Андрей Макаревич: Ночь на острове Пасхи

Я знаком с Андреем уже четверть века, но не устаю поражаться: и как ему на все хватает энергии и сил? Народный артист России, певец и композитор, путешественник и дайвер, поэт и член Совета по культуре при Президенте России, гитарист и телеведущий, автор семи прозаических книг и президент телекомпании, кулинар и художник… Однако даже в жизни такого «реального мужчины» происходит немало загадочного!

Фото: Макаревич на острове Пасхи — интересные факты

Совпадение исключено

— Андрей, случалось ли вам в жизни сталкиваться с какими-то мистическими событиями?
— Это происходит постоянно. Я не пытаюсь подобные вещи как-то объяснять, анализировать, потому что это просто бесполезно…

— О чём это вы? Может быть, об НЛО?
— Нет. Я говорю о событиях, которые нельзя списать на совпадения, потому что такая вероятность крайне мала. Ну, например, ты можешь не видеть человека год или два, и вдруг он появляется в тот момент, когда ты о нём подумал или когда он тебе очень нужен. Такое со мной постоянно происходит…
Несколько лет назад был занятный эпизод: я снимался в ТВ-программе Григория Горина, и поскольку его отцу тогда исполнилось 95 лет, Горин попросил меня какую-нибудь песню на эту тему спеть. Не вспомнив ничего подходящего, я запел старую дворовую песню «Было то в притоне Сан-Франциско…». И тут Горин сделал огромные глаза, потому что его отец, оказывается, живёт в… Сан-Франциско! Я уверен, что такие вещи не могут быть простым совпадением.

Ночной поход и археологическая находка

— Доводилось ли вам в трудных ситуациях ощущать помощь сверхъестественных сил?
— На острове Пасхи, когда мы путешествовали с Туром Хейердалом, я решил ночью отправиться к знаменитым статуям. Это мистическое место, где энергетика ощущается особенно отчётливо. Там нет фонарей, мы с другом шли в абсолютной темноте, долго искали этот берег, где они стоят. Наконец, добрались до статуй, посидели возле них. Я ощущал удивительное тепло, идущее от камня… Минут через пятнадцать я неожиданно почувствовал: все, надо уходить! Казалось, статуи подсказали мне: «Хватит! Достаточно!».
На следующее утро я спросил у Тура Хейердала, можно ли здесь сделать какую-нибудь археологическую находку? Я, например, очень хотел обнаружить рубила, которыми эти статуи вытесывались из камня. Хейердал объяснил, что если лет пятнадцать назад это ещё было возможно, то с тех пор здесь побывало множество экспедиций. И сейчас найти что-то нереально.
Тогда я спустился в кратер и тут же нашёл кучку вожделенных рубил! Не одно, не два, а целую горку, а также выкопал несколько каменных ножей. Выбрал два получше и показал Туру. Он страшно удивился: «Где ты взял?». А я был уверен, что эти два события связаны: мой трудный ночной поход к статуям и мои археологические изыскания…

Маг предвидел событие

— Случалось ли вам общаться с колдунами, экстрасенсами, целителями?
— Доводилось! Впечатление от этого неоднозначное. В Тибете я был в хижине у настоящего мага, который лечит с помощью огня — прогоняет злых духов, предсказывает, исцеляет… И мне он тоже многое предсказал. Заявил, например, что у меня болит плечо, на что я возразил: «Вроде не болит!». Спустя полгода плечо вдруг начало болеть. Выходит, он предвидит события!
Уникумам же, которых нынче легко встретить в больших городах, я не слишком-то верю. Точней, совсем не верю!

— Вы знаменитый путешественник… Иногда кажется, что на земле не осталось мест, где ни ступала бы нога Макаревича!
— Ошибочное мнение. Например, я не был в Антарктиде… При этом стараюсь дважды не входить в одну реку. Особенно тяжело возвращаться в знакомые места через много лет, потому что человек беспощадно губит природу, и, возвращаясь, ты видишь плоды дикости и варварства…

Счастье нельзя запланировать

— С вашими песнями происходили какие-нибудь мистические вещи?
— Самое непонятное в том, что многим песням уже больше двадцати лет, а их по-прежнему люди хотят слышать. Если мы их не поем на концертах, зрители требуют. Тут, по-моему, чистой воды мистика! Ведь до конца непонятно — почему именно эти песни, а не другие, становятся столь любимыми? Я вообще не считаю, что песни должны так долго жить.

— Но это же счастье для творческого человека, что народ так долго и так преданно любит!
— Я пытался как-то найти удовлетворяющее меня определение счастья. И пришёл к такому выводу: счастье — это то, что нельзя запланировать.

— В последние годы вы даёте концерты и выпускаете пластинки не только с группой «Машина времени», но и с музыкальным коллективом «Оркестр креольского танго». Мой приятель, журналист Сергей Бирюков, рассказал, что до недавнего времени Макаревич понятия не имел о том, что есть такой танец — креольское танго!
— Да, это странно. Я понятия не имел, что креольское танго существует на самом деле. Просто когда захотелось придумать название нашей команде. Необычное, запоминающееся и немного… дурацкое. Выходит, я попал пальцем в небо!

— Вместе со своим другом Андреем Белле вы представили сначала в Русском музее, а затем и в Третьяковской галерее выставку «Анатомия памяти». История этой экспозиции не лишена мистического смысла…
— Однажды в Вологде, на гастролях, я заглянул в обычную антикварную лавку, где моё внимание привлёк ничем не примечательный чемодан, наполненный фотографиями начала XX века из чьего-то семейного альбома. Я не мог от этих снимков глаз отвести… Нынче фотокамера встроена в обычный мобильник, фотографирование превратилось в развлечение… А сто лет назад она была чудом, священнодействием! Люди стояли перед фотографом, как на исповеди. В нынешних снимках на мобильник вам не придёт в голову рассматривать глаза, а у людей на тех чёрно-белых карточках в глазах можно разглядеть всё — как они любили, страдали и радовались, как текла их не похожая на нашу жизнь…
За копейки я купил самые интересные фотографии, привёз в Москву и показал Андрею Белле. У него тоже нашлись старые снимки. Они настолько завораживали, что мы, отбросив все прочие дела, заперлись в студии Андрея и за две недели — в четыре руки! — сделали проект из двенадцати холстов, основой которых стали те самые старые фотографии. 1оворить про картины — бессмысленное занятие. Картины — для того, чтобы на них смотреть и что-то при этом испытывать. В который раз убеждаешься, что жизнь интересней и загадочней, чем любая фантастическая книжка. Если бы мне кто-то в юности сообщил, что у меня будут персональные выставки в Русском музее и Третьяковской галерее, я бы посмеялся…
Теми же, неисповедимыми, путями Господь привёл меня, московского музыканта, ни больше ни меньше, в легендарную «битловскую» студию Abbey Road в Лондоне. Продюсером диска «Машины времени» стал английский музыкант Хэймиш Стюарт, известный по работе с Полом Маккартни, Ринго Старром и группой Average White Band. В записи принимали участие всемирно известные музыканты Вики Вике, Рей Купер, а также Лондонский студийный камерный оркестр и духовая секция. Неплохая компания!

Праздный вопрос

— Андрей, вы написали несколько книг, от автобиографической «Сам овца» до лечебно-познавательной «Занимательная наркология», от сборников стихов до пособия для дайверов… Что в ваших литературных планах?
— Недавно вышел красивый альбом «Мужская кулинария», сделанный вместе с доктором Марком Гарбером (с ним же мы написали «Занимательную наркологию»). А в ближайшее время — книга «Вначале был звук»… Это книга — мои размышления о звуке.

— О звуке можно написать целую книгу?
— О звуке можно написать много книг. Это не менее загадочное явление, чем слово…

— Что в музыке вас в последнее время приятно удивило?
— На днях я записал небольшую партию в опере Саши Градского «Мастер и Маргарита». Градский писал эту оперу тридцать лет и три года, и всё-таки написал и почти записал. Вот это мистика! Произведение получилось великолепное, необычное.

— Почему до сих пор не издана книга стихов Макаревича?
— Я далеко не всё хочу видеть напечатанным. Какие-то ранние «машинские» песни могут существовать как песни, но печатать их тексты в виде стихов не нужно. Они этого не заслуживают.
Кстати, песенная поэзия — штука загадочная, странная. Например, стихи Юрия Шевчука я гораздо больше люблю читать в книжке, чем слушать не концертах и записях. Другая ситуация с Высоцким: слушаешь и потрясаешься стихам. А когда читаешь их в книге, оказывается, что не такой уж хороший он поэт.

— В чём для вас сейчас заключается смысл жизни?
— Не знаю. Мне некогда задавать себе этот вопрос. Вопрос праздный.

Журнал: Тайны 20-го века №10, май 2009 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Михаил Антонов




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —