Невозможно предсказать, где и когда ударит молния. Если и вы так думаете, то приготовьтесь восхититься нашей прозорливостью; в следующий раз молнии пронзят небо Венесуэлы — там, где река Кататумбо впадает в озеро Маракайбо! Наша уверенность зиждется на научно подтверждённых, но при этом необъясненных данных: по оценкам НАСА, из 100 электрических разрядов, пронзающих Землю каждую секунду, один приходится на Кататумбо…

Фото: молнии Кататумбо в Венесуэле, интересные факты

Огненный феномен

Озеро Маракайбо, соединяющееся на севере с Венесуэльским заливом Карибского моря, является самым возрастным и самым большим во всей Южной Америке: его площадь составляет 13 210 квадратных километров. Но прославилось оно вовсе не размерами и древностью, а молниями, которые 160 дней в году вспыхивают после полуночи там, где в Маракайбо впадает река Кататумбо. Огненные зигзаги «рисуют» на небосклоне необыкновенно красивую, но немного зловещую картину. Молнии бьют практически непрерывно: интервал между вспышками составляет примерно 2 секунды. Потому это уникальное природное явление и называют «вечный шторм»: в течение часа в небе появляется порядка 260 огненных стрел. При этом небесный пожар возникает и продолжается в полной тишине — в отсутствие привычных для грозы раскатов грома или дождя. Хотя не исключено, что звук просто не слышен на земле, ведь грандиозное «пиротехническое» шоу разворачивается на высоте от 5 до 10 километров. Да и сам «фейерверк» почти никогда не достигает земли. Оно и к лучшему: каждый из разрядов очень мощный — до 400 тысяч ампер. А если учесть, что за год таких разрядов набегает примерно 1,2 миллиона, то, опустись гроза чуть ниже, катастрофы было бы не избежать.
Огненное шоу, продолжающееся около 10 часов, можно увидеть за 400 километров. Неслучайно моряки с давних времён называли молнии Кататумбо маяком Маракайбо, или маяком Кататумбо. На протяжении многих веков этот маяк помогал им ориентироваться в ночное время. Иногда небесный шторм видят даже те, кто живёт на острове Аруба, находящемся в 500 километрах от озера Маракайбо.
Его не спутать ни с чем. В том числе и из-за цвета молний, имеющих красноватые и оранжевые оттенки. По мнению некоторых исследователей, это связано с уникальными химическими соединениями, содержащимися в местном воздухе.

Да будет свет

О небесном шторме местные жители знали с давних времён. Доказательство тому — само название реки: Кататумбо в переводе с языка индейцев вари означает «бог грома». Да и объясняли это удивительное явление аборигены по-своему. По их мнению, небо освещалось множеством светлячков, которые собирались вместе, чтобы выразить почтение богам, создавшим этот мир. А индейцы племени юкпас верили, что молнии — это души умерших, посылающие вести живым.
Впервые молнии Кататумбо описал не натуралист, не физик, не биолог, а… испанский драматург — Лопе де Вега в 1598 году в своей эпической поэме «Песнь о драконе». Суть «Песни» в следующем. Однажды Фрэнсис Дрейк — британский вице-адмирал, пират и заклятый враг испанского короля Филиппа II — решил захватить город Маракайбо, собираясь сделать это под покровом ночи. Но полуночные молнии не дали ему осуществить коварный план. Они осветили всю округу, и диверсанты были обнаружены и обезврежены.
В другой раз молнии спасли не один город, а всю страну. В 1823 году, во время войны за независимость Венесуэлы, её главное событие, повлиявшее на исход противостояния, состоялось как раз на озере Маракайбо. Испанский флот намеревался ночью атаковать корабли венесуэльцев. Мо природный маяк Кататумбо осветил вражеский флот, и неожиданной атаки не получилось. Испанцы проиграли бой, а Венесуэла получила независимость. В память об этом событии, благодарные жители штата Сулиа поместили изображение молнии на гербе и флаге. Молниям Кататумбо посвящено даже несколько строк в национальном гимне.

Всё дело в болоте?

Природа молний Кататумбо до сих пор не имеет чёткого объяснения, а потому продолжает будоражить умы научного сообщества. До того как в Южную Америку пришли испанцы, небесный шторм интересовал людей лишь как красивое необычное зрелище. Средневековые европейские учёные хоть и заинтересовались венесуэльским феноменом, но растолковать, что к чему, конечно же, не смогли.
Первую попытку описать феномен предпринял исследователь Александр фон Гумбольдт в своём труде «Путешествие в равноденственные области Нового Света в 1799-1804 годах». Он назвал молнии электрическими непрерывными вспышками, похожими на фосфоресцирующее свечение. Примерно тогда же итальянский учёный Агустин Кодацци написал, что молнии как бы выходят из глубины реки.
Более или менее приемлемую гипотезу выдвинул в 1911 году натуралист Мельчор Браво Сентено. Согласно ей причину небесного шторма следует искать в особенностях местного рельефа — это он так необычно взаимодействует с ветром и теплом, что рождаются молнии. Дело в том, что с Карибского моря, со стороны, свободной от гор, сюда приходит тёплый и влажный воздух, причём это низкие воздушные потоки. Здесь они пересекаются с холодным воздухом Анд, и образуются вихри, которые провоцируют грозы.
Позже исследователи выдвигали свои версии, но гипотезу Сентено никто из них так и не опровёрг. Мало того, их изыскания базируются именно на ней.
С 1966 по 1970 год венесуэлец русского происхождения Андрей Завротский из Андского университета, организовав три научные экспедиции к реке Кататумбо, выяснил: существует три эпицентра молний. Первый — в болоте национального парка «Хуан Мануэль де Агуас», второй — в Кларас Агуас Не-грас и третий — в местечке к западу от озера.. Стоит оговориться, что в ту пору самая популярная гипотеза объясняла причины возникновения молний испарениями нефти. Но изыскания Завротского опровергли это предположение. Ни в одном из названных им эпицентров нефти не обнаружили. Тогда учёный выдвинул свою версию: болота содержат уран, который, попадая в атмосферу, образует молнии,

Газ для вечного шторма

Однако следующий же исследователь — Нельсон Фалькон — частично опровёрг вывод Завротского. Да, сказал он, причину нужно искать в болотах, но только не в уране. По мнению Фалькона, река Кататумбо, протекая через заболоченную местность, вымывает органику. В процессе её разложения образуются большие скопления ионизированного метана. А величественные Анды, стоящие стеной, не позволяют ветрам раздуть испарения метана в разные стороны. Потому-то они, поднимаясь вертикально вверх на огромную высоту в виде облаков, становятся подпиткой для молний. Фалькон даже создал компьютерную модель, иллюстрирующую микрофизику вечного шторма Кататумбо, Его вывод о том, что причиной происходящего является метан, подтвердился.
Однако рано бросать чепчики в воздух: не всё так просто. На нашей планете есть немало мест, где в воздухе содержится гораздо больше метана, чем над озером Маракайбо. Тем не менее явления, подобного молниям Кататумбо, не наблюдается более нигде. Так что научные изыскания в этом направлении продолжаются.
А пока суд да дело, власти Венесуэлы в 2005 году объявили молнии Кататумбо объектом природного наследия штата Сулиа и добились того, чтобы небесный шторм был внесён в предварительный Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Такой чести не удостаивалось ещё ни одно природное явление. Кстати, за частоту ударов молнии Кататумбо уже заняли своё место в Книге рекордов Гиннесса…

Журнал: Ступени Оракула №5, май 2019 года
Рубрика: Тайны природы
Автор: Галина Белышева



Исторический сайт Багира, история — официальный архив — 2010-2019