Симбиоз в животном мире

«То, что люди обыкновенно называют дружбой, в сущности, только союз, цель которого — обоюдное сохранение выгод и обмен добрыми услугами; самая бескорыстная дружба — не что иное, как сделка, при которой наше самолюбие всегда рассчитывает что-нибудь выиграть» (Ларошфуко).

Фото: симбиоз рака и актинии — интересные факты

Цербер у входа

Возможно, в отношении людей французский писатель, придворный щёголь и фрондер ошибался. Но если его афоризм отнести к животному царству, то тут, скорее всего, исключений не будет.
Самый распространённый пример взаимовыгодного сотрудничества в животном мире, подмеченный ещё Аристотелем, — это «дружба» между раком-отшельником и ядовитой актинией — двумя совершенно разными, как мы понимаем, видами.
Итак, рак-отшельник заводит себе раковину для постоянного местожительства. Он либо находит чей-то брошенный дом, либо вытряхивает оттуда более слабого обитателя. Следующий этап — поиск актинии. Актиния — очень ядовитое морское животное, имеющее только рот и щупальца и по этой причине крайне ограниченное в перемещении.
Зачем раку актиния? Он сажает её на свою новую раковину, неподалёку от входа, и таким образом защищается от врагов. А в чём состоит профит самой актинии? Она получает хорошее средство передвижения (рак-отшельник не стоит на месте, а бегает по всему дну), плюс к тому — остатки пищи, пролетающие мимо рачьего рта.
Если раку вздумается поменять раковину (к примеру, он из неё вырос), то свою личную актинию он захватит с собой и пересадит на новый дом.

Монгольские наездники

В бескрайних монгольских степях распространён грызун размером с белку. Местные жители зовут его имуран. В степи зверька очень трудно заметить — цвет его шкурки таков, что имуран практически сливается с поверхностью земли. Передвигается он очень быстро — скользит, как маленькая мохнатая змейка, в поисках пропитания.
У этого скромного степного жителя есть ещё одно имя, которое дословно переводится с монгольского как «скакун жаворонка-весельчака». А родилось это название по той простой причине, что у грызуна есть друг — жёлтый жаворонок. Заметив с высоты своего полёта скользящего по земле имурана, жаворонок ловко опускается ему на спину и, раскинув крылья, скачет на грызуне, как джигит на горячем скакуне.
Имурана такой всадник ни капли не смущает, наоборот — полностью устраивает, Во-первых, жаворонок в процессе скачки усердно выклевывает из его подшерстка паразитов. А во-вторых, с появлением в поле зрения жаворонка хищных птиц «весельчак» троекратным свистом предупреждает своего «коня» о приближающейся опасности, а уже потом скрывается сам.

Нахлебники

Всем хорошо известны акульи «нахлебники»: рыба-лоцман и рыба-прилипала — неизменные спутники океанской хищницы. Интересно, что оба этих представителя морского мира используют свою могучую покровительницу не в качестве защиты, а в первую очередь как… транспортное средство.
С прилипалой всё ясно: она, как это понятно из названия, элементарно, с помощью расположенной на спине присоски «прилипает» к акуле и спокойно путешествует вместе с ней.
Рыба-лоцман действует не так прямолинейно. Дело в том, что вокруг тела плывущей акулы создаётся слой трения, в котором вода движется примерно с той же скоростью и в том же направлении, что и сама хищница. Находясь в этом слое (а толщина его достигает 20 сантиметров), лоцман затрачивает на своё плавание гораздо меньше усилий, чем акула.

Зачем акуле лоцман?

Лоцман и прилипала используют свою зубастую покровительницу не только как бесплатное транспортное средство, но и как поставщика продуктов питания. Обеим рыбкам для прокорма хватает акульих объедков. Правда, справедливости ради надо заметить, что, попав в большую стаю «Объектов охоты», оба спутника хищницы отделяются от «патрона» и начинают охотиться самостоятельно. Но, насытившись, непременно вернутся обратно.
А что же сама акула? Ей-то какая польза от постоянно шныряющих вокруг прилипал и лоцманов?
Есть предположение, что прилипала помогает акуле избавляться от паразитов: и микроскопических организмов, и чудовищных ракообразных — изоподов. Все они обильно населяют жаберные щели, пасть и кожу акул.
С лоцманом сложнее, В древности считалось, что эта рыбка служит своеобразным наводчиком — направляет акулу к добыче. На первый взгляд так оно и есть — лоцман всегда держится чуть впереди акулы и первым устремляется к потенциальной жертве. Собственно поэтому акульего спутника и прозвали лоцманом. Однако учёные уже давно доказали, что акула сама прекрасно ориентируется в выборе добычи.

Одинокая рыба-труба

А вот с рыбой-трубой никто не «дружит». Её замечательно описал Жак Ив Кусто.
«Нашим самым верным морским компаньоном была трагикомическая рыба-труба, которая встречается в большом количестве около архипелага Зелёного Мыса, — пишет исследователь морских глубин. — У неё лошадиная голова и несоразмерно ма ленький хвост, соединённый длинной трубкой тела. Злополучная рыба-труба очень плохо приспособлена для движения. Бесполезный хвост и негибкое тело являются серьёзным минусом в её сложении, и рыбе приходится отчаянно работать плавниками, чтобы продвинуться назад или вперёд. При этом ей, по-видимому, безразлично, в каком положении плыть — горизонтальном, или вертикальном, или вниз головой. Часто из какой-нибудь расщелины в скале торчит до десятка этих жалких созданий — словно карандаши из стакана».

Общительный урод

Кусто обратил внимание, что если мимо вдруг проплывает более крупная рыба, то «труба» оставляет своих товарищей и устремляется ей навстречу. «Она пристраивается почти вплотную и силится не отстать, словно моля о дружбе. В этом жесте нет абсолютно ничего враждебного. Рыба-труба не вооружена ничем, что могло бы представить угрозу для других рыб её размеров. Не преследует она и цели урвать себе кусочек от чужого обеда».
К несчастью, бедную рыбку никто не привечает. Более крупный собрат равнодушно плывёт дальше, не обращая никакого внимания на смешную и нелепую рыбу-трубу.

Журнал: Тайны 20-го века №32, август 2011 года
Рубрика: Наши соседи по планете
Автор: Константин Фёдоров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —