Асклепий и змей Гликон

Если рассматривать вышедшие из обращения банкноты, рано или поздно встречаешь на них по-настоящему занятные сюжеты, которые могут заставить усомниться в адекватности рисовавших их художников. Один из таких загадочных образов увековечен на давно отслужившей своё купюре Румынии.

Асклепий и змей Гликон

Таинственный образ с румынской купюры

В центре лицевой стороны крупнейшей румынской банкноты серии 1991-1994 гг. изображён уникальный древний артефакт в виде свернувшейся в клубок огромной змеи с собачьей мордой Эта мраморная статуэтка вы сотой 66 сантиметров была случайно обнаружена в 1963 году в Констанце — крупнейшем портовом городе страны на Черноморском побережье.
Работая с находкой, учёные пришли к выводу, что им подфартило откопать тайник II века н.э., устроенный предположительно выходцами из Малой Азии. Радости историков не было границ. Ведь им в руки попало одно из редчайших изображений легендарного Гликона, культ которого просуществовал чуть больше века, постепенно растворившись в раннехристианских мистериях. Чудное мраморное создание хранится сегодня в Национальном музее истории и археологии Констанцы.
Район обнаружения статуэтки, увековеченной на купюре, сам по себе очень интересен. Когда-то в том месте располагалась древнегреческая колония Томис (от латинского Тото), основание которой приписывают то мифическому царю Колхиды Ээту, то бесстрашной правительнице кочевников-массагетов Томирис.
Впрочем, официальная наука придерживается мнения, что Томис в 633 пдо н.э, основали переселенцы из Милета (древнегреческий город в Карий, сегодня деревня Балат в Турции). В 29 г.до н.э, город попал под управление Рима. А в 8 г, в Констанцу по приказу императора Августа (63 г, до н.э. — 14 г.) был сослан знаменитый Овидий, автор поэм «Метаморфозы» и «Наука любви», которым так восхищался Пушкин. И которому в Констанце, на площади его же имени, сегодня установлен памятник. Нумизматам этот монумент знаком по коллекционным румынским монетам, отчеканенным одновременно в меди, серебре и золоте.
И наконец, в III веке н.э, город переименовали в Констанцу в честь единокровной сестры римского императора Константина Великого (272-337) Констанции.

Фальшивое яйцо

Но вернёмся к странному пресмыкающемуся! Согласно чудом пережившим 18 веков античным сплетням, именно Гликон, а вовсе не Филипп II, был настоящим отцом Александра Македонского (около 356-323 гг. до н.э.)!
Филипп якобы стал свидетелем акта, в результате которого был зачат будущий великий полководец. А в наказание за то, что подглядывал за любовными утехами неверной супруги с принявшим образ змея божеством, он будто бы лишился одного глаза.
Довольно подробно и с присущим ему сарказмом появление культа змея Гликона описывает древнегреческий писатель-сатирик Лукиан Самосатский (около 120 — после 180 г.) в произведении «Александр, или Лжепророк». Это увлекательная история об одном из величайших проходимцев всех времён и народов. Звали его Александр из Абонотиха (город в Малой Азии). Аферистом он был от бога. Иначе ему едва ли удалось бы провернуть грандиозную мистификацию, память о которой теперь хранится ещё и в тысячах бонистических коллекций по всему миру.
Хитрый план Александра заключался в учреждении нового оракула (или прори-цалища), способного конкурировать с таковыми в Дельфах, Делосе или Гелиополе. При этом люди должны были собственными глазами увидеть рождение божества, в услужение к которому обманщик и собирался поступить. С этой целью он для начала обзавёлся огромной змеёй, купленной в Пелле (столица Древней Македонии, место рождения Александра Великого). Вернувшись на родину, мошенник распустил слух о скором появлении в Абонотихе самого бога-врачевателя Асклепия. В ожидании мистического пришествия легковерные горожане дружно взялись за возведение храма в его честь. Стать жрецом Асклепия Александр решился неспроста. В юные годы он пребывал в любовниках у одного пожилого пройдохи, который научил мальчика основам магии, заклинаниям и ворожбе. Именно эти методы «лечения» находились на вооружении у первых жрецов-асклепиадов, считавших божественного врачевателя своим предком.
Чтобы афёра удалась и, как результат, сделала его богатым и уважаемым, Александр самым серьёзным образом подготовился. Для привезённой из Греции змеи — своей будущей «напарницы» — он из тонкого полотна сделал муляж головы, имевшей «некоторое сходство с человеческой». Со слов Лукиана, «она была пёстро раскрашена, изготовлена очень правдоподобно, и посредством сплетённых конских волос можно было открывать её пасть и снова закрывать её». Потом Александр взял только что народившегося змееныша, положил его в скорлупу гусиного яйца и замазал трещины. Подготовленное таким образом яйцо он спрятал ночью в основании строящегося храма, а на рассвете выбежал обнажённым на городскую площадь и стал во всеуслышание сообщать, что скоро придёт новый бог. Затем с толпой ротозеев и бездельников поспешил к храму, где на глазах у ошеломлённых земляков извлёк из грязи свою «закладку». Провозглашая, что «держит самого Асклепия», Александр раздавил подложное яйцо и позволил змейке выбраться наружу.

Мошенник-прорицатель

Лукиан пишет, что через несколько дней «город переполнился людьми, лишёнными мозгов и рассудка, совершенно не похожими на смертных, питающихся хлебом, и только по виду отличающимися от баранов». И тогда Александр презентовал своё новое детище — в одночасье выросшую до невероятных размеров змею с «человеческой головой». У Лукиана об этом сказано так: «Александр, усевшись на ложе в небольшом помещении, одетый как подобает божеству, положил за пазуху Асклепия из Пеллы, отличавшегося большой величиной и красотой. Он обвил змею вокруг шеи, выпустив хвост наружу. Змея была так велика, что не помещалась за пазухой, часть её тела волочилась по земле. Александр скрывал под мышкой только голову гада, который спокойно это переносил; а из-под своей бороды с другой стороны он выставил змеиную головку из полотна, как будто она действительно принадлежала змее, которую все видели». Свято поверив в мистификацию с воплощением бога-врачевателя в огромную змею, страждущие глупцы со всей империи валом повалили в Пафлагонию (исторический район на севере Малой Азии, где находился Абонотих), «на приём» к прорицателю-мошеннику. И мечта Александра сбылась — его оракул превратился в популярное место паломничества. А сам он быстро разбогател на ложных толкованиях ложных же пророчеств.
Благодаря тысячам паломников весть о перерождении Асклепия и предсказывающем будущее Гликоне разнеслась по всей Римской империи. Возвращаясь домой, люди, помимо статуэток и медальонов-оберегов, привозили с собой и памятные монеты. С чудными образами фетиша (в верованиях первобытных племён — обожествляемая вещь), «сделанного на коленке» хитрым Александром. Эти деньги в большинстве своём чеканились в городах Малой Азии. Но зато на протяжении целого столетия — с середины II до середины III века. При императорах Антонии Пии, Каракалле, Септимии Севере и Требониане Галле. Уникальные нумизмы с легендой GLICONI, где «вещая» рептилия изображалась то с собачьей, то с человечьей головой (в основном на монетах Каракаллы), дошли до нас, к сожалению, лишь в единичных экземплярах. И являются сегодня настоящими раритетами.
Змей Гликон пришёлся по душе и ветеранам военных кампаний Рима на Востоке. Уверовав в новое божество, легионеры охотно адаптировали культ чудо-зверя везде и повсюду. Особенно же там, куда перебирались жить после службы в армии. Возможно, именно так в Констанце и появилась запечатленная на румынской купюре мраморная статуэтка.

Журнал: Тайны 20-го века №21, май 2020 года
Рубрика: Всюду деньги
Автор: Рольф Майзингер

Метки: легенда, культ, Тайны 20 века, мифология, Древняя Греция, Александр Македонский, жрец, змей, Асклепий, Гликон



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —