Андрей Ананов и ангел-хранитель

Короли, принцы, бизнесмены, голливудские звёзды гордятся тем, что они — обладатели изделий питерского ювелира Андрея Ананова. У него есть всё: деньги, слава, красавица жена, любимые дочки… А ещё — удивительный ангел-хранитель, который спасал его от гибели в самых страшных ситуациях.

Фото: Андрей Ананов — интересные факты

«Сигарету и шампанского!»

Несколько раз Ананова убивали. Однажды осенней ночью он ехал на машине в Таллин, смотрит: двое парней на дороге голосуют. Парочка тут же выпила бутылку портвейна, а потом, куражась, пришлепнула на лоб водителя червонец…
— Оба из машины вон! — приказал Ананов.
«Гости — защелкнули кнопки задних дверей. Ананов выхватил из-под сиденья монтировку, повернулся к бандитам и тут же получил несколько ударов в живот ножом. Но те монтировкой всё-таки заработали, и оба, заорав от боли, выскочили из машины. Каким-то чудом Андрей добрался до гостиницы «Виру и в холле рухнул, потеряв сознание… В больнице он умирал два дня, субботу и воскресенье, боль адская, а дежурный врач не понял, что у раненого начался перитонит. Но настал понедельник, и хирург коротко бросил: немедленно на стол.
Очнулся Ананов через несколько дней в реанимации — и сразу попросил сигарету и шампанского. Его несостоявшихся убийц привезли в ту же больницу — это были матёрые уголовники…

Пьянству — бой

Много позже умирал Ананов и от алкоголизма — долго и мучительно. Начал выпивать он в 15 лет, попав юнгой на флот. Там махнуть стакан-другой считалось делом чести.
Обычной дозой Андрея Георгиевича было три литра водки, выпитых с приятелем на пару за час-полтора.
«До сих пор я не могу понять, каким чудом выжил, не спился до белой горячки, не погиб в пьяных драках… Я не понимаю теперь, как смог поступить в театральный институт, поставить 44 спектакля, быть известным спортсменом, киноартистом и вообще жить».
Спасла Ананова младшая дочь Анюта. Однажды жена Андрея Георгиевича уехала к бабушке в Смоленск, и он остался с маленькой дочкой вдвоём. Всё было хорошо, пока в гости не зашёл сосед, Уложив ребёнка, сели за стол — и понеслось…
Он очнулся глубокой ночью. И вдруг обнаружил Анюту, мокрую до нитки, которая спала, стоя на коленях и положив головку на диван. Девочка каким-то чудом перелезла через высокую сетку кроватки и поползла искать отца. И осталась рядом, как ангел-хранитель…
«Я заставил себя встать, переодел и уложил спящего ребёнка, вылил остатки водки в унитаз, разделся и лёг рядом, укрывшись с головой и прижавшись лбом к худенькой детской спинке. И все мои боли вдруг оставили меня, и я тихо и спокойно заснул… С тех пор прошли годы. Я не притронулся к спиртному ни разу…».

Автопортрет

Вполне мог Андрей Георгиевич погибнуть и во время ралли — ведь он был заядлым автогонщиком.
«Знаешь, есть у меня абсолютная уверенность, что я никогда не разобьюсь, вывернусь из любой автомобильной ситуации. И если учесть, что из однокашников-автогонщиков в живых остались лишь единицы, моя самоуверенность может выглядеть странной. Но когда на гонках всем казалось, что мне крышка, я думал только об одном: о, черт! опять машину ремонтировать! ну сколько можно…»
Однажды на первенстве Союза он за 300 метров до финиша проигрывал полкорпуса эстонскому экипажу. На последнем вираже можно было рискнуть: увеличить скорость и выйти вперёд — или вылететь на повороте в канаву. Но Ананов решил, что канава лучше, чем второе место…
Его вынесло в чистое поле, где стоял большой дуб — вот в него-то он и въехал. Двигатель практически лежал на коленях, а спасли дуги и шлем. Следы той травмы остались у него на руке до сих пор…

«Вот и познакомился!»

Как-то в конце 1970-х он ехал на своём «Москвиче» из Пскова в Ленинград. Часов в пять утра дико захотел спать. Ему бы припарковаться и покемарить — так нет, решил дотянуть. И заснул за рулём…
Ангел-хранитель не оставил его и в этой ситуации. Встречных машин не было, зарулил во сне он не влево, а вправо, и съехал на обочину… Повезло даже с погодой: тогда намело огромные сугробы, и он, пробив в горе снега дыру, просто застрял и остановился. И ни на водителе, ни на машине — ни одной царапины!
А вот совсем недавно жуткий случай был. Ананов с женой возвращаются домой вечером, правая полоса, по которой он едет, совершенно пустая. И тут на перекрёстке возле «Юбилейного», где горит зелёный, словно кирпич с неба, на его полосу из-за троллейбуса выскакивает «Мерседес», резко останавливается и перегораживает всю дорогу!
«При моей скорости машина проезжает за секунду 25 метров! Значит, на принятие решения у меня было никак не больше четверти секунды… Но я умудрился объехать-таки тот «Мерседес». Там были зазоры буквально в миллиметрах! При этом ещё перескочил поребрик и въехал в парк, где играли два каких-то пацана и гуляла старушка…
Как я сумел миновать пару деревьев, столб и тех ребят? Могло ведь не хватить доли секунды…».

Генеральная ставка

Первый раз попав в Монте-Карло, Ананов выиграл на рулетке фантастическую сумму — за три броска, попавших на цифру 23, он получил больше двух миллионов франков!
Когда-то давно, в 1912 году, его дед, блестящий офицер, аристократ и очень азартный человек, проиграл в Монте-Карло за ночь конный завод — больше 200 чистопородных лошадей.
Ананов решил эту потерю возместить, купив роскошный автомобиль. Он выбрал «Мерседес» — вишнёво-перламутрового цвета, с автоматически отскакивающей металлической крышей, которая за несколько секунд превращает его в кабриолет. И 400 лошадиных сил — в два раза больше, чем проиграл дедушка…

«…И сразу рассчитаемся!»

Молодой итальянец — клерк, продававший «Мерседес», вёл себя нагловато, и Ананов решил его проучить. Убедив итальянца не ждать до понедельника, когда откроются банки, а взять наличность сейчас, он потащил упирающегося клерка в казино. Там в депозитном отделе хранились выигранные два миллиона — правда, не наличкой, а жетонами.
«Это недолго, — терпеливо объяснял Ананов, — минут пять-десять. Сейчас я выиграю… сколько ты там говорил? И сразу рассчитаемся!
Клерк пришёл в ярость: сумасшедший русский его просто дурачит!
Чуть ли не силой Ананов затащил его за стол и стал играть. А минут через пять услал итальянца в бар за «Мальборо».
Пока клерк, чертыхаясь, покупал сигареты, Андрей Георгиевич попросил крупье принести жетоны с депозита. Вернувшись, итальянец буквально остолбенел, увидев гору самых крупных жетонов.
— Вот, а ты не верил, — невозмутимо сказал Ананов.
Клерк, как сомнамбула, поплёлся за Анановым к кассе, где им долго отсчитывали наличку, а затем погрузили её в две бумажные сумки. И Ананов уже через час мчался со скоростью 260 километров в час навстречу Парижу и жене, летящей из Петербурга…
«Мой ангел-хранитель, хлопая крыльями, еле поспевал за мной».

Журнал: Тайны 20-го века №47, ноябрь 2010 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Михаил Болотовский





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —