Легенда о Кудиат-эль-Сабуне

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Фрагмент книги «История морских разбойников», которую написал немецкий литератор и историк 18-го века Иоганн Вильгельм фон Архенгольц. Собственно — красивая арабская легенда из Алжира, позже лёгшая в основу «Сказки о Золотом петушке» А.С. Пушкина. Но, вот, зачем надо было воровать текст, переписывая его своими словами и подписывая свои именем — не очень ясно…

Легенда о Кудиат-эль-Сабуне
Неподалёку от Алжира — столицы государства с таким же названием — есть странная местность. По ночам там, посреди скалистой пустыни, случайные путники слышат чарующий женский голос, поющий под мелодичную музыку. Иным и вовсе довелось видеть сквозь расщелины в скалах просторный подземный дворец с фонтанами и многочисленными украшениями. Приглядевшись, можно различить восседающего на подушках таинственного старца, вокруг которого под пение красивой молодой женщины кружатся прелестные танцовщицы. На протяжении многих столетий путники пытаются отыскать вход в этот дворец, но всё напрасно.

Паша и его маг

На границе Средних веков и Нового времени Алжир был одним из городов так называемого пиратского побережья, откуда североафриканские разбойники отправлялись в свои дерзкие рейды по Средиземному морю. В середине XVI века городом какое-то время правил Эль-Хаджи-Мехеми, старый янычар, когда-то храбро сражавшийся с мальтийскими рыцарями. Несмотря на то, что он повелел укрепить старинные форты, прикрывающие подходы к Алжиру, арабские племена часто нападали на город и с богатой добычей уходили к себе в горы.
Но однажды в городе появился седобородый старец — астролог и каббалист, назвавшийся именем Ибрагим-бен-Абу-Агиб. Несмотря на почтенный возраст, в Алжир он пришёл пешком, опираясь на испещрённый таинственными иероглифами страннический посох. Говорили, что Ибрагим родился ещё во времена пророка Мухаммеда, и с тех пор, уединившись у берегов Нила, провёл много лет, углублённый в изучение каббалистических наук, и мемфисские жрецы посвятили его в свои таинства. Кроме прочих чудесных способностей ему приписывали дар продлевать человеческую жизнь. Такой человек был принят во дворце Эль-Хаджи-Мехеми как нельзя лучше. Владыка города предложил таинственному гостю покои в своём Дженинском дворце, но тот предпочёл уединение в дикой пещере, высеченной в горе Кудиат-эль-Сабун.
Искусные мастеровые увеличили пещеру и украсили её стены изысканной резьбой. Эль-Хаджи-Мехеми порой посещал пустынника в его пещере. Однажды правитель Алжира больше обычного жаловался на зависть врагов и беспрерывные нападения, опустошающие окрестности его города. И тогда Ибрагим рассказал ему о виданном когда-то в египетском городе Борза чудесном золотом петушке. Петушок этот восседал на вершине башни и начинал петь, когда к городу приближались враги. Старец брался сделать для Мехеми такой же чудесный механизм, и даже лучше.

Чудесная башня

По плану Ибрагима на Кудиат-эль-Сабуне воздвигли башню, для постройки которой из Египта привозили дорогой материал. На вершине башни находилась круглая зала, откуда открывался взор на всю Алжирскую область, равнину и море. К каждому окну приделали бронзовую пластину, на которой была закреплена картина из дерева, изображающая небольшой отряд пеших и конных воинов. Возле каждой пластины лежало небольшое копьё, испещренное халдейскими буквами. А на куполе башни красовался флюгер из чистого серебра, изображавший всадника в полном вооружении и с копьём в руках. Благодаря чарам Ибрагима этот всадник сам собой поворачивался в ту сторону, откуда городу угрожала опасность, и тогда копьё его опускалось. Когда же царил мир, всадник держал копьё остриём вверх и оставался неподвижным, обратившись лицом к Алжиру.
Но всадник-флюгер не был главным чудом башни. Самым удивительным было то, что для отражения нападений врага Эль-Хаджи-Мехеми не посылал больше своих всадников. Всякий раз, когда арабы или кабилы, пройдя через горы, начинали втягиваться в окружающую город долину, владыка Алжира поднимался в залу на вершине башни. И всякий раз он видел, что фигурки воинов на бронзовой доске у окна, направленного в ту же сторону, куда повернулся серебряный всадник, приходили в движение и издавали звуки, подобные гудению пчелиного роя. Если прислушаться, в них можно было различить тихий звук труб, бряцание оружия и ржание коней. Паша, как научил его Ибрагим, брал в руки маленькое копьё с халдейскими письменами и начинал поражать им деревянных всадников. В ту же минуту настоящих врагов охватывала паника, и они торопились повернуть своих коней и умчаться прочь.
Победы эти давались столь легко и вокруг Алжира воцарились такие сказочные мир и спокойствие, что Мехеми пожелал как можно щедрее облагодетельствовать старого астролога и каббалиста и осыпать его сокровищами. Но маг отвечал:
— Оставь у себя сокровища свои, желания человека моих лет очень ограниченны. Дай мне только небольшую сумму, необходимую на незначительное увеличение моего скромного убежища, и все желания мои будут удовлетворены.
Так и было сделано. Лучшие мастера иссекли в граните несколько келий, сообщавшихся с пещерой старика, украсили их блестящими материями и роскошными диванами с горами самых мягких подушек и развесили в них серебряные и хрустальные лампады.
Но на этом причуды Ибрагима не закончились. Он попросил у казнохранителя о новой безделице — нескольких прелестных танцовщицах. Поскольку владыка Алжира был безгранично благодарен магу за царившие вокруг города мир и покой, Ибрагиму не отказали и в этом.

Дочь губернатора

Старый паша уже начинал было тяготиться своим бездействием, когда однажды всадник на флюгере вновь пришёл в движение, повернувшись в сторону Оранской дороги. Но каково же было удивление Мехеми, когда он застал воинов у обращённого к западу окна в совершенной неподвижности. Поражённый этой странностью, паша отправил отряд янычар для обозрения окрестностей по Оранской дороге. Отряд вернулся через трое суток. Янычары так нигде и не увидели блеска вражеского оружия, но нашли прелестную девушку, прикованную к скале у моря, и привезли её во дворец своего владыки. Девушка назвалась дочерью Оранского губернатора. Её отец якобы планировал совершить экспедицию против Алжира, и на это время он повелел отвезти свою дочь на родину, в Испанию. Но капитан корабля воспылал к девушке преступной страстью. Взбешённый оказанным ему сопротивлением, он повелел морякам приковать девушку к скале на пустынном берегу.
Трогательная жалоба и слёзы девушки растопили сердце старого янычара, но Ибрагим-бен-Абу-Агиб советовал опасаться — ведь за дочь губернатора себя может выдавать одна из тех северных волшебниц, что ловят в свои сети неосторожных. Более того, он попросил отдать красавицу ему, чтобы разобраться, не волшебница ли она. Но на сей раз Мехеми не пошёл навстречу своему другу и сказал, что девушка достойна того, чтобы стать фавориткой владыки Алжира.
Пока Эль-Хаджи-Мехеми осыпал дочь губернатора драгоценностями и тканями, устраивал для неё воинские поединки и беспрерывные пиршества, старый маг проводил дни в тягостной задумчивости в своей пещере. И вот однажды он явился во дворец к паше и поведал ему удивительную историю. Старец рассказал, что в дни своей молодости, когда ещё пас в пустыне двух верблюдов отца, он однажды уснул от усталости, а когда проснулся, то увидел перед собой огромный удивительный город. Несколько часов юный Ибрагим бродил по его пустынным улицам с богатыми домами и бесчисленными фонтанами, а когда вновь вышел за ворота, то город тот же час исчез. Старый дервиш объяснил ему, что то были сады Гирама. И вот теперь маг брался соорудить для алжирского паши и его фаворитки подобный садам Гирама незримый для окружающих дворец. За столь диковинную услугу он просил скромную награду — поклажу первого вьючного животного, что подойдёт ко дворцу.

Таинственное исчезновение

На сей раз старому Ибрагиму не понадобились даже работники. Духи, которыми он повелевал, доставили к Кудиат-эль-Сабуну нужные материалы и установили их на место. И вот в один из дней маг пришёл к владыке Алжира и возвестил, что тот может идти любоваться новым дворцом. Поутру в сопровождении немногих слуг и своей прекрасной пленницы паша отправился с Ибрагимом к чудесному зданию. Эль-Хаджи-Мехеми смотрел во все стороны, ежеминутно ожидая увидеть наружную стену и башни своего нового дворца. Однако горизонт был пуст. И тогда маг пояснил ему, что зачарованный дворец можно будет увидеть только тогда, когда они перешагнут порог здания.
Когда они подъехали к портику, сооружённому перед четырёхугольной башней, Ибрагим сказал:
— Вот талисманы-хранители выстроенного мной земного рая. Никакая земная сила, никакая магическая тайна не одолеет владыку этих мест.
Именно в это время прекрасная фаворитка владыки Алжира погнала вперёд своего мула и проехала под портиком. Это и были требуемые первое вьючное животное и его поклажа.
И тогда маг воскликнул:
— Прощай! Царствуй сколько хочешь, но не жди от меня больше ни помощи, ни совета! А я отправляюсь в самый дальний уголок моего приюта помышлять о людской неблагодарности за благодеяния.
Сказав это, он схватил одной рукой узду мула, на котором сидела дочь Оранского губернатора, другой ударил оземь жезлом и в мгновение ока исчез со всей своей добычей в развёрзшейся на мгновение пропасти, которая сомкнулась за магом, не оставив и следа.
Через некоторое время Эль-Хаджи-Мехеми отрядил работников, чтобы раскопать то место, где исчез старец. Но они не преуспели в этом начинании. То инструменты разбивались, то грунт осыпался, погребая под собой землекопов. С той поры никто так и не добился большего.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июль 2013 года
Рубрика: Миф и реальность
Автор: Валдис Пейпиньш

Метки: легенда, Тайны 20 века, подсказка, Пушкин, прообраз, дворец, Алжир, флюгер




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.