бреда?
— А вы выпейте бутылочку вина, авось решение и созреет, — говорит Фридль, заслышав русскую речь: прибыла группа российских туристов, совершающих поездку по маршруту Прага — Вена.
Немецкий менталитет, как и российский, подсказывает: все вопросы можно решить в ходе застолья. Вина, кстати, первоклассного тут, что называется, хоть залейся. На 957 жителей городка приходятся 20 винных заводов и огромные плантации виноградников, живописно разбросанных по холмам.
Среди этой красоты и стоит удивительный, один из немногих в мире музей глупых изобретений. Без бокала великолепного вина не разобраться — так Фридль меняет на австрийский лад известное русское присловье. Возможно, он прав. На трезвую голову сумасшедших не понять.

Журнал: Тайны 20-го века №44, ноябрь 2013 года
Рубрика: Музеи мира
Автор: Тамара Киселёва

Метки: Австрия, музей, Тайны 20 века, изобретение, бред, техника, разработка, абсурд, патент



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —