В христианский рай попадают, как известно, только праведники. За два тысячелетия туда отправились мученики, терзавшие свою плоть всеми возможными способами, монахи, истершие колени до мозолей, простые сограждане, творившие только добрые дела.

Вальгалла в скандинавской мифологии

Что такое Вальгалла в мифологии викингов

С людьми военными сложнее — не всякий христианский полководец был достоин рая, если проливал напрасно кровь солдат или мирных жителей. Зато у скандинавов рай был рассчитан в первую очередь на героев, проливавших людскую кровь. Причём чем больше, тем лучше.

Вечно молодой, вечно пьяный…

Средневековые предки нынешних шведов — свеоны — плохо понимали, что такое мирная жизнь. Для них это была редкостная скука. Они никак не могли обойтись без войн, полагая, что смерть не конец всего, а только начало новой жизни. И очень хотели попасть в заветное место, которое организовал для загробной жизни великий Один. Место это называлось Вальгалла. Эдды называют Вальгаллу чертогом Одина, поскольку она представляла собой огромный дворец с пиршественным залом для героев. Видимо, у людей, всю жизнь проживших в холодном климате, рай должен был обязательно находиться под крышей. Ведь они в земной жизни и так настрадались от мороза, снега и пронзительного ветра.
О размерах этого дворца можно сказать одно: они неизмеримы, поскольку пространство в загробной жизни имеет особенные свойства, но в Вальгалле было 540 дверей, через которые в час последней битвы должны выйти по 800 воинов в каждую, то есть общим числом — 432 тысячи человек. По всем стенам гигантского зала на остриях мечей висели сверкающие щиты. Золотыми щитами был покрыт также свод зала. Более того, сверху крыша Вальгаллы сверкала, как чешуя, поскольку её тоже покрывали щиты, наложенные один на другой, как черепица. Понятно, что в последний час все эти щиты были бы сняты и использованы в бою. В зал могли попасть и простые смертные, чтобы получить достойное вознаграждение за земные труды.
Удостоившиеся Вальгаллы викинги проводили там всё время в любимых занятиях: бились друг с другом на мечах до смерти, но убитые тут же, разумеется, воскресали. Устав от поединков, воины садились пировать. Для этого в Вальгалле имелись все условия. Девы-валькирии обносили их медовым питьём, хмельным и сладким, на огромном вертеле для них жарилось мясо вепря Сехримнира, который был бесконечно возобновляемым существом: каждый день повара его забивали, воины за пиршественным столом обгладывали подчистую, а наутро вся эта операция повторялась снова. Сам Один кабана не ел, пил только мёд. Но его эйнхериям — так назывались счастливчики, попавшие в Вальгаллу, — мясо очень даже нравилось. Медовуха им нравилась тоже, и готовилась она совсем не из пчелиного меда. Её выдаивали в готовом виде из вымени козы Хейдрун, которая питалась лишь листьями мирового древа. Освещался зал не свечами или масляными лампами, а пылающими мечами.
Для того чтобы вечно сидеть за этим столом и вечно пить медовуху, нужно было совсем немного — пасть в бою смертью храбрых. Трусам дорога туда была заказана.

Сортировка мёртвых

За готовность выдвинуть воинов на последнюю битву отвечал сын Одина Хеймдалль. Однако не все достойные попадали после смерти именно в Вальгаллу. По договору между асом Одином и ваном Фрейром погибших делили поровну — половина Одину, половина Фрейру. Эйнхерии Одина попадали в Зал славы, а мертвецы Фрейра совсем в другое место — на поле Фольквангр богини Фрейи. Это совсем иной вариант скандинавского рая, тоже для погибших, но не во время боя. Или в бою, но без должного рвения. Там тоже стоял золотой чертог, который назывался Сессрум-нир, но порядки в нём другие: никто никого больше не убивает, напротив, царят мир и спокойствие, раны исцеляются, горе и печаль отходят в прошлое, боль угасает, все счастливы. Никакого безумного веселья и рек крови, как в Вальгалле. Заведует этим местом сестра Фрейра. Фрейя — самая обольстительная из ванов. В отличие от Вальгаллы, куда попадают только мужчины, в Фольквангр могут попасть и женщины. И не только павшие с оружием в руках. Если в Вальгаллу Один берет лишь достойных славы, то в Фольквангр Фрейр забирает заслуживающих покоя. Фрейр увозит своих мертвецов на волшебном корабле, который изготовили подземные гномы, и передаёт их Фрейе.
Мертвецов, достойных Вальгаллы, забирают посланницы Одина — валькирии. Прямо с поля боя. Валькирии как на подбор светловолосые, высокие, стройные. Они считаются служанками Одина, но это особенные служанки. Все они обладают сверхъестественными способностями, как боги, и ассоциируются многими исследователями с норнами и дисами. Недаром в одном средневековом тексте рассказывается, как собрались как-то 12 валькирий и стали они прясть пряжу, перебирать нити жизни, чтобы решить, кому в предстоящем сражении суждено обрезать нить. Имена у валькирий говорящие: Скульд — будущее, Гунн — война, Хильд — битва, Гендуль — хранительница жезла, Хейрскогуль — потрясающая копьём и так далее и тому подобное. Не правда ли, замечательные женские имена! Неудивительно, что изображали валькирий с копьём в руке. Копьё, конечно, знак Одина, но оно ещё и атрибут девы-воительницы. Иногда они изображались с лебедиными крыльями, две из них даже звались Хладгудр сванхвит — «белый лебедь» — и Хервёр альвитр — «странное существо». Они обладали знаниями, где спрятаны клады, без труда делали чудеса. Например, одна валькирия, СВА-ва, встретила не имеющего имени немого юношу, нарекла его Хельги, то есть святой, и он тут же заговорил. После чего отправила Хельги за волшебным мечом, принесшим ему славу. Но основная работа валькирий все же заключалась в сортировке мёртвых.
После битвы весь этот женский батальон отправлялся выбирать тех, кто достоин отправиться в Валгаллу, в Зал славы. Отсев был простым: те, кто погиб, сжав в руках оружие, — достоин, кто выронил — нет. Ну и само собой лучшая смерть — когда противники сошлись лицом к лицу. Умершие после болезни или в случайной стычке, не в бою, валькирий не интересовали. Не интересовали они и Одина.

Страшный сон

Но как-то случилась в Вальгалле большая беда. У Одина и Фригг был красавец-сын по имени Бальдр. Совсем ещё молодой. И вдруг ему стали сниться страшные сны, будто погибнет он от руки собственного слепого брата Хёда. Один посоветовался с колдуньей, а та вздохнула: сны сбудутся. Тогда Фригг взяла клятву со всего живого и неживого, что никто и ничто не причинит её сыну вреда. Не успела она только поговорить с омелой. Паршивец Локи про это узнал и сделал из омелы стрелу. А когда Хёд и Бальдр шутливо ссорились, подговорил Хёда выстрелить в Бальдра. И стрела пробила тому сердце. Боги были в ужасе. Во-первых, оживить Бальдра не удалось. Во-вторых, он по правилам, установленным самим Одином, никак не попадал в Вальгаллу. Что делать? Стали готовиться к похоронам. Сложили костёр, поместили Бальдра в погребальную ладью, рядом с ним положили умершую от горя жену и сожгли. И отправился Бальдр в загробный мир, который не был ни Вальгаллой, ни Фольквангром, а лежал по ту сторону мрачной реки, где жили великаны и прочая нечисть. Мир этот назывался Хель.
В него попадали не только отъявленные мерзавцы, но и те несчастные, которые умерли от болезни или в результате случайности. В надежде вернуть Бальдра и воскресить его Один послал в Хель к его владычице своего гонца. Та вошла в положение Одина, пообещала, что, если его будут оплакивать все живые существа, Бальдр сможет вернуться живым и невредимым. Однако старая великанша Токк (то есть «благодарность») оплакивала его «сухими слезами». И Хель отказалась отпустить Бальдра в мир живых. Одину ничего не оставалось, как смириться. Но после этого он смягчил условия отправки мёртвых в Вальгаллу. Достаточно в час смерти нанести удар копьём, и это будет равносильно смерти в бою.
Воспользоваться этим решением пришлось и ему самому. Один умер от болезни. Но он не отправился в мрачный и страшный Хель. Один получил милосердный удар копьём и, конечно, отправился в Вальгаллу.

Журнал: Загадки истории №8, февраль 2021 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Оксана Сотникова

Метки: Загадки истории, религия, Скандинавия, иномирье, боги, викинги, Рай, Один, Вальгалла





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —