Ожившие солдатики

Знать наверняка, что неодушевлённые предметы живут своей особенной, неподконтрольной нам жизнью, способны, вероятно, только дети. Кто из нас не верил в детстве, что игрушки — живые. Мы наделяли своих кукол и плюшевых мишек человеческими характерами. Взрослому вход в страну детства, населённую живыми игрушками, был строго воспрещён. Но… Мы выросли и перестали верить в чудеса. Хорошо, что время от времени в нашей жизни они всё-таки случаются.

Фото: ожившие солдатики — интересные факты

Взрослые игрушки

Конструированием моделей — копий военной техники — ваш покорный слуга занимается давно. Делаю военные корабли, самолёты, танки и целые диорамы — объёмные картины, например бой в Берлине в мае 1945. Кто этим делом не болен, тому трудно понять, какой это невероятный кайф — воссоздать, допустим, улицу Унтер-ден-Линден, простреливаемую насквозь вкопанной в асфальт «пантерой» с одной стороны и советской самоходкой «СУ-100» с другой. А на флангах — фашистские «фаустники», многоствольный зенитный автомат «мебельваген» и советская штурмовая группа с огнемётами и противотанковой пушкой ЗИС-2. На стенах полуразрушенных домов — надписи: «Берлин остаётся немецким!» и наискось, красной краской: «Но без фашистов!».
Закончив очередную диораму, чувствуешь себя, словно успешный бой провёл. Конечно, такие «модельные полотна» создаются кропотливым, нелёгким трудом и предназначаются лишь для музеев и частных коллекций. Ибо подобное полотно — удовольствие весьма и весьма дорогое.

Почему?

Скажете, взрослые мужики «в танчики играют» из-за своей инфантильности? Ответ — нет! Во-первых, лучше «в танчики», чем в стакан, верно? Во-вторых, не только для себя стараешься. Видели бы вы, сколько пацанвы липнет к стеклам музейных витрин, где стоят модели советских, германских, английских, японских самолётов! А танки! А пехотинцы — штурмовые бригады Красной Армии, мотопехота SS, британские коммандос — смотри, не оторвешься! Это же замечательно. Пусть мальчишки лучше клё»ят из пластмассы танки, чем нюхают в подвале тот же клей.
«Фирменный знак» моей личной мастерской по производству «взрослых игрушек» — это чёткая конкретика в отношении моделей. Если я делаю самолёт, то непременно чей-то конкретный — например, лётчика-истребителя Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, с полным воспроизведением всех отличительных знаков. В частности, над Курской дугой Як-7Б Ворожейкина имел трехцветную окраску: зелено-коричневый сверху, бледно-голубой снизу и полностью красную «морду» до самой кабины пилота.Такой вызывающей расцветкой Ворожейкин словно дразнил фашистских асов: я здесь, идите сюда, померяемся силой! И «резал» хваленых фрицев, как свиней: только официально засчитанных — 52 сбитых самолёта, а фактически — намного больше. Сам не был сбит в бою ни разу.
Стоит ли удивляться, что к каждой своей модели, к каждой солдатской фигурке на диораме я отношусь предельно бережно и, можно сказать, уважительно? Ведь за всеми ними стоят живые люди, фронтовики. А поскольку я сам фронтовой офицер, для меня эти слова — отнюдь не формальность.

Странное поведение

Около 30 моделей самолётов и с десяток танков стояло у меня дома за стеклом в стареньком серванте. Жил я тогда один, и ключи от квартиры и железной двери в подъезд никому не давал. Иными словами, кроме меня в квартиру попасть никто не мог.
Так вот, в один прекрасный день, вернувшись с работы, я с нарастающим удивлением обнаружил дома небольшой беспорядок. А именно: из-под надёжного стекла моего серванта — закрытой, заметьте, дверцы! — испарились три модели. Быстрый осмотр стандартной «двушки» дал интересный результат. Истребитель «Спитфайр-VC» выдающегося британского аса Невилла Дьюка «приземлился» в спальне на шифоньере, истребитель Ла-5ФН «Летающие зубы» несбиваемого капитана ВВС Балтфлота Георгия Костылева расположился на холодильнике в кухне, а танк T-VI «Тигр» гауптштурмфюрера СС Виттмана заполз под диван.
Представьте себя на моем месте — что за дела?! Что, чёрт побери, за дела?!!
Я, конечно, вернул модели в сервант. И конечно, постарался убедить себя в том, что ничего не произошло. Вот только получилось плохо, поскольку «травку» я не курю, «колёс» не глотаю и «по вене» не пускаю. Короче, от наркотиков держусь за семь вёрст, чего и вам «ф лаю. А без их участия объяснить происшествие в рациональных рамках как-то не вытанцовывалось. Так что же тут за чертовщина происходит?!
«Да всё — фигня», — успокоил я себя перед сном. Старая добрая присказка трепаных жизнью мужиков.
Как бы не так!
Не прошло и трёх дней, как история повторилась. На этот раз меня прямо у двери встретил тяжёлый бомбардировщик «Ланкастер» британских ВВС, на котором в годы войны летал командир 617 эскадрильи подполковник Тэйт, супермастер прицельных бомбовых ударов. Я постарался не нервничать, просто переступил через модель и аккуратно запер дверь. На модель истребителя Р-38 «Кобра», бортовой «100» — на этом самолёте рубился с фашистами легендарный Александр Покрышкин — я чуть не сел: «кобра» уютно устроилась на диване. С компьютерного стола мне мило подмигивал пушкой танк ИС-2 лейтенанта Удалова, расколотившего у польской деревеньки Оглендув батальон фашистских — Королевских тигров». Стеклянная дверца серванта была — уже догадались? — закрыта.
«Здравствуй, белая горячка!» — мог бы сказать я сам себе, да вот проблема — больше стопки водки или бутылки пива «на сон грядущий» я не пил. Если бы пил, то и вопросов бы не возникало.

Решение проблемы

О «комнатных чудесах» я рассказал своему боссу Ольге Юрьевне, редактору нашего телеагентства новостей. Хорошо её зная (а она — меня), я нисколько не боялся наткнуться на недоуменный взгляд и покручивание пальцем у виска. Ольга Юрьевна очень тонко чувствовала собеседника и ложь от правды отсеивала в секунду.
— Сергей, а к тебе в квартиру точно никто посторонний не может попасть без взлома? — уточнила Ольга, раскуривая «Парламент». — Хотя о чём я!
Вскрыть хату только для того, чтобы переставить модели… Чушь собачья. Полтергейст?
— На то весьма похоже, — ответил я. — Точнее говоря, больше просто некому. Вопрос в том, что делать?
— Слушай, а тебе не приходило в голову, что они у тебя живые, а?
— В смысле?!!
«В прямом. Ты же сам говорил, что каждая модель — конкретно — чья-то». Чья-то жизнь, память, судьба. Может быть, им просто скучно сидеть в твоей пустой квартире, ты не задумывался над этим?
Поймите меня правильно, я был ошеломлён не столько даже предположением Ольги, сколько тем, как деловито и непринуждённо она его высказала. Как будто у её знакомых каждый день полтергейсты с барабашками мебель в квартирах переставляют. Впрочем, Ольга была первоклассной журналисткой, а это ко многому обязывает.
— Допустим, — осторожно согласился я. — Но дальше-то что? Экзорциста на дом приглашать, изгонять злых духов? Так они ведь не злые, вреда не причиняют, просто почему-то настойчиво стараются напомнить о себе. Знаешь, мне не хотелось бы их изгонять.
Ольга повертела в пальцах сигарету.
— Ты говорил, что часть моделей передал музею.
— Нуда.
— Так передай и остальные, или тебе жалко? Ведь там, в музее, твои игрушки не вытворяют ничего сверхъестественного?
Что нет, то нет. В музейных витринах самолёты и танки, пехотинцы и корабли вели себя смирно. И, честно говоря, я просто наслаждался, глядя со стороны на экскурсии школьников, пришедших в музей. Как они замирали перед стеллажами с моими «игрушками»! Как перешёптывались — смотри, а вот самолёт самого Кожедуба! А вот самолёт-торпедоносец, а ты говорил, таких не бывает! А вот, смотри, «пантера»!
Я подумал: почему бы и нет? Если на модели будет смотреть множество людей, возможно, «тем парням, что внутри» это придётся по вкусу. Ведь, по большому счету, им важно только одно: чтобы помнили. Не лично о них, воинах Второй мировой — они никогда и при жизни-то не думали об этом, а о той страшной войне.
Я так и сделал — передал все модели на бессрочное хранение в музей. И более никаких полтергейстов-барабашек в моей квартире не водится.
…Скульптор Пигмалион вложил столько души в статую Галатеи, что боги её оживили на радость автору. Не могу сказать, что передвижение танков и самолётов по моей квартире доставило мне уйму радости, но кое-что с помощью этого я понял: вкладывая душу в поделку, будь готов к тому, что она заживёт собственной жизнью. А там уж — как карта ляжет.

Журнал: Тайны 20-го века №34, август 2010 года
Рубрика: Мистика
Автор: Сергей Дунаев

Метки: война, Тайны 20 века, модель, игрушка, техника, полтергейст, солдатики, детство



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —