Эдди Рознер: Джазмен из ГУЛАГа

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В разное время он получал титулы Белого Луи Армстронга — по степени популярности среди зрителей и Адольфа Второго — из-за схожести имени с кровавым нацистским диктатором. Яркая и трагическая жизнь Адольфа (Эдди) Рознера могла бы стать основой для приключенческого романа.

Фото: Эдди Рознер — интересные факты

Берлинский вундеркинд

Биография одного из самых ярких представителей мира джазовой музыки предвоенной и послевоенной поры Эдди Рознера изобилует неточностями и деталями, которые на поверку оказываются полностью вымышленными. Музыкант много и с удовольствием фантазировал, рассказывая о своей жизни, и правду от вымысла в его многочисленных байках отличить почти невозможно. Так или иначе, родившийся в еврейской семье, переехавшей в Берлин из Польши, Адольф впервые взял в руки скрипку в 4 года, а уже в 10 лет окончил престижную берлинскую консерваторию Штерна и сразу же поступил в Берлинскую высшую музыкальную школу, выпустившую его в 1928 году дипломированным скрипачом-виртуозом. Версии дальнейших событий разнятся. В изложении Рознера за него сразу же начали бой самые известные оркестры Германии, но на поверку 18-летний скрипач был мало кому нужен, и тогда Рознер по совету дяди решительно сменил скрипку на трубу. Этот выбор определил всю дальнейшую судьбу маэстро.

Золотая труба Европы

Труба, или так называемый piccolo trumpet, считалась в те времена совершенно хулиганским инструментом. Поэтому ворчливый и консервативный Марек Вебер, возглавлявший один из самых известных салонно-танцевальных оркестров Германии, неохотно взял Рознера на испытательный срок. Но тот оказался так ярок, что немедленно выдвинулся в солисты. И Вебер тут же остался с носом: амбициозный и молодой Штефан Вайнтрауб, возглавлявший джаз-банд «Синкопаторы Вайнтрауба», тут же переманил к себе новую звезду, соблазнив Рознера концертами на океанском лайнере, ходившем между Гамбургом и Нью-Йорком. В салоне этого корабля оформился фирменный стиль Рознера — умение очаровывать публику яркой манерой исполнения и подчёркнуто дружеским стилем общения, надолго сделавшими его кумиром толпы. Среди публики в одном из трансатлантических рейсов Эдди повстречал свою Рут.

Родина предков

Яркая и тонкая Рут Каминская была дочерью хозяйки Еврейского художественного театра в Варшаве Иды Каминской. Мелькнув перед восхищенным взором Рознера посреди Атлантики, она во второй раз встретилась с ним уже в Польше: Эдди бежал туда из Германии после прихода нацистов к власти. Однажды его, известного в городе музыканта, остановили на улице парни в коричневых рубашках. Ничего не объясняя, они избили Эдди до потери сознания и бросили его тело посреди улицы. Никто из прохожих не подошёл, чтобы оказать помощь… Едва придя в себя, Рознер вместе с Вайнтраубом уехал на «гастроли» в Швейцарию, откуда друзья уже не вернулись. Вайнтрауб эмигрировал в Америку и помог перебраться туда всей многочисленной семье Эдди: родителям, братьям и сёстрам. Но сам Рознер не решился покинуть Европу. Он был полон амбиций и считал, что в косной и музыкально отсталой Польше его непременно ждёт успех. И не ошибся.
Эдди буквально взорвал музыкальный мир Польши, создав неповторимый джазово-свинговый стиль. Вместе со своими музыкантами он объехал почти всю тлеющую в преддверии войны Европу, в 1938 году гастролируя в Париже, покорил французов… Но впереди был новый перелом.

Опять на восток

Первые раскаты новой войны спутали все карты Рознера. Оркестр фактически развалился, часть музыкантов ушла на войну, часть попыталась бежать… Варшаву бомбили. Во время одного из налётов были уничтожены все инструменты оркестра, остался целым один контрабас. Рознер, Рут и её мать вместе с остатками Еврейского театра и оркестра Рознера оказались на территории, оккупированной немцами. Понимая, что единственный шанс спастись — это как можно скорее пересечь границу, Рознер на все имевшиеся деньги нанял грузовик и помчался в сторону демаркационной линии. У Зарембо-Кошельни пёструю компанию остановил советский погранотряд. Не зная русского, Рознер ухитрился так обаять пограничников, что те без возражений пропустили их к Белостоку, где неутомимый Эдди организовал из своих музыкантов и других беженцев Белостокский джаз.
Послушать музыку Рознера приехал сам всесильный первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко — известный в СССР ценитель джаза. И был потрясён. Рознер возглавил джазовый госоркестр БССР, впервые в жизни получил в своё распоряжение неограниченные ресурсы и мог использовать их по своему усмотрению. Его оркестру даже выделили специальный поезд, на котором тот гастролировал по всей стране.

Ванька-встанька

Все проблемы и нужды оркестра Рознер согласовывал с Пономаренко. Постепенно этот контроль стал утомлять маэстро. А руководитель Белоруссии совершенно не собирался отпускать джазмена, предпочитая держать его при себе на положении крепостного артиста. В 1941 году, когда большая часть музыкантов-поляков ушла на войну, Пономаренко восполнил кадровый дефицит за счёт… арестованных по политическим статьям белорусских музыкантов. Рознер терпел. Ради жены, дочери и этих несчастных зэков, которым работа в его команде давала надежду на жизнь. Но 18 августа 1946 года газета «Известия» опубликовала разгромную статью Екатерины Грошевой «Пошлость на эстраде», которая стала прологом краха советского джаза. Рознер решил, что с него хватит, и попытался тайком через Львов выехать из СССР в Польшу. 28 августа его поймали у самой границы. НКГБ вменил ему измену родине, а Пономаренко, который воспринял побег Рознера как предательство, пообещал сгноить Эдди в лагерях. Рознер и Рут оказались в разных концах Гулага, маленькую Эрику забрали друзья. Рознер провёл за решёткой 8 лет. Большую часть времени его держали в Магадане, где неутомимый Ванька-встанька, как прозвали его друзья, организовал лагерный джаз-оркестр.
Несмотря на относительно льготные условия, на зоне Рознер заболел. От цинги он начал слепнуть, зашатались зубы, потеря которых для трубача означает конец карьеры. Но 22 мая 1954 года всё-таки вышел на свободу и… немедленно возглавил новый оркестр! Рут, не выдержав кошмара лагерей, забрала дочь и уехала к родне в США.

Безграничные невозможности

Организовав новый Эстрадный оркестр при Мосэстраде, Рознер объединил в его репертуаре лучшие свинговые и джазовые композиции тех лет. И снова шумный успех! Джаз Мосэстрады стал лучшим в стране и удерживал это звание в течение всех 1960-х годов. Через оркестр Рознера прошли почти все известные джазовые музыканты СССР. Эстрадный оркестр объездил всю страну, но свободным Рознер себя не чувствовал. Пономаренко, любимец Сталина, при Хрущёве впал в немилость, но влияния не утратил. Его усилиями Рознера помиловали, но не реабилитировали. Выезд за границу был закрыт. А когда
Эдди попробовал воспользоваться связями Рут и дочери Эрики в Польше, ему организовали автокатастрофу. Рознер выжил, но лишился передних зубов. Поставив протезы, он продолжил играть, но со временем всё-таки взял в руки забытую скрипку.
В мае 1969-го вышло постановления Совмина РСФСР №319 «Вопросы главного управления культуры РСФСР», и Эстрадному оркестру Рознера был подписан приговор. Началась эпоха ВИА, и в 1971 году Рознера отправили на пенсию.
В январе 1973-го маэстро разрешили вернуться в Берлин. Нестарый и полный сил музыкант, оказавшись за границей, быстро заболел и умер в своём родном городе в разгар работы над книгой воспоминаний «Страна безграничных невозможностей».

За занавеской

Однажды, в 1940 году, Пономаренко приказал Рознеру отправляться в Сочи. Там немного сконфуженный Эдди выступал перед… совершенно пустым залом. Только закончив как всегда блестящий концерт, Рознер узнал, что один слушатель в зале всё-таки был. За занавеской в ложе сидел Сталин. Ему концерт джазменов понравился.

Журнал: Все загадки мира №23, 11 ноября 2019 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Виктор Аршанский

Метки: СССР, Польша, творчество, Все загадки мира, евреи, музыка, джаз, оркестр, погром, Рознер




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.